X

Рогатая сага

  • 12.07.11
  • Владислав Крапивин
  • 63 просмотров

Продолжение.

Начало в NN 117-121.

Викинги

Было несколько секунд изумления и обалдения. Затем вся компания рванула со двора, едва не сбив Джонни…

Когда ребята ворвались в калитку, Липа готовилась к очередному штурму. Она дышала со свистом, словно внутри у нее работал дырявый насос. Рыла землю передним копытом и качала опущенными рогами. На рогах пламенели следы краски. Глаза у Липы тоже пламенели.

— М-мэу-ау, — хрипло сказала Липа и, наращивая скорость, устремилась к сараю.

Бах! Дверь крякнула. Внутри сарайчика что-то заскрежетало и ухнуло. С козырька крыши посыпался мусор. В курятнике скандально завопил петух. В глубине своего ящика нерешительно вякнул Родька.

— Красавица моя… — плаксиво сказала бабка Наташа, укрываясь за кадкой.

Коза гордо тряхнула бородой, встала на задние ноги, развернулась, как танцовщица, и бегом отправилась на исходную позицию. Там она снова ударила копытом и с ненавистью глянула на дверь.

Борька, срывая через голову рубашку, метнулся к взбесившейся козе. Коза метнулась к двери. Они сшиблись на полпути. Падая, Борька набросил рубашку Липе на рога. Клетчатый подол закрыл козью морду. Липа по инерции пробежала почти до сарая и остолбенело замерла.

— Мэ? — нерешительно спросила она.

Подскочила Вика и покрепче укутала рубашкой Липину голову.

Бабка Наташа выбралась из укрытия.

— Это что же? — спросила она со сдержанным упреком. — Значит, так оно и будет с нонешнего дня?

— А мы при чем? — огрызнулся Борька. Он ладонью растирал на голом боку кровоподтеки от Липиных рогов. — Дура бешеная! Больная, что ли?

— «Больная»! — обиделась бабка.

— Да сроду она не болела! Вот что! Сымайте-ка вашу дверь, мне коза дороже!

— Ну, и… — со злостью начал Борька, но Сережка одними губами произнес:

— Тихо… — и повернулся к бабке.

— Дверь снять недолго, — покладисто сказал он. — Только как вы без двери будете? Старая-то совсем рассыпалась. Украдут ведь козу, бабушка. Или сбежит.

Бабка открыла рот, чтобы обрушить на Сережку гром и молнии… и не обрушила. Потому что без двери, в самом деле как?

— Ироды, — плаксиво сказала она.

— Да вы не расстраивайтесь, бабушка, — начал убеждать Сережка. — Ну, разволновалась коза немножко. С непривычки. Бывает… А может быть, у козы вашей какая-нибудь испанская порода? Как у быков. Знаете, испанские быки на все такое яркое кидаются.

— Сам ты порода-урода! — опять взвилась бабка. — Значит, так и будет она кидаться?

— Да перекрасим дверь, — спокойно объяснил Сережка. — О чем разговор! В зеленый цвет перекрасим. Не будет она кидаться на зелень. Ведь на траву она не кидается.

Бабка Наташа нерешительно молчала. Видать, не знала, как теперь быть.

— А когда перекрасите?

— Ну, сперва пусть эта краска высохнет… А пока мы Липушку в овраге попасем, — сладко пообещал Сережка. — Раз уж так получилось… Главное, вы не беспокойтесь. Мы ей дверь показывать не будем. Уведем и приведем аккуратненько. Там и травка густая, сочная, не то что здесь…

Не снимая с козьей головы рубашку, Липу повели со двора (бабка потерянно смотрела вслед).

— Не бойся, — ласково говорил Сережка Липе. — Ты у нас умница…

Когда Липу вывели за калитку, ласковость пропала. Борька в сердцах саданул ей коленом в худые ребра.

— У, кляча испанская!

— Вот и нашлось дело. А боялись, что заскучаем, — ехидно заметила Вика.

— Зачем связались? — возмущенно спросил Стасик. — Ну и пускай разносит сарай! Мы-то при чем? — И он треснул Липу с другой стороны.

— Не тронь дживотное, — сердито сказал Джонни.

— А в овраге нас викинги живьем возьмут, — заметил Стасик. (Гул военного барабана снова доносился издалека.)

— Не возьмут. Мы за поворот уйдем, они туда не полезут в своих доспехах, — объяснил Сережка.

— Бригада козопасов, — сказала Вика и вздохнула. — Да еще зеленую краску теперь добывать надо. Предупреждаю: у меня нет.

— Зеленая подождет, — сказал Сережка. — Надо оранжевую. Осталась?

— А зачем?

— Осталась?

— Немножко, — сказала Вика. — А…

— Пока хватит немножко. А вообще… Фанера есть?

— Есть, — откликнулись Дорины.

— В чем дело, Сергей? — строго спросила Виктория.

Сережка зорко глянул по сторонам и шепотом сообщил:

— Викингам — капут…

… В тот же день Джонни появился в летнем лагере. Он пришел на площадку младшего отряда независимой походкой вольного человека. Бывшая Джоннина группа хором вздохнула, завидуя его свободе и ослепительной форме. А младшие окружили его.

— Ура, Джонни пришел!

— Джонни, ты нам почитаешь про Питера Пэна?

— Лучше про Робин Гуда!

— А Верка Лопатина опять Юрика Мячикова отлупила! Скажи ей!..

Вера Сергеевна сказала:

— Не понимаю, Воробьев, что тебе здесь нужно. Ты же заявил, что закончил отбывать свой срок.

— Пока еще нет, — многозначительно ответил Джонни.

Он поманил за собой малышей и отправился с ними к беседке в дальнем углу школьного двора. Там расселись, и Джонни спросил:

— Вы надежные люди?

— Да!.. — преданно выдохнули первоклассники и дошколята.

— Вот что, парни. Есть важное дело.

Малыши часто дышали от внимания и почтительности.

— Кто знает, что такое ремонт? — спросил Джонни.

— Это когда папка мотоцикл чинит, — сказал крошечный, как игрушка, Юрик Молчанов.

— Молодец, — сказал Джонни. — А еще?

— У нас был ремонт холодильника, — сообщил толстый Мишка Панин. — Только это плохой ремонт, потому что холодильник все равно не работает.

Коза Алиса (она же – Липа).

Два голоса вместе сказали: — А еще бывает ремонт телевизора. Когда он мигает и крякает…

— Правильно, — терпеливо согласился Джонни.

— А у нас дома везде ремонт, — раздался голос у него за спиной. Джонни обернулся, как охотник, услышавший зверя.

— И пол красят?

— Ага, — ответил стриженый малыш Дима.

— Вот! Это самое главное! — торжественно объявил Джонни. — Нам такой ремонт и нужен. Там, где есть оранжевая краска.

— Какая? — спросил Юрик Молчанов.

— О-ран-жевая. Ну, которой полы красят… Но не всякая, а вот, как штаны у Димки.

Все с уважением посмотрели на Димкин комбинезон апельсинового цвета (а Димка загордился).

— У нас есть такая!

— И у нас! — раздались голоса.

— А я разведаю у соседей. Они крыльцо мазали…

— Приносите утром, — велел Джонни. — Каждый по банке. И спрячьте за досками у забора… Ну, вы знаете где.

— Ага. А зачем? — спросил Мишка Панин.

— Потом скажу. Пока военная тайна. Если проболтаюсь, за язык повесят, — серьезно ответил Джонни. — И вы помалкивайте.

Малыши встали навытяжку.

— Есть, — шепотом сказал Мишка.

На следующее утро младшая ребятня несла в сумочках и авоськах стеклянные банки с оранжевыми подтеками. И всякие другие посудинки (тоже со следами краски на боках). Мама Юрика Молчанова на ходу подозрительно спрашивала сына:

— Скажи на милость, зачем вам эта краска?

— Джонни велел принести…

— Но зачем? Вы и сами не знаете?

— Джонни знает. Он всегда все знает…

— А знает ли Вера Сергеевна?

— Мама, смотри! — ушел от опасной темы Юрик. — Вон как шагают! Это викинги! Как в кино…

Построенные ромбом викинги, как и раньше, грозно топали посреди улицы. Гудел барабан…

— Какая-то хулиганская игра, — сказала мама. — Не вздумай связываться с этими мальчишками…

В заросшем углу школьной территории, где лежал штабель досок, по одному и по двое-трое проявлялись Джоннины «агенты». Укрываясь в высокой траве, оглядываясь и приседая, они подбирались к доскам и прятали там посудинки с краской. Потом так же украдкой исчезали. Когда исчез последний, через забор перелетело эмалированное ведерко. Следом легко перенесся Джонни — в своем «адмиральском» парадном костюмчике (который теперь уже не был чересчур парадным). Тоже оглядываясь и приседая, начал он извлекать принесенные малышами банки и переливать краску в ведерко (иногда роняя капли на сандалии и вытирая пальцы о траву).

Выпрямился. Прислушался. Барабан викингов гудел в отдалении. Джонни вытащил из-под досок две тяжелые малярные кисти, подбросил их в ладонях, как ручные гранаты…

На окруженной заборами и кустами лужайке несколько мальчишек лет семи устраивали «стадион»: воткнули в землю две жерди и привязывали к ним поперечную рейку — верхнюю перекладину футбольных ворот — для этого одному пришлось сесть на плечи другого. Остальные ребята (один — с мячом под мышкой) стояли рядом, «на подхвате»… И вдруг все заглядывались. Было от чего — послышались ритмичные шаги и барабанный гул.

— Тревога! Линяем, ребята, — сказал тот, что с мячом. Поймали на руки того, кто сидел на плечах, и бросились к забору. Там укрылись в зарослях бурьяна. В ту же минуту, опрокинув участок другого забора, вошел на поляну ромбический строй викингов. Он был похож на единый организм — молчаливый, безжалостный, подчиненный общей задаче.

— Ать-два, ать-два… — слышался из-за большущих щитов писклявый голос Пескаря.

Ромб викингов подмял недостроенные футбольные ворота, пересек поляну, опрокинул еще один участок хилого забора и вышел на улицу.

Шагающий впереди Самохин сунул под шлем-чайник мобильник.

— Внимание, разведка! Нет ли поблизости неприятеля и добычи?

В кроне высокого тополя раздвинулись ветки. Самохинский разведчик в развилке ствола повертел головой и радостно известил:

— Есть неприятель! И есть добыча! В Гончарном переулке появился вражеский Джонни Воробьев по кличке Макарона! Он тащит какое-то ведро!..

Продолжение следует.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта