X

«За рюмкой коньяка партию не создать»

  • 19.07.11
  • Александр Петрушин
  • 92 просмотров

19 июля 2001 года, 10 лет тому назад, ушел из жизни Константин Яковлевич Лагунов. Писатель, почетный гражданин города Тюмени. Еще не раз мы будем обращаться к творческому наследию нашего земляка. Ему до всего было дело. Сегодня, когда тема партийного строительства так актуальна, небезынтересно его мнение о перспективах молодежного движения в России.

Константин Лагунов

Как никто другой Константин Лагунов знает достоинства и недостатки Коммунистического союза молодежи — около двадцати лет работал в его структурных звеньях: от первички до республиканских организаций. Наша беседа, состоявшаяся еще в 1994 году, совпала с 70-летием Константина Яковлевича.

— Так ли уж необходима современной молодежи политическая организация?

— Если кто-то хочет что-то сделать или изменить общество, то да. Можно критиковать Ленина, но его лозунг «Дайте мне партию, и я переверну Россию» подтвердился. Как только он создал партию, так действительно — шестую часть земного шара перевернул. Почему? Потому что появились люди, объединенные одной идеей и готовые ради нее пожертвовать всем: чужими жизнями и своими. Вызывают такого человека: «Надо ехать туда …» — «Есть туда!», «Раскулачить!» — «Есть раскулачить!»

— Расстрелять?!

— Есть расстрелять! Сейчас мы эти явления осуждаем. Но вспомним историю человечества: все переломные события несли в себе мощный заряд фанатизма. Христианство, восстания рабов, крестовые походы… Все, что перевертывало мир, держалось на фанатизме.

Прежний комсомол был слепком с большевистской партии. Тот же корчагинский блеск: «сабельный поход и кронштадтский лед». Это 20-50-е годы и чуть позже. А потом… Комсомол первым из политических структур заразился духом коммерции. Дискотеки, строительство, туризм… ВЛКСМ постепенно превратился в «Гермес». А это значит, что нужны новые молодежные организации.

— Какие?

— Возврат к старому комсомолу, конечно, невозможен. Не надо его реанимировать. Как и прежнюю партию. Умер так умер. Сегодня призывы к социализму и коммунизму не привлекут молодых. Может быть, через много лет эти идеи вновь станут для других привлекательны. Может быть. А пока я создавал бы молодежные организации по цехам. Союз студенческой молодежи. Рабочей. Крестьянской. Союз молодой интеллигенции — актеры, писатели, музыканты, художники…

Когда комсомол и партия отошли от цеховых интересов, они растворились организационно. Представьте рядом токаря и композитора. Что между ними общего? Только какие-нибудь идеи, чаще всего — надуманные. Но вот союз творческой молодежи от 18 до 25 лет, у них общее: свобода выражения своих талантов, заботы о том, куда деть созданные ими произведения искусства, на что жить, как преодолеть сопротивление всевозможных бюрократов.

— Но для этого есть профсоюзы.

— Какие профсоюзы? Те, что тащили линию партии? «Школа коммунизма?» Такие профсоюзы уже никому не нужны. Да и для чего они, все эти обкомы, райкомы, теркомы? Путевки выделять? Для этого существуют туристические фирмы. Продукты делить? Квартиры? Машины? Иди и купи, если деньги есть. А нет — заработай. В общем, старый профсоюз тоже умер.

— А какие цели поставить перед будущими цеховыми молодежными организациями? Узковедомственные? Политические?

— Главная цель — нравственное совершенствование. Не буду объяснять, насколько это важно в обстановке всеобщей возведенной иногда в ранг государственной политики аморальщины. К нравственной сфере я бы отнес культуру, духовность, образование, спорт… А на втором месте — профессиональные интересы. Для студентов это стипендия, общежитие, библиотека, дешевая столовая… Что в Москве, то и в Тюмени, — общие интересы.

— А религия? Где ее место?

— В отношении религии я очень осторожен. Не надо никого тянуть в веру. Пришел ты к Богу, веруешь в него — это твой сугубо личный внутренний мир. Поэтому меня иногда поражает то, что сейчас делают с религией. Россия, действительно, как маятник — то в одну сторону, то в другую. Сначала храмы разрушали с дьявольской яростью, потом так же лихорадочно строили новые. А надо ли так спешить? Стоят в Тюмени несколько церквей и молельных домов, и хватит для истинно верующих.

— Как вы относитесь к молодежной прессе? Какова ее роль в создании новых молодежных организаций?

— Плохо отношусь. Я всю жизнь выписывал «Комсомольскую правду» и считал ее лучшей газетой. А она, к сожалению, деградирует, дрейфует в сторону других пошлых изданий. Скабрезные материалы: бандиты, мошенники, наркоманы, проститутки…

— Новые герои?

— Можно и так понять. Потому что ни слова о людях, которые живут своим трудом. У меня студент не мог диплом защитить на тему «Человек труда в прессе». Потому что нет таких материалов. Ни в «Комсомолке», ни в «Правде». Одна «поет и пляшет, как к большей беде», другая ностальгически завывает о прошлом и проклинает настоящее. Ладно, раньше газеты прямолинейно показывали труд. Но ведь страну кормят труженики. Не преступники, не гомосексуалисты, не шушера всякая, о которой взахлеб рассказывают наши печать, радио, телевидение. В этом информационном беспределе каждому молодежному союзу нужна своя газета.

— Как «коллективный пропагандист, агитатор и организатор»?

— Тут Ленину снова надо отдать должное. Печать и другие средства массовой информации во все времена будут стержнем любой политической силы. К чему лукавить.

— С 1989 года, когда комсомол фактически прекратил свое существование, прошло пять лет. Почему за такой срок в России не появилось ни одной заметной или массовой молодежной организации?

— Потому же, почему не возникло ни одной серьезной политической партии.

— Позвольте, но только зарегистрированных партий и движений в стране около трехсот…

— Да что это за партии! Кто их знает? Для того, чтобы создать партию как крепкую, дисциплинированную, авторитетную политическую силу, ее лидерам нужно посвятить всю жизнь: рисковать, страдать, терпеть лишения, недоедать, недосыпать, много бегать… Словом, стать своеобразной закваской, которая поднимет политическое тесто. Пока же все хотят так: иметь дом, дачу, машину, здоровье, деньги и в то же время что-то духовно вершить. За рюмкой коньяка или на очередной презентации какого-либо АО партию не создать.

— Вам не кажется, что при таких критериях организационной политической деятельности мы получим фашистскую или ультрареволюционную экстремистскую организацию?

— То есть?

— Такие политики будут рисковать, пойдут на любые жертвы. Их начнут преследовать, держать в тюрьмах. Не надо объяснять, к чему мы придем.

— Я считаю, что в России фашизм невозможен. Против кого он выступит?

— Да против кого угодно. Фашизм сегодня — в любой яркой упаковке: в националистической, в социальной, в милитаристской, в религиозной…

— Все-таки фашизм больше характерен для Германии. Как коммунизм для России.

— А как же российская фашистская партия, созданная в 30-х годах в зарубежной эмиграции… Более полумиллиона человек, военизированные отряды, молодежные организации, печатные издания, вожди, идеология …

— Против кого они боролись? За что?

— Против большевизма. За единую и неделимую Россию. Но без монархии… Если мало истории, можно назвать примеры посвежее: Москва, неонацисты, скинхеды… На рукавах их униформы стилизованная «а ля рюс» свастика…

— Но я все равно надеюсь, что в такой многонациональной стране, как Россия, фашизм с его идеей сверхчеловека, скажем так, бесперспективен.

— Могу в таком случае угадать ваше отношение к молодежным организациям по национальному признаку…

— Совершенно верно — отрицательное. Создание национальных партий и движений — вот это прямой путь к фашизму.

— И, наконец, конкретный прогноз. Появятся ли в ближайшее время в России авторитетные молодежные организации?

— Трудно сказать. Молодежь сегодня такая: не рисковать, не жертвовать ничем ради других. Я не призываю бегать с саблей и кричать «даешь!» Но нет притягательных программ. Нет лидеров. Ярких личностей. Таких, чтобы, как говорится, «ох!» Не юноша, но и не старец. Сорокалетнего, мудрого, терпеливого и прозорливого человека. Таких пока не видно. Думаю, их еще нет. Или они в младенческом возрасте. Или не родились.

P.S. Со дня этой беседы прошло более шестнадцати лет. И что изменилось? Когда-то в конце 80-х годов прошлого столетия опубликованная в «Тюменской правде» статья писателя Лагунова «Берега гласности» вызвала лавину читательских писем. Может быть, мысли Константина Яковлевича о перспективах партийного строительства и молодежного движения найдут отклик у неравнодушных.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта