Тюменские бани | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
15 ноября
2018  года
126
(4747)
Тюменские бани
 262
№ 106 (3608)
Автор:
Александр Иваненко

Окончание. Начало в NN 104, 105.

Катя Христозова

Здесь был Банный лог (теперь это улица Сургутская).
Автор фото: Катя Христозова

4 сентября 1930 г. тюменская газета сообщила: «Из-за недостатка некоторых стройматериалов приостановлено временно строительство новой бани».

В 1931 г. в газете о строительстве новой бани мне не удалось найти ни строчки (может, плохо смотрел), но в многостраничном номере «Красного знамени» за 5 сентября на 6-й странице — ура! — я нашел первый портрет «ленинской» бани и подпись: «1 сентября пущена в эксплуатацию новая коммунальная баня». Она имела точно такой же вид, как и теперь, только балкончик, обращенный на улицу, был закрытым, с окошком внизу, а выше крупными буква ми выведена надпись «БАНЯ».

Вообще-то, господа краеведы и архитекторы, если бы мы были более любопытны и своевременно читали тома «Земли Тюменской», издаваемые областным краеведческим музеем, то в выпуске N 20 за 2007 год нашли бы дату постройки бани — 1 сентября 1931 г. — в статье профессора ТГУ Валерия Михайловича Кружинова и его соавтора Соковой.

АВТОРА!

Кто же автор проекта круглой бани?

Мы уже упоминали, что коммунальному тресту горсовет предложил составить «смету и чертежи новых городских бань» к 1 августа 1928 г. 26 июля газета сообщила, что «комтрестом разработан проект новой бани». Видимо, в комтресте были грамотные специалисты для этого дела.

6 марта 1929 г. «Красное знамя» сообщила: «Прежние проекты бани, относящиеся к «трудам» небезызвестного «дельца», инженера Байкова, мягко выражаясь, признаны неудовлетворительными, и новый проект бани будет составлен в Свердловске опытной станцией к 15-му марта».

Что же произошло между 26 июля 1928 г. и 6 марта 1929-го?

В коммунтресте произошли жуткие события: нескольких инженеров арестовали, завели уголовное дело за пьянство, кутежи, развал работы и т.д. Байкова называли уже прохвостом, аферистом, жуликом. В конце 1929 г. прошел суд, где «байковщина» была осуждена, а несколько инженеров из комтреста посадили в исправдом (так тогда называли тюрьму).

26-27 декабря 1929 г. «Красное знамя» подробно описала процесс над «байковщиной».

Баню собирались возводить с началом строительного сезона 1929 г., то есть весной, а проекта не было. Байковский проект признали неудовлетворительным, а новый обещали сделать к 15 марта. Ничего себе обстановочка! Видимо, и Свердловская станция не справилась с заданием.

Ни в «Красном знамени», ни в сохранившихся скудных архивных документах мне не удалось найти сведений о мерах, предпринятых горсоветом Тюмени для поиска проекта бани, без которого строить было нельзя.

В «Пояснительной записке по коммунальному строительству г. Тюмени на 1929/1930 гг.» есть данные: «на постройку новой бани. кроме эскизных проектов, имеются рабочие чертежи». То есть, в 1929 г. все необходимое в горсовете имелось.

Остается предположить, что, попав в цейтнот с проектом бани, горкомхоз и горсовет предприняли энергичные шаги по поиску таких вариантов на стороне — в других городах страны. О том, что в Ленинграде имеются готовые проекты отличных бань, созданные группой местных архитекторов, тюменские власти могли узнать через своего инженера Михаила Васильевича Буркова, выпускника Петербургского строительного института, или студентов-практикантов этого вуза, проходивших практику в коммунхозе Тюмени, или через институт коммунального хозяйства в Москве, где были осведомлены о проектах общественных бань.

Таким образом, тюменские власти получили в свое распределение проект бани, разработанный ленинградскими архитекторами.

Архитекторы С.П. Заварихин и Б.А. Жученко в книге «Архитектура Тюмени» (2004 г.) дважды указывают, что автором проекта тюменской «круглой бани» по ул. Ленина следует считать А.С. Никольского (с. 210 и 279), который работал в соавторстве с В.М. Гальпериным, Н.Ф. Демковым, А.В. Крестиным. Они в 1926-1927 гг.

разработали три проекта общественных бань, которые были исполнены в 1927-1930 гг.. Один -в Ленинграде на ул. Карбышева, второй — там же (Ушановские бани «Гигант» возле Нарвской заставы), третий — у нас в Тюмени в 1929-1931 гг.

Александр Сергеевич Никольский (1884-1953 гг.) — один из архитекторов ленинградской школы конструктивизма, планировавший застройку Ленинграда в 1920-1950 годах. Он спроектировал стадион им. С.М. Кирова и ряд других спортивных объектов, а в 1951 г. стал лауреатом Государственной премии СССР.

БАНЯ — ПАМЯТНИК АРХИТЕКТУРЫ

Круглая баня — единственное в Тюмени и области сооружение, выполненное в архитектурном стиле, называемом конструктивизмом. Этим оно и интересно.

Конструктивизм — единственный стиль, разработанный советскими архитекторами и воплощенный ими в зданиях и сооружениях в 20-х — 30-х годах XX века. Основные особенности стиля заключались в сближении искусства с современным индустриальным бытом, экономном использовании материалов, в том числе железобетона.

В этом отношении круглая баня представляет собой особенно наглядный пример. Планировочная структура здания построена концентрически: топка находится в центре, от нее к периферии отходят отделения — парильное, за ним — моечное (мыльное), снаружи — раздельное. Все сооружение воплощает идею энергосбережения: ни одна калория тепла не потеряется, не покинет баню бесцельно, даром, а будет работать на обогрев.

Современные строители бань почему-то не используют идеи конструктивистов. Я, например, ежедневно прохожу мимо сауны в спорткомплексе, где в первый же год после ее постройки пришлось менять наружную стену: она рассыпалась из-за соседства с топкой и парилкой.

Возможно, наша круглая баня — единственное за Уралом сооружение, построенное в стиле конструктивизма. В Тюмени и области точно нет больше построек этого стиля.

И, как все единственное, баню надо сберечь для себя — горожан и потомков. К сожалению, люди, по долгу службы занимающиеся охраной и исследованием историко-культурного наследия нашей области, совершенно не популяризируют охраняемые объекты, молчат о них, не рассказывают в СМИ. Поэтому не только рядовые горожане, но и те, кто представляет власть в городе и области, ничего или почти ничего не знают о ценности ряда тюменских зданий.

Полагаю, что для многих для строителей круглая баня — ненужное старье, давно ждущее бульдозера. Занимает очень завидное место в городе. Тут бы вытянуть высотку аж под самое небо, чтоб с него денежки сыпались.

13 января 2006 г. комитет по охране и использованию объектов историко-культурного наследия Тюменской области своим приказом определил статус круглой бани как нового «выявленного объекта». В соответствии с законом N 73-ФЗ, такой объект (ему, кстати, присвоен порядковый номер 112) подлежит охране, а его внешний облик и внутреннее устройство не подлежат изменениям.

… Шли годы. Здание бани сдали некоему гражданину в аренду — в надежде, что он, совместив свои деньги с фантазией своей и архитекторов, сохранит памятник культурного наследия и будет его эффективно использовать. Однако энтузиазм арендатора погас. И баня стала для него, как чемодан без ручки. Пригласили некоего специалиста по проведению историко-культурной экспертизы, который дал официальное заключение о ценности здания. Результаты экспертизы не были опубликованы.

В результате в постановлении правительства области от 20.08.2012 г. круглая баня уже не включена в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ. Ранней весной 2013 г. в СМИ появились сообщения о намерении властей разрушить этот памятник архитектуры — единственный в Тюмени — и построить очередную автостоянку. Общественность была возмущена предстоящим сносом, инициативная группа написала письма губернатору В.В. Якушеву, председателю областной Думы С.Е. Корепанову, министру культуры РФ В.Р. Мединскому, председателю Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Г.И. Маланичевой.

Первым откликнулся на письмо губернатор. Владимир Владимирович сообщил, что судьба памятника архитектуры будет решаться с участием общественности Тюмени.

На этом пока история бани остановилась.

БАННО-ЦЕРКОВНЫЙ МИФ

В Тюмени очень распространен миф, связанный с круглой баней. Я не раз слышал его от экскурсоводов, о нем и в газетах не раз писали.

Будто бы в 1932 году, когда в ночь с 12 на 13 июня взорвали Благовещенский собор, его кирпичи использовали для строительства круглой бани. Рассказчики нередко добавляли: вот какие большевики — безбожники, из соборных кирпичей баню построили!

Если этот миф рассказывали при мне, то я резко возражал: неправда! И объяснял, что события расходятся во времени. Когда собор взорвали, баня была уже возведена. А построили ее из свежего кирпича, возможно, самого крупного тюменского завода «Труд».

Теперь мы, благодаря профессору Валерию Кружикову из ТюмГУ, точно знаем — баню сдали 1 сентября 1931 г. — за 10 месяцев до варварского разрушения собора. (Я, кстати, просмотрел подшивку газеты «Красное знамя» за 1931 год, надеясь найти репортаж об открытии бани с разрезанием красной ленты, но и намека на это событие не нашел. Только в январе 1932 г. в отчете секретаря горрайкома ВКП (б) на партконференции мимоходом упомянута «сдача в эксплуатацию» новой бани в ряду строительных успехов 1931 г.).

Нет ни слова в газете и о разрушении Благовещенского собора, об использовании его кирпича на какие-либо городские нужды.

Прошу городских экскурсоводов забыть банно-церковный миф и не засорять головы земляков и гостей ошибочной информацией.

СОВРЕМЕННЫЕ БАНИ

В 1960-1970-е годы, когда в Тюмени стало быстро прибывать население за счет приезжих из других краев и областей, построили бани на ул. Мира и на ул. Полевой. Издавна работала баня на Мысу, с середины 1950-х гг. -на ул. Энергетиков, с военных лет — баня железнодорожная, где проходили дезинфекцию все приезжавшие в Тюмень из Европейской России. По городам и селам тогда свирепствовал педикулез, и власти всерьез опасались эпидемии тифа, передаваемого вшами. Меры предосторожности оказались действенными, эпидемии тифа в Тюмени не было.

Многоэтажная застройка Тюмени началась с 1960-х годов, люди вселялись в квартиры с ваннами, но потребность в банях долго оставалась высокой. Попариться березовым веником были не прочь и те, кто жил в домах с ваннами.

В 1990-е годы в моду вошли финские бани — сауны. Их строили при каждом спорткомплексе, в частных коттеджах, некоторые заводы и теперь производят печи, баки и другое оборудование для бань. Продаются камни для банных печей. Многие тюменцы имеют персональные бани на дачных участках и в коттеджных поселках. Иногда строение начинается именно с бани — двухэтажной, похожей на дворец.

Увеличилось и количество общественных бань, принадлежащих акционерным обществам. На ул. Щербакова есть «Распутинские бани», названные в честь известного Григория Распутина, большого любителя русской бани. В таких банях создана роскошная обстановка, «европейское» обслуживание, а каждый час, проведенный в бане, стоит несколько сотен рублей.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: