X

Рогатая сага

  • 8.07.11
  • Владислав Крапивин
  • 82 просмотров

Продолжение.

Начало в NN 117, 118, 119.

Одна из первых встреч автора сценария Владислава Крапивина с исполнителями главных ролей в фильме

«Галера» представляла собой сооружение из нескольких рассохшихся ящиков. Ее возводили четверо пацанят дошкольного возраста. Они укрепили посреди сооружения шест-мачту с флагом.

Появление викингов привело строителей в состояние столбняка.

— Руки вверх! — подал из-за щитов голос Пескарь.

Малыши послушно вскинули руки.

Самохин скомандовал: — Вражескую пиратскую галеру предать полному разрушению! Пленных обыскать и взять выкуп!.. Начинай!

Викинги разбили строй. Часть их кинулась на «корабль». Разлетелись ящики, повалилась мачта. Сиротливо покатился к воде штурвал, сделанный из велосипедного колеса… Другие «воины» согнали в кучку маленьких строителей (так и не опускавших руки).

— Стоять! Не дергаться. Шаг вправо, шаг влево — копьем по хребту!.. — Они деловито зашарили по ребячьим кармашкам, выуживая «сникерсы», орехи, монетки, солдатиков… Пескарь собирал добычу в снятую с одного из викингов шлем-кастрюлю.

Скоро разгром и обыск были закончены.

— Становись! — скомандовал Самохин. — Вражеский флаг забрать! Это военный трофей!..

Викинги привычно сошлись в ромбовидный строй, укрылись за щитами. Вскинули копья. Кто-то утянул по траве за щиты флаг «галеры». Пескарь пискляво предупредил малышей:

— Не вздумайте кому-нибудь пикнуть! Утопим всех вместе и поодиночке. На корм головастикам…

Ударил барабан, и строй викингов покинул «поле битвы». Экипаж разгромленного корабля потерянно смотрел вслед беспощадному противнику. Некоторые всхлипывали. И только самый храбрый подобрал из травы гнилой сук и беспомощно швырнул его вслед врагам…

Сережка, Дорины и Вика (уже не в пестром наряде, а в комбинезоне) сидели, как обычно, на крыльце и на поленнице. Джонни молча встал перед ними. Его непривычный парадный вид вызвал у друзей удивление и сдержанное одобрение.

— Ну, прямо ребенок из дома моделей, — заметил Сергей Волошин.

— Сам ребенок, — машинально огрызнулся Джонни.

— Значит, не пошел больше в лагерь? — догадался Борька.

— Уговаривали, — сказал Джонни. — Хотели, чтобы я туда до самой осени таскался. Я сказал, что фиг Джирно будет.

— Джонни, ты — адмирал, — вздохнула Вика. — Тебя, именинника, надо бы за уши потаскать, да я подступиться боюсь.

— Мы ему железного кота подарим, — пообещал Стасик.

— Не надо. У мамы аллергия на кошек, — отозвался Джонни.

— Тогда мы тебе подарим песню, — решил Сережка. — Специально сочинили.

И они запели, рассевшись на крыльце:

Жил отважный капитан —

Так поется в песне —

Он в старинном городке

Жил с друзьями вместе

И стремился всей душой

Он к далеким странам —

Это очень хорошо

И ничуть не странно.

«Под северным сиянием,

Под южными созвездьями

На корабле отчаянном

Весь шар земной объездим мы!» —

Так обещать не ленится

Наш славный Лаперуз,

Когда мы на поленнице

Садимся поутру…

Девятнадцать кошек в ряд

Сели на заборе,

Капитану говорят:

«Подрастешь ты вскоре.

И тогда придет пора

Отдавать швартовы.

Славный строится корабль —

Он почти готовый…

«Под северным сиянием,

Под южными созвездьями

На корабле отчаянном

Весь шар земной объездим мы!» —

Так обещать не ленится

Наш славный Лаперуз,

Когда мы на поленнице

Садимся поутру…

Девятнадцать воробьев

Голосят на ветке:

«Мама тебе парус шьет —

Шьет для кругосветки».

А друзья наперебой

Просят капитана:

«Не забудь нас всех с собой

Взять к далеким странам…»

«Под северным сиянием,

Под южными созвездьями

На корабле отчаянном

Весь шар земной объездим мы!» —

Так обещать не ленится

Наш славный Лаперуз,

Когда мы на поленнице

Садимся поутру…

Примечание автора. К сожалению, уверенный в непогрешимости своего таланта режиссер «обрубил» последний куплет (для «лаконичности») и самовольно изменил вторую половину припева. Без ведома автора. Он (автор то есть) обнаружил это дело уже в озвученном варианте. Сперва разозлился так, что хотел прекратить съемки. Потом плюнул…

Джонни выслушал песню с удовольствием, но затем хмуро сообщил:

— А эти, в железных мисках, сегодня опять маршируют. Не к добру…

— Они и вчера до ночи маршировали, — сказал Борька.

Сережка вздохнул. Это был вздох полководца без армии. Сережка сказал:

— Набрать бы человек двадцать, поставить бы впереди всех Джонни с барабаном… Дали бы мы этой рогатой банде!

— Может, на них вашего кота напустить? — спросил Джонни у Дориных.

— Мелковат, — сказал Борька.

— А если что-нибудь покрупнее смастерить? — оживилась Вика.

— Пушку? — спросил Борька.

Сразу же всем представилась пушка. Громадная, со стволом из фанерных труб, на лафете с могучими колесами от самосвала. Вот друзья вкладывают в нее заряд из гнилых арбузов, капустных кочанов и кабачков, сыплют в ствол всякий мусор, добавляют картечь из прошлогодней картошки. Сережка подносит к запальной части дымящийся факел. Джонни в своей ослепительной форме берет под козырек (то есть подносит ладонь к пилотке), потом машет рукой. Вика зажимает уши. Железный Меркурий прячется под крыльцо. Раздается оглушительный выстрел (ствол вздувается). Туча дыма возносится над двором. Гнилые «снаряды» сыплются на викингов — те ударяются в бега, прикрываясь щитами. «Артиллеристы» ликуют…

Но… Распахиваются в домах окна. Гневно кричат и грозят кулаками тетушки-соседки. Два милиционера у киоска забывают про пиво и рьяно дуют в свистки…

— Нет, за пушку влетит, — рассудительно заметил Джонни.

— Броневик бы склепать… — задумчиво произнес Стасик. — И на всем ходу на них: др-р-р-р!

Представляется броневик, сколоченный из досок и фанеры. Его венчает башня из железной бочки. Вращаются старые мотоциклетные колеса. Из люков прицельно смотрят Сережка, Дорины и Вика. Джонни стоит по пояс в бочке и жестом полководца указывает на перетрусивших викингов. Их строй пятится, теряя форму. Вика высовывает в передний люк наконечник шланга. Оглядывается на Джонни.

— Огонь! — командует тот. — То есть вода!

Струя бьет в щиты викингов, строй окончательно разбивается, неприятель пускается в бегство.

Но… Колеса броневика вязнут в луже, машина дергается и замирает на месте.

— Полный вперед! — негодующе кричит Джонни.

— А как вперед-то? — отзывается Стасик? — На каком ходу?..

Здесь начинались съемки уличных сцен фильма «Бегство рогатых викингов»

И ребята снова увидели себя на дворе.

— Да, на каком ходу? — отрезвил всех Борька. — Двигатель, где возьмешь?

— А на педалях? — неуверенно спросил Джонни.

— Много ты наездишь на педалях? — сказал Сережка. — Тебя в этом «броневике» как в мышеловке накроют.

… И вот пленный «броневик», опутанный веревками, накрытый драной волейбольной сеткой, викинги торжествующе волокут по дороге. Стучат копьями в деревянные бока, радостно бьют в барабан. Джонни пытается высунуть голову из башни, но получает сверху пыльным мешком. Полный разгром и уныние…

И снова они видят себя во дворе…

— Мы и так, как в мышеловке, — сказал Стасик. — На улицу не сунешься, чтоб футбол погонять.

— Вот в августе вернутся наши, тогда мы дадим жизни, — мечтательно сказала Вика.

— В августе! — возмутился Джонни. — А сейчас как воевать?

Настроение было неважное, и Вике захотелось поспорить:

— Вам, мальчишкам, только воевать да футбол гонять!

— А что делать? Взаперти сидеть?

— Не обязательно сидеть. Тыщу дел можно придумать, самых интересных!

— Не надо тыщу. Придумай одно, — попросил Сергей.

— Ну… ну и придумаю!.. Почему только война да война? Ну, Самохинские балбесы — это понятно. А у нас что? Такая же дурь в голове?

— А… какая? — неуверенно спросил Стасик.

— Да не такие же мы болваны! Вот вы с Борькой такого замечательного кота смастерили! И машинку мне починили. И… вообще! Добрые дела всегда полезнее войны! И интереснее…

— Это как когда. В джизни всякое бывает, — философски заметил Джонни.

Помолчали. — В «джизни», дорогой мой, сейчас не хватает добра, — сообщила Вика. — Отсюда все неприятности на планете…

— Они и раньше были, — заметил Джонни.

— А сейчас особенно, — сказала Вика. — Землю окружают всякие энергетические поля. — Если в них достаточно доброй энергии, тогда можно жить. А сейчас ее мало. Значит, надо добавлять…

— Хочешь спасти планету? — съехидничал Борька.

— Надорвешься, — сказал Стасик.

— Если все так будут рассуждать! — возмутилась Вика.- А надо не хныкать, а действовать!..

— Как? — спросил Сережка, который в глубине души всегда сочувствовал Вике.

— Да хоть как!.. Недавно старое кино показывали по каналу «Культура». Как у ребят была компания, и они всем людям делали хорошее. Не за деньги, а ради добра…

— Это про Тимура, что ли? — ехидно сказал Стасик. — Как они бабкам воду таскали? Нам, значит, тоже так?

— Ну и что? Рассыплешься? — буркнула Вика.

— Не рассыплемся, — ответил за брата Борька. — Только от нынешних бабок спасиба не дождешься. Сунешься к ним на двор, а там кобель здоровенный. Враз штаны оборвет.

— И у каждой толпа здоровенных родственников и детей. Это раньше были одинокие старушки, а сейчас…

— Есть одна бабушка, — вдруг сказал Джонни. — Она без никого живет. Ее бабкой Наташей зовут…

— Неподходящая бабка, — твердо сказал Сергей. — Ерунду ты выдумал, Джонни. Она ребят видеть не может.

— Кричит, что все мы бандиты, — заметила Вика.

— Ну… — нерешительно сказал Джонни. — Мы, наверно, сами виноваты…

— Мы?! — хором возмутились Дорины.

— Ну… то есть, наверно, я… В прошлом году нечаянно свой вертолет ей в огород пустил. И полез за ним… И там нечаянно два огурца сорвал…

— А она нечаянно тебе уши надрала, — обрадованно добавил Стасик.

— Нет, не успела. Только я от нее по парникам убегал, по стеклам…

— Понятно, почему она кричит, — сказала Вика.

— Я там все ноги изрезал, — огрызнулся Джонни.

— Нет, к этой бабке не сунешься, — сказал Борька.

Сережка молчал. Потом спросил задумчиво:

— А может, попробуем? Вдруг перевоспитаем бабку? Вот и будет капелька добра для человечества…

Продолжение следует.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта