X

Приглашение в тополиный мир

  • 17.06.11
  • Оксана Чечета
  • 79 просмотров

Не знаю, почему никто раньше не догадался открыть в Тюмени музей творчества наших писателей. Или хотя бы одного из них?

Виктория Ющенко

Владислав Крапивин на откытии выставки
Автор фото: Виктория Ющенко

Возможно, кто-то усомнится: дескать, что там показывать? Книжки? Старые фотографии? Печатную машинку?

Это интересно, когда речь идет о классиках, живших в позапрошлом веке, а портреты наших современников мы и на страницах прессы видим. Может и так. Но только не в случае с писателем Владиславом Крапивиным, чье творчество — легкое, парусное, тополиное! — давно «обросло» любопытнейшими вещественными принадлежностями, которые хочется и стоит рассматривать.

Какими именно, можно посмотреть, если зайти в литературно-краеведческий центр на улице Первомайской, где 15 июня открылся музей творчества писателя и заработала экспозиция «Славка с улицы Герцена».

Правда, сам Владислав Петрович слову «музей» удивился. Сказал, что музеи, как правило, возникают уже после смерти писателей. А, по-моему, даже логичнее, когда сам автор ведет экскурсию, показывает экспонаты (их, кстати, более сотни) и рассказывает о каждом историю, которую помнит только он. А теперь будем помнить еще и мы.

Было много споров о том, как именно должна выглядеть экспозиция: нужны ли ей дорогостоящие дизайнерские решения, специальное освещение? В итоге организаторы (сам писатель и сотрудники Центральной городской библиотечной системы) обошлись без дорогих приспособлений. И, как показала практика, правильно сделали. Без лоска получилось значительно душевнее, чем было бы с ним.

Экспозиция размещена в двух небольших залах цокольного этажа центра и разбита на три темы: Тюмень, Екатеринбург и Севастополь. Три главных города в жизни Крапивина.

То, что материалы собирались и распределялись по экспозиционному пространству с большой любовью — видно с первого взгляда. Даже при той толчее, что образовалась в залах во время открытия. Взгляд то и дело цепляется за предметы. За большого воздушного змея (теперь таких не мастерят), склеенного из старых газет и украшенного длинным мочалом, прикрепленным к каркасу. За книги из личной библиотеки Крапивина, которые писатель «оторвал от сердца», чтобы показать нам. За большущий самодельный глобус, который писатель вместе с мальчишками (они всегда ходили за Крапивиным хвостиком) разрисовал еще в 80-х годах. На нем — места действия его книг, фантастические материки и созвездия. Кстати, этот глобус Владислав Петрович потом описал в романе «Острова и капитаны».

Писатель рассказывал почти о каждой милой сердцу мелочи, а слушатели — мальчишки и девчонки, ученики гимназии N 1 — кажется, даже немного позавидовали крапивинскому детству без компьютеров и больших книжных магазинов.

— Мы в детстве жили, а не готовились жить, — рассказывал им Владислав Петрович. — И не было такой проблемы — придумать, чем бы заняться в летние каникулы. Дел было — выше крыши. У меня в соседних дворах были друзья-приятели. Мы ходили купаться на Туру, тогда река еще не была отгорожена бетонными и гранитными барьерами. Мы запускали воздушных змеев с крыш, играли на пустырях в футбол (мяч был самодельный), рыбачили, ходили в соседний лес, устраивали различные игры, делали из досок самокаты и гоняли по спускам.

Виктория Ющенко

«Что там – под стеклом?»
Автор фото: Виктория Ющенко

И, разумеется, были книги, которые заполняли все оставшееся время. Главная задача была — достать книгу. Достать, например, «Три мушкетера» казалось делом фантастическим и практически невыполнимым, потому что один или два экземпляра на город имелось в библиотеках. Добывали книги друг у друга, выпрашивали, а потом заваливались где-нибудь на сеновале с книжкой на целый день. Помню, как я в библиотеке увидел свежее, академическое полное издание «Приключения Гулливера». Как я его ухватил, так двое суток и лежал на тесовой крыше под солнышком и упивался этой радостью, потому что я раньше только слышал про такого «полного» Гулливера…

Гости задавали вопросы. Как маленький Крапивин играл с картой полушарий? Они с другом Павликом смастерили из бумаги каравеллу и отправили ее в плавание по карте, воображая себя капитанами и открывая новые земли. Кому адресованы книги писателя? Его аудитория — «от 4 до 89 лет», то есть от дошкольников до пенсионеров.

Кстати, вечером того же дня писатель встретился и со взрослыми своими читателями. Пришли даже первые выпускники отряда «Каравелла», которым Крапивин руководил более 30 лет. Оказалось, что в Тюмени сегодня живет 10 человек из отряда!

… — Приглашаем в тополиный мир Крапивина, — неслось из динамиков, установленных на улице перед литературно-краеведческим центром.

— А тополей-то в городе уже нет, — негромко пожалел кто-то из гостей в толпе.

И, правда, нет. Зато мир остался.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта