Тюменские бани | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
15 ноября
2018  года
126
(4747)
Тюменские бани
 309
№ 105 (3607)
Автор:
Александр Иваненко

Начало в N 104.

Катя Христозова

Автор фото: Катя Христозова

Ниже по Банному логу располагались мелкие частные бани.

Там, где теперь у Банного лога начинается ул. Циолковского, стояли в начале XX в. баня и кузница Громова Никандра Карповича, одного из общественно активных тюменских мещан. Еще в 1913 г. улицу, идущую к его владениям (он и жил здесь же), назвали Громовской, при советской власти в 1922 г. ее переименовали в ул. Ворошиловскую — в честь Климента Ефремовича Ворошилова, а в 1957 г.

— в ул. Циолковского, теоретика освоения космоса. 15 апреля 1928 г. газета «Красное знамя» сообщила: «… под оврагом вытянулось длинное низкое здание бывших громовских бань, пустовавшее несколько лет. Бани переоборудуются под жилье рабочим . Крыша уже готова, вскоре дом на 6 квартир будет передан под жилье». Семь (не шесть —А.И.) тюменских семей отпраздновали новоселье в бывшей бане в июле 1928 года.

Как-то в очереди в поликлинику я оказался соседом с красивым стареющим человеком. Мы разговорились, и он признался, что происходит из рода Громовых, что он — внук того Громова, чьим именем называлась улица в старой Тюмени. Однако он совсем мало знал о своем предке, так как в годы его молодости было опасно сообщать знакомым о своем происхождении из прослойки состоятельных людей города. Так что, возможно, в Тюмени еще живут потомки одного из владельцев бани и кузницы у Банного лога.

Теперь верховья Банного лога засыпаны, выровнены с рельефом, внизу, где он спускался к Туре, лог застроен гаражами. Поперек бывшего лога поставлен длинный девятиэтажный дом по ул. Водников, 12, рядом — 17-этажный дом N 5 по этой же улице. Здесь еще лет 15 назад был переулок Банный лог, теперь его и след простыл — все застроено.

«ЛЕНИНСКАЯ БАНЯ»

25 мая 1928 г. газета «Красное знамя» опубликовала крошечное сообщение: «К постройке в Тюмени новых бань. Президиум Горсовета предложил коммунальному тресту к 1 августа составить смету и чертежи новых городских бань». С него и началась история «круглой бани», или, как называли ее в Тюмени, ленинской, хотя я считал, что ленинская «баня» — это заседание партийного комитета (парткома), где коммунисты прорабатывали (парили) друг друга без воды, пара и мыла — всухую. Это называлось — критика и самокритика.

1 июля газета сообщила о первых результатах работы:

«Новая баня в Тюмени. Горсоветом поручено горкомхозу и коммунтресту разработать вопрос о постройке в Тюмени новой коммунальной бани и составить на нее сметы и проекты. Специальной комиссией. проведены изыскания места, удобного по территории, техническим условиям и т.д. под застройку бани.

Таким местом признана усадьба. на углу Ленинской ул. против центральной амбулатории. Сейчас эту усадьбу занимает пивной склад Уралторга.

Вода, использованная баней, будет путем специально оборудованного окислительного аппарата обеззараживаться и спускаться в Городищенский лог. На постройку бани решено ходатайствовать отпуск банковской ссуды в сумме 340000 руб. Постройку бани намечено начать со следующего ремонтно-строительного сезона», то есть с весны 1929 года.

Очередное сообщение о проектируемой бане появилось 26 июля: «Комтрестом разработан проект новой бани в городе. Новая баня будет обладать пропускной способностью 500000 чел. в год. Строить баню предлагается на углу ул. Ленинской и Перекопского переулка. Проект представляется на рассмотрение Горсовета».

8 декабря 1928 г. в Тюмени решено построить вторую баню. Коммунальному тресту поручили составить проект ее сооружения, с тем, чтобы при ней была оборудована механическая прачечная с дезинфекционной камерой. В том году на постройку бани потратили ссуду комбанка в 80 тысяч рублей.

27 января 1929 г. опубликовано в газете интервью с техническим руководителем комтреста г. Тюмени товарищем Фуриным. Он сказал:

«Вопрос о постройке второй бани настолько назрел, что об этом говорится на каждом отчетном собрании Горсовета. Население г. Тюмени — около 60000 чел., пусть отсюда только 50 процентов населения будет пользоваться банями, и лишь 2 раза в месяц, и то потребуется пропустить в год 720000 чел. С пуском второй бани. нагрузка старой бани уменьшится, и, считая ее пропускную способность за 250 тыс. чел., на новую баню остается 500 тыс. чел. На этот пропуск новая баня и проектируется.

Строиться баня будет. на усадьбе бывших полковых казарм, находящихся на ул. Ленинской рядом с начальной (быв. Николаевской) школой. Выбор этого места вызван удобным расположением его для бани, дающим возможность обслужить Затюменский, Заречный и часть Центрального районов, оставляя на долю старой бани обслуживание пристанской части, района завода «Механик», кузницы и др.

Катя Христозова

Автор фото: Катя Христозова

Кроме того, эта усадьба пустует и находится вблизи Городищенского лога, в который можно будет спускать воды бани через специально устроенные фильтры, обеззараживающие воду. Постройка бани, прачечной и дезинфекционной камеры потребует затраты до 300 тыс. руб. Средства на это намечено изыскать: 60 процентов в форме ссуды, остальные — из местных средств, в частности — прибылей комтреста».

25 февраля газета сообщила: «Прибывает из Свердловска инженер для выбора места под новую баню. Проект бани в скором времени будет выполнен».

Однако у горожан были и другие, отличные от официальных, но вполне обоснованные мнения и возражения.

2 марта в газете опубликована большая статья врача Н. Русских «Где строить новую баню?». Он считал, что «строить баню в центре города с условием спуска отработанных вод в реку Туру выше города — нельзя».

Врач писал, что у нас уже есть один такой лог (Банный — А.И.) «куда спускаются воды теперешней бани и окрбольницы. Эти воды в свое время также предполагалось очищать, но уже около двух десятков лет они благополучно стекают в низину возле завода «НЭП» (между ул. Осипенко и Циолковского — А.И.), от которой на целый район разносится зловоние».

«Надо полагать, что то же самое случится с водами из предполагаемой постройки бани. Разница лишь та, что эти воды будут попадать выше города и на протяжении всего города отравлять воду в Туре. А это совсем плохо. Если бы баня была поставлена с приборами для очищения, обеззараживания использованной воды, то и в этом случае вряд ли допустимо баню ставить в центре города, так как процесс очистки вод сопряжен с массой газов и резких зловоний… Вопрос о постройке бани должен быть связан с вопросом о канализации. Мало подвести воду к бане, самое важное ее отвести, чтобы она в виде помой не приносила вреда окружающему населению.

Нельзя строить общественное здание в определенном месте только потому, что в него удобно заходить (центр города), надо прежде всего думать о тех сложных и неблагоприятных условиях, которые создает такое учреждение (заражение почвы, воды, реки, отравление воздуха газами и т.д.)».

Врач рекомендовал построить баню на восточной окраине Тюмени на бывшем таборе и даже далее.

Тем не менее, уже 6 марта газета опубликовала заметку с подзаголовком: «Район полковых казарм — подходящее место для постройки новой бани». «3 марта окружная специальная комиссия произвела осмотр места постройки новой бани во дворе бывших полковых казарм. Комиссия детально остановилась на вопросе спуска вод из новой бани с высказанными мнениями загрязнения воды в реке Туре и возможностью эпидемических заболеваний от употребления воды в зоне спуска из канализационного лога в реку.

В обсуждении этого вопроса приняли участие члены комиссии, прибывшие в Тюмень для обследования берега р. Туры. Та и другая комиссии высказались, что спуск банной воды в лог и попадание их в р. Туру при создании даже несложных отечественных приборов, не говоря уже о капельном очистителе и септяктане (что это такое, я не знаю — А.И.), не представляет никакой опасности в смысле загрязнения воды, так как по химической природе банная вода мало опасна, а опыт целого ряда городов, в т.ч. Москвы, говорит за то, что мыльные воды не бывали источниками загрязнения и заразы после их очистки через кальций».

Был обсужден вопрос о пропускной способности бани: решили уменьшить количество номеров до 12-15 и увеличить общую площадь. Сделать бани двух классов: дешевого и более дорогого. Добавить еще одну дезинфекционную камеру. Прачечная при бане должна была стирать не менее 45 пудов белья.

14 марта 1929 г. в газете высказал свое мнение другой врач -Виноградов. Он заявил: «Место под новую баню выбрано правильно». Виноградов разъяснил обстановку со второй баней: она пропускает 8250 чел. в неделю, или 33 тыс. в месяц. В очередях стоят люди по три-четыре часа и возвращаются из бани без бани. «При выборе места… необходимо иметь в виду, чтобы интересы населения были соблюдены, чтобы баня была построена в центре для наиболее заинтересованных районов: Городище, Затюменка, Заречье.»

Виноградов заявил: «Я не могу согласиться с предложением доктора Русских о постройке бани за таборным мостом на месте бывшего лагеря военнопленных. Вряд ли кто изъявит желание делать путешествие за город по тюменской грязи, по глухим улицам, при скудном освещении».

Далее доктор Виноградов писал, что недопустимо сточные банные воды спускать в Туру без очистки, их надо обязательно очищать и обезвреживать.

Таким образом, мнение доктора Нестора Николаевича Русских (1884 — 8.10.1982 гг.), выпускника Казанского университета, врача городской больницы Тюмени с 1911 г., организатора первой клинической лаборатории в городе, установившего в горбольнице первый рентгеновский аппарат, участника 1-й мировой войны, главного врача городской больницы в 1928 г., члена Общества врачей им. Пирогова, не было учтено. Против его мнения были заключения двух комиссий и высказывания коллеги Виноградова. Три мнения против одного победили.

Время показало, что доктор Русских как в воду глядел. В 1960-1970-е годы в Тюмени ходил такой анекдот. Где начинается река Тура? -На Урале, конечно. — Нет, это раньше было, а теперь река Тура начинается в Ленинской бане!

В те годы в Городищенский лог сливала мыльные воды не только круглая баня, но и другие — железнодорожная (рядом с вокзалом), по ул. Мира в пос. Калинина и та, что была на Полевой.

Это теперь в логу речка Тюменка несет некий разноцветный раствор, а тогда вода была серой, мыльной, и вдоль правого берега Туры мыльная струя тянулась почти до поселка Мыс. Все, как и предсказывал Нестор Русских, потому что банные воды, как следует, не очищались.

В конце 1929 г. — начале 1930 г. окружная газета «Красное знамя» так была сильно занята коллективизацией крестьянских хозяйств и первым «большевистским севом», что о бане забыла. И только 25 мая 1930 г. в обзоре о строительстве в городе Тюмени вскользь упомянула о ней:

«Постройка новой бани началась прошлым летом (в 1929 г. — А.И.). По сметам она должна быть законченной к концу 1930 года. Посмотрим, что на этой постройке сделано. Еще к 1 мая необходимо было закончить второе перекрытие в бане, сейчас же май на исходе, а закончено только первое перекрытие и производится работа по укладке фундамента под переборки. По смете на постройку бани требуется 1300 бочек цемента, получено же только 400 бочек.

Если в дальнейшем будет так же обстоять дело со стройматериалами, если администрация будет по-прежнему хладнокровно относиться к строительству, тогда о новой бане нужно будет забыть на долгое время. Требуются срочные меры».

Окончание следует.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: