X

Рогатая сага

  • 13.07.11
  • Владислав Крапивин
  • 83 просмотров

Продолжение.

Начало в NN 117-122.

Евгении Стерлиговой

Джонни окунул кисть в ведерко с краской
Автор фото: Евгении Стерлиговой

— Внимание!!! — взревел обрадованный ярл. — Впереди вражеский лазутчик!

— Внимание! — тонким голосом поддержал его адъютант Пескарь. — Впереди неприятельский Джонни по прозвищу Макарона!

Боевой барабан ухнул угрожающе. Копья вскинулись над головами. Самохин скомандовал:

— Полк, слушай боевую задачу! Изловить подлого Джонни Макарону, взять его в заложники и выведать все военные секреты!

— Ура! — рявкнули воодушевленные викинги.

Джонни заметил врагов и поднажал, стараясь успеть к своей калитке раньше викингов. Часто оглядывался. Оранжевые капли тянулись за ним по бугристому асфальту.

Рогатое войско тоже поднажало, переходя на тяжелую рысь.

— Ломайте строй — и бегом! — приказал ярл. Кто первый догонит подлую Макарону, получит именной щит!

— Ура-а!!!

Джонни побежал. Желтые волосы его развевались вокруг пилотки. На лице у Джонни вовсе не было испуга. Была хитрая мысль. И оглядывался он без паники — просто оценивал положение. Бежать, однако, было трудно, ведерко липким боком цеплялось за ногу.

И викингам было нелегко — им мешали щиты и копья. Кто-то цеплялся за них и даже падал.

— Вперед! Не отставать! — командовал Самохин.

— Не отставать! Вперед! — пискляво повторял Пескарь, подхватывая тяжелый щит.

Викинги постепенно опережали Джонни. Они обошли его с фланга, перерезали путь и, часто дыша, встали дугой. Нацелили на беглеца копья. Ухмылялись. Тому некуда было бежать. Он прижался спиной к доскам.

— Попался, — сказал Пескарь. Ощетинившиеся копьями викинги стали медленно надвигаться на Джонни.

— Попался, подлая Макарона, — сказал Самохин.

Джонни ухмыльнулся. Левым локтем двинул у себя за спиной, и там отошла доска. Джонни с ведерком гибко ускользнул в щель. Копья загалдевших викингов запоздало заколотили по забору.

Джонни оказался в проходе между заборами. Это был узкий, заросший лопухами коридор. Если бы Джонни развел руки, он коснулся бы того и другого забора. Проход вел к ручью, который журчал позади огородов. Джонни вошел в лопухи, повернулся и расставил перемазанные краской ноги. Выдернул из-за ремешка с морской пряжкой малярные кисти. Ведерко он поставил перед собой, а кисти взял, как гранаты.

Громыхая щитами и шлемами, полезли в проход викинги. Здесь им было не развернуться. Впереди оказались Самохин и Пескарь.

— Только суньтесь, коровы, — холодно сказал Джонни. И по самый корень окунул в ведерко кисть.

Это непонятное движение смутило суровых воинов. Они остановились.

— Сдавайся, — неуверенно сказал Пескарь.

Свободной рукой Джонни показал фигу. На столь возмутительный жест викинги ответили нестройными угрозами: «Щас ноги пообрываем!.. Разрисуем, как матрешку!.. Шашлык сделаем!.. Ребята, давайте его шкуру — на барабан!..» Но не двинулись и замолчали. Краска падала с кисти, и ее тяжелые капли в тишине щелкали по лопухам.

— А ну, положи свою мазилку, — устрашающим голосом сказал Самохин.

Джонни дерзко хмыкнул. — Взять шпиона! — приказал Толька. Склонил копье и сам двинулся на противника.

Джонни изогнулся и метнул кисть в щит предводителя.

Бамм! Фанера тяжело ухнула, и на ней расцвела оранжевая клякса величиной с кошку. Кисть рикошетом ушла в задние ряды и зацепила еще несколько щитов.

Евгении Стерлиговой

Перепачканные краской «викинги»
Автор фото: Евгении Стерлиговой

— Я так не играю, у меня рубаха нова я! — за вопи ли там.

— Молчать! Не отступать! — крикнул Самохин.

Джонни обмакнул вторую кисть.

— Джить надоело?

— Вперед! — скомандовал Самохин.

— Взять Макарону живой или мертвой!

Все еще послушные дисциплине, викинги опять склонили копья.

Бамм! Вторая кисть разукрасила щит Пескаря и щедро окропила других викингов. Некоторые жалобно заорали. Джонни, не теряя секунды, схватил с земли гнилую палку, перешиб о колено и оба конца макнул в краску. Палки полетели вслед за кистями. Викинги яростно взревели. Оставшийся без оружия Джонни подхватил ведерко и пустился к ручью. И опять не было на его хитром лице паники.

Путаясь в лопухах, цепляясь друг за друга копьями и рогами, викинги кинулись в погоню. Жажда мести подхлестывала их. Они падали, перелезали друг через друга, но все же догоняли Джонни.

Делая вид, что вынужден расстаться со своим грузом, Джонни оглянулся, плюнул и опустил в лопухи ведерко. И припустил с новой силой.

Неожиданный трофей на минуту задержал орущих викингов. Джонни оторвался от погони. Он, не снимая сандалий, перешел ручей, погрозил с того берега кулаком и уже не спеша пошел к своему двору.

Во дворе его ждали.

— Получилось? — нетерпеливо спросил Сережка.

— Джелезно, — сказал Джонни.

— Они на краску — как коты на сметану…

— Сейчас появятся… — сказал Борька Дорин.

Все легли животами на забор.

Викинги выбирались из прохода и смыкали ряды. К забору они подошли уже неприступным ромбом. Их щиты сверкали оранжевыми заплатами всех размеров.

— Вашего Джонни мы все равно поймаем, — сказал Толька, сдвигая на затылок чайник. — Оторвем ноги и приставим к ушам.

— Самохин, ты грабитель, — с достоинством ответил Сережка. — Вы не викинги, а мародеры. Такая банда — на одного второклассника! Краску отобрали!

— Он ее сам бросил! — возмутился Толька.

— Сам! — хором подтвердили викинги.

— Вы бы не лезли, я бы не бросил! Джулье! — вмешался Джонни.

— До тебя мы еще доберемся, — пообещал Пескарь.

— Он военный преступник! Потому что использовал запрещенное оружие, — заявил Самохин.

— Это не оружие! Я краску для ремонта насобирал! Чтобы пол покрасить в коридоре! — старательно возмутился Джонни.

— А покрасил нас! Теперь тебе не жить, — пообещал Пескарь.

— Отдавайте краску! — потребовала Вика.

— Да? А повидла из морковки не хотите? — язвительно спросил Толька. А услужливый Пескарь захохотал.

— Ну послушай, Толька, — сказал Сережка с неожиданным миролюбием. — Ну зачем вам эта краска? А Джонни она правда нужна.

Ему дома попадет…

Самохин не клюнул на это миролюбие.

— Сам виноват, — ответил он и нахлобучил чайник. — Зачем наши щиты заляпал? Думаешь, мы такие ляпанные ходить будем?

— А что будете? — с подозрительным нетерпением спросила Виктория.

Толька мстительно сказал из-под чайника:

— А вот этой вашей красочкой щиты и покроем. Чтоб пятен не было. Чтоб одинаковые были… А остаточек вернем Макароне, так и быть.

— Чтоб вы подавились этим остаточком! — с восторгом в душе воскликнула Вика. И друзья посыпались с забора, чтобы враг не заметил их ликования. Там внизу, зажимая ладонями рты, чтобы враг не услышал веселья, они пустились в ликующий танец, хлопая находчивого Джонни по плечам и показывая друг другу большие пальцы.

— Стоп! — остановил веселье Сережка. — А вдруг они передумают?

— Скоро узнаем, — пообещал Джонни. — Я пошлю разведчиков.

— Только чтобы не попались этим паразитам…

— Уикториа-а… — донесся издалека печальный вопль.

Разведчики — маленький Юрик Молчанов и упитанный Мишка Панин — подобрались к забору, окружавшему самохинский двор. Прильнули к щелкам.

— Ничего не видать, — пожаловался Мишка.

— Ну-ка, встань вот так… — Юрик заставил Мишку упереться в забор ладонями и легко вскочил ему на плечи. Встал на цыпочки, глянул через кромку забора.

— Ну?.. — нетерпеливо шевельнулся Мишка.

— Красят… — выдохнул Юрик.

На дворе шла работа. Самохин с командирским видом сидел на крыльце. Барабанщик отбивал (для трудолюбия) бодрый ритм. Под этот марш несколько человек дружно махали кистями, наносили оранжевый слой на прислоненные к поленнице фанерные щиты. Пескарь стоял сбоку от командира и дирижировал маршем, поматывая головой. Потом сказал слегка подхалимски:

— Вот будет красотища. А? — Эстетика, — значительно произнес Самохин. — Она важна для монолитности боевого строя…

— Ага… — согласился Пескарь.

— Только жалко, что долго будет сохнуть.

— Не больше суток. А мы отдохнем чуток. Заслужили. В боевой жизни нужны мирные передышки…

Поставленные на по краску викинг и продолжали мерно махать кистями.

А кое-кто был занят упражнениями с мечами и копьями.

Юрик прыгнул с Мишки.

Евгении Стерлиговой

«Щиты сверкали оранжевыми заплатами»
Автор фото: Евгении Стерлиговой

— Бежим…

Они примчались во двор к Джонни и его друзьям. Те глянули нетерпеливо. Мишка и Юрик встали по стойке смирно.

— Красят! — отрапортовал Юрик. — Барабанят и мажут! — уточнил Мишка.

— Молодцы! — сказал Джонни. — Объявляю благодарность. Можете гулять.

Разведчики повернулись «налево кругом» и ускакали со двора. А Вика, Сережка, Дорины и Джонни снова показали друг другу большие пальцы и пустились в пляс. Правда, ненадолго. Вика остановилась и ухватила Джонни за плечо.

— Ты, конечно, герой, но перемазался-то как! Бедный именинный костюм!.. Может быть, тебя хотя бы слегка почистить?

Джонни оглядел себя и «вернулся с неба на землю». Взлохматил желтую кудлатую голову.

— Дома почистят… И, наверно, не слегка…

Чистили его «не слегка». Джонни сидел в ванне, по плечи в мыльной пене, и мама мылила ему голову и шею.

— Ай! Щиплет! — Молчи, изверг! Сейчас еще не так защиплет. Скипидаром тебя…

— Лучше разбавителем масляной краски, — подала голос из комнаты Вера Сергеевна. В открытую дверь было видно, как она растягивает на руках и горестно разглядывает Джоннин бывший праздничный костюм. — Вот вам его свобода от школьно-лагерной жизни… Еще утром это была праздничная одежда…

— Евгений, ты чудовище, — сказала мама.

— Да, — согласился Джонни. — Зато мы провернули нынче знаешь какую операцию! Под названием «Оранжевый диверсант»!

— По-моему, пора провернуть другую, — сказала мама. — Под названием «Зеленая педагогика».

Джонни подозрительно глянул одним глазом из-под пены:

— Это как? — Это так. Пока ты здесь в купальном виде, Вера сходит на двор и принесет крапиву…

— С удовольствием! — оживилась двоюродная сестра.

— Что ты, мам, — слегка обеспокоился Джонни. — Это запрещено. Это нарушение этой… конвенции…

— Какой еще конвенции? — поинтересовалась мама, удваивая «оттирательные» усилия.

— Ай!.. Про права детства…

— А кто-нибудь помнит о правах измученных родителей? — горько спросила мама, отскребая краску с высунутой из пены ноги. — Не дергайся, наказанье мое… Господи, скоро ли в школу…

— Несчастная школа, — подала голос Вера Сергеевна.

Мама распахнула простыню.

— Вылезай… оранжевый мучитель… — Она укутала «мучителя» от пяток до шеи. — Имей в виду. Сегодня из дома больше ни ногой…

— Что ты, мама! Я не могу «ни ногой»! У нас сегодня важная тренировка!

— Силы небесные! Что еще за тренировка?

— Называется «Рогатая атака»!..

Продолжение следует.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта