X

Рогатая сага

  • 7.07.11
  • Владислав Крапивин
  • 96 просмотров

Начало в N 117-118.

Евгении Стерлиговой

Джонни с друзьями встретили Самохина у кинотеатра
Автор фото: Евгении Стерлиговой

Тольку Самохина друзья повстречали у входа в летний кинотеатр.

Толька явно хотел снова попасть на фильм про викингов. Он не попал. Его прижали спиной к афишной тумбе, на которой красовалась разноцветная афиша. На афише Черный Ярл — бородатый и в шлеме с бычьими рогами — ловко раскидывал шипастой палицей дюжину врагов. Но Тольке от этого было не легче.

— Поговорим? — сказал Сережка.

— Четверо на одного? — сказал Толька.

— А разве это много? — язвительно спросила Вика. — Вас-то сколько было, когда плотину у двух малышей раздавили?

— Мы? Раздавили? — А не давили, да? — прищурился Джонни.

— Мы по ней только через ручей прошли! У нас на той стороне тактические занятия были! Мы что, знали, что она сломается?

— Думать надо было, — наставительно сказал Борька.

— Головой, — добавил Стасик. — А не дж… — хотел уточнить Джонни.

— Евгений! — воскликнула Вика тоном Веры Сергеевны.

— Я хотел сказать: не джестянкой с рогами.

— Ты мои рога не тронь, — мрачно сказал предводитель викингов.

— Можно и потрогать, — заметил Сережка.

— Четверо на одного?

— Не четверо, а пятеро!!! — взвился уязвленный в самое сердце Джонни. Только сейчас он понял, что Самохин не желает его даже считать.

Самохин прищурился:

— Воробышек! А я и не узнал сперва. Недавно был, как козявка, и вдруг стал длинный, как макарона… Все равно козявка.

— Вот как вделаю по уху!

— Макарона, — сказал викинг. — Вделай.

Джонни зажмурился и «вделал». Правда, не по уху, а ниже поясницы, растоптанной кроссовкой. И сам чуть не упал от усердия. Самохин потянулся к нему, но вмешалась Вика. Она ухватила из травы остатки дощатого ящика, в котором садовые рабочие носили рассаду. С маху нахлобучила на Самохина. Гнилое днище продавилось, встрепанная голова Самохина высунулась наружу. Он отплевывался, яростно сверкал глазами, но в таком положении явно не был способен к отпору.

Друзья повернулись и шеренгой зашагали прочь.

Самохину, наверно, хотелось зареветь. Но он не заревел. Он, часто дыша, сказал издали:

— Ну, увидимся еще! Не будет вам жизни теперь ни ночью, ни днем.

Стащил через голову ящик и швырнул вслед неприятелям.

Вика и мальчишки озабоченно молчали и не смотрели друг на друга.

— Вот что, люди, — заговорил, наконец, командир Сережка. — Давайте-ка топать на свою территорию. И поскорее.

Они укрылись во дворе.

— Ну, братцы, ждите гостей, — озабоченно предупредил Сережка. — Джонни, займи наблюдательный пост.

Джонни, путаясь в техасах, забрался на забор.

— Возьми яблочко, чтобы не скучать… — Вика выудила из пестрых складок яблоко и кинула Джонни. Тот начал жевать. И почти сразу известил:

— Во, маршируют!

Все влезли на перекладину.

Противник двигался в боевом порядке. Мерно колыхались копья и звякало железо.

— Красиво идут, черти, — со вздохом сказал Сережка. Наверное, завидовал, что нет у него такой могучей армии.

— Ну и красота! Понацепляли утильсырье… — откликнулась Вика.

Викинги приближались. Толька шел впереди. Рогатый чайник его вспыхивал на вечернем солнце. Справа и позади командира шагал верный адъютант Вовка Песков по прозвищу Пескарь. Он тоже был в чайнике, только не в блестящем, а в эмалированном. Крышки у чайника не было, и в круглом отверстии торчал белобрысый хохол.

Строй викингов остановился, нацелившись острием ромба на забор.

— Ну, чего расселись, как курицы? — глухо спросил Самохин из-под шлема. — Идите, побеседуем.

— Сено к корове не ходит, — сказал Сережка.

— Трусы, — заявил Толька. — Это вам не пятеро на одного.

Джонни гордо улыбнулся.

— И не шестнадцать на двух малышей, — сказала Вика.

— Пескарь, давай, — приказал Самохин.

Адъютант вышел из строя и приблизился к забору. Вытащил из-за щита свернутый в трубу кусок обоев, раскрутил и тонким голосом прочитал крупный текст:

— Объявляем вам всем смертельную войну до полной победы, чтоб не было вам нигде проходу!

— Все? — спросил Сережка. — Нет еще… А подлую малявку Джонни Воробьева по кличке Макарона поймаем отдельно, сдерем шкуру и повесим сушиться на солнышке!

— Нет у меня такого прозвища! — возмутился Джонни.

— Нет так будет! — сообщил из-под чайника Пескарь.

— Все теперь? — снова спросил Сережка.

— Все, — сказал Пескарь и нерешительно оглянулся на ярла.

— Тогда катись отсюда, — хмуро предложил Сережка.

— Сам катись, — ответил Пескарь, потому что приказа отступать не было.

Джонни деловито кинул недоеденное яблоко, целясь в неприкрытую макушку викинга. И попал. Оскорбленный Пескарь поднял копье, чтобы отомстить обидчику. Борька и Стасик ухватили копье за наконечник, дернули к себе. Пескарь не ожидал такого фокуса и выпустил оружие. Дорины тупым концом копья ударили Пескаря по щиту, и посол викингов шлепнулся на тротуар, раскидав худые, как циркуль, ноги.

Викинги склонили копья и ринулись к забору. Пятеро друзей, как парашютисты, посыпались вниз, во двор.

— Минуточку! — крикнула Вика и метнулась к бочке под водосточной трубой. Схватила стоявшее рядом ведерко, зачерпнула воду, кинулась обратно. Вода перехлестнула через забор. Послышались яростные крики, и викинги отступили. Вика снова уселась на шатком заборе.

— Эй вы, мелкий рогатый скот! — радовалась она. — Обезьяны в дырявых мисках! Получили? Мы вас всех переловим по одному, рога пообломаем!

— Уикто-ориа-а! — раздался позади возмущенный вопль. — Что ты говоришь! Сию же минуту ступай домой! Ты сведешь меня в могилу!

— Тебя не сведет даже всеобщая могилизация… — проворчала Вика и шумно упала с забора. — До завтра, мальчики. Сегодня меня весь вечер будут учить хорошим манерам.

Евгении Стерлиговой

Джонни с друзьями встретили Самохина у кинотеатра
Автор фото: Евгении Стерлиговой

— Держись, — откликнулся Сережка. — Утро вечера мудренее.

Утром приехавшие родители поздравляли именинника Джонни.

Мама целовала сына и расчесывала его золотистые локоны.

Вера Сергеевна хотела преподнести торт, но раздумала: «Нет, это вечером».

Папа вручил толстую книгу. — Вот тебе «Три мушкетера». Ты ведь давно хотел…

— Ура! — возликовал Джонни. — Буду каждый вечер до ночи читать!

— Я вот тебе покажу «до ночи»… — неуверенно пригрозила мама.

— Ты про этих мушкетеров смотрел массу всяких сериалов, — заметила уже из-за двери двоюродная сестрица Вера.

— Ха, сравнила! Книжка — это в тыщу раз интереснее!

— По-моему, девятилетним мальчикам рано читать такие толстые книги, — заявила Вера.

— Я сам читал в таком же возрасте, — возразил папа. — И до сих пор жив, тьфу-тьфу-тьфу… Облачайся, именинник в свой праздничный наряд. Теперь тебе не нужно дразнить ковбойским видом несчастную Веру…

— Женечка, а может быть, ты все-таки еще походишь в летний лагерь? — неуверенно спросила мама. — Там занятия, режим, регулярное питание…

— Джуть какая, — сказал Джонни из-под новой рубашки. Он надевал полученный в подарок новый наряд. Одежда была похожа на костюм юного яхтсмена: вышитые якоря, погончики и полоски на синих шортах и белой рубашке. И такая же ослепительно-белая пилотка с синими кантами. Джонни пристроил пилотку на локонах.

Мама вполголоса сказала папе: — Не понимаю, почему им так недовольна Вера. Вполне приличный ребенок…

— Да, — согласился папа. — Вполне. Или… почти вполне… Слушай, свет-Евгений, а чем ты будешь заниматься теперь, когда избавился от детско-лагерного ига? До осени еще далеко…

— Буду воевать с Черным Ялом, — известил Джонни родителей.

— С кем? Как воевать? Женя, подожди! — сразу запаниковала мама. Но изящный Джонни ускользнул из-под маминых рук, промчался вниз по лестнице со второго этажа и вылетел со двора на тротуар.

Праздничное настроение не усыпило Джоннину бдительность. За воротами он с видом разведчика оглянулся. Прислушался… Так и есть! Отдаленный рокот большого барабана доносился издалека сюда, на заросшую кленами тихую улицу. Джонни шагом индейского следопыта проследовал до угла, выглянул из-за дерева.

Викинги ступили на тропу войны и шагали посреди улицы, сверкая и бренча доспехами.

«Дзынь! Дзынь!..» — отмеряли ритм удары юного барабанщика в каске с пером.

Два благодушных милиционера у пивного киоска (похоже, что сменившиеся с дежурства) проводили строй рогатых воинов одобрительными взглядами.

— Красиво идут, — заметил один. — Видать, из Дворца школьников, — прихлебывая из банки, сказал другой. — Наверно, исторический кружок. Военно-патриотическое воспитание…

Викинги шли не просто так. Им нужна была цель. Их разведчики в некотором отдалении сопровождали боевой ромб, замирали в траве у заборов и в ветках тополей. Вот один из них поднес к губам мобильник.

— Ярл… Ярл… Не прерывая шествия во главе строя, Самохин сунул свой мобильник под край чайника-шлема.

— Ярл на связи… — Неизвестный противник у Жабьего пруда строит боевую галеру! Для нападения на наши береговые укрепления…

— Полк, слушай команду! — громко приказал Самохин. — Разворот по дуге и марш-бросок к пруду!..

На широком перекрестке викинги изменили маршрут, склонили копья и, не ломая строя, рысцой двинулись к пруду. Вслед им опасливо гавкали собаки.

Джонни не пошел за викингами. Он плюнул им вслед, сунул кулаки в бело-синие кармашки и зашагал к дому своих друзей.

Продолжение следует.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта