X

Рогатая сага

  • 20.07.11
  • Владислав Крапивин
  • 90 просмотров

Продолжение.

Начало в NN 117-127.

Администратор фильма Наталья Русакова

ЗАПИСКИ О СЪЕМКАХ ФИЛЬМА

Когда съемки подходили к концу, все мы — волонтеры, энтузиасты, режиссер, сценарист — спохватились: а кто мы, собственно говоря, такие? Снимаем кино, а дальше что? Кто его пустит в прокат? Кто «даст разрешение»? Нам необходимо стать какой-то официальной организацией! И решили создать «некоммерческое объединение». Стали думать над названием. Тогда я сказал:

— Кот…

— Что?!

— КОТ. А чем плохо? «КиноОбъединение Тюменцев».

Никто, даже режиссер, не возразил.

УЛИЦА ГАЙДАРА

Последние эпизоды фильма снимали в старом районе Большое Городище. Когда-то здесь были улицы и переулки с домиками, заросшими по пояс репейником и бурьяном. Остались такие места кое-где и сейчас. Но появилось много живописных коттеджей, вилл и особняков. Видно, что владельцы — люди явно не бедные. Но без всяких негативно-собственнических настроений. Все относились к «киношникам» по-доброму и даже не роптали, когда нам приходилось перекрывать улицы. «Ладно, я оставлю машину на углу, а пешком-то можно мне пройти домой?»

Улица Гайдара живописна. Будто специально для кино! Дома с причудливыми средневековыми надстройками, куполами, узорными решетками. Маршировать по такой — одно удовольствие. И компания Джонни Воробьева («овражники») после блистательной победы над «викингами» бодро шагала по дороге. Вместе с отважной козой Липой, недавно разогнавшей «викингов». К «овражникам» отовсюду сбегалась малышня — та, которую по ходу фильма неоднократно защищали от «рогатых злодеев» наши герои. Были здесь и ребята, специально приехавшие из школьного лагеря, и местные мальчишки и девчонки — уже не разберешь, где кто. Они выскакивали из калиток, прыгали с заборов и причудливого цветника, сделанного в виде старинной коляски, мчались вдоль обочин…

Компания росла. Оживление тоже росло. Звенела победная песня, ее ритм поддерживало звяканье музыкальных тарелок в руках у жизнерадостного Джонни. Тарелками служили крышки от больших кастрюль. Боюсь, что каждый удар болезненно отзывался в сердце нашего самоотверженного администратора Натальи Владимировны Русаковой: отлетит эмаль — и кастрюли уже «не те», еще одна брешь в хозяйстве. А таких брешей в имуществе и семейном бюджете Натальи Владимировны накопилось во время съемок… ну, наверно, не меньше, чем пробоин в бриге «Меркурий» при его сражении с турецкими линкорами…

Взрослое население благожелательно наблюдало за происходящим из окон и от ворот. Вышел из своей калитки и поздоровался с «коллегами» знаменитый артист Леонид Окунев — глава тюменского театра «Ангажемент». Он был знаком с нашим режиссером. В его театре неутомимый Илья Белостоцкий приглашал на разные взрослые роли актеров. Актеры были талантливы и самоотверженны. Играли прекрасно, а вместо гонорара получали только «радость творчества» и надежду увидеть себя на экране — ведь у киногруппы не было ни гроша…

Кстати, надо отдать должное режиссеру: я с ним немало спорил, но всегда уважал его за способность находить и уговаривать актеров. Сам я никогда не сумел бы обойти несколько театров, устроить там собрания и просмотры, заинтересовать артистов проектом «волонтерского фильма». Мне казалось, что для роли скандальной бабки Наташи можно найти на Городише настоящую бабку, на роль родителей главных героев пригласить настоящих мам и пап. Илья Дмитриевич пренебрежительно отверг мой «дилетантский подход»:

— Я профессионал и привык работать с профессионалами…

Ну, что же, профессионализм сыграл свою положительную роль…

Правда, профессионализм иного рода — стремление делать массу дублей — изматывал ребят. Энтузиазм заметно угасал (этого, правда, не будет видно на экране). Объявление обеденного перерыва вызывало не меньшую радость, чем победа над «викингами». Опять же у всех, кроме администратора. Судя по всему, Наталья Владимировна прикидывала, сколько волонтерских денег ушло на этот раз, чтобы прокормить измученную «творческим процессом» ораву…

А потом — опять: — Все! Начали!.. Все по местам, я сказал!.. Да что это такое, черт возьми! Встали, как в прошлый раз! Где хлопушка?! Камера!… Все, работаем! Юноша, уберите из кадра вашу божественную задницу!.. Я говорю: работаем!..

Мне, три десятка лет командовавшему ребячьей флотилией, привыкшему к лаконизму морских команд и въевшейся вплоть и кровь дисциплине парусных экипажей, эти многословные вопли были как пила по печенке . Но я терпел: кино есть кино. Если оно «профессиональное».

У меня во флотилии «Каравелла» была своя киностудия. Любительская, конечно, однако мы сняли немало игровых полнометражных фильмов. С трюками, баталиями и весьма драматическими сценами (кому интересно, может найти это кино в Интернете). И я думал теперь: «А что, если бы я так орал при съемках схваток мушкетеров с гвардейцами или стрелков Робин Гуда со стражниками шерифа? Что, если бы снимал двадцать дублей каждого эпизода? Надолго бы нас хватило?..»

Идет съемочный процесс

Когда мои ребята расслаблялись и позволяли себе малость подурачиться, я говорил:

— Будете пинать балду, у нас все станет, как на настоящей киностудии…

Дети пугались. Иногда по-настоящему…

Ну, ладно, вернемся на улицу Гайдара. Набравшиеся после обеда сил главные герои (с козой!) и массовка снова и снова маршировали вдоль заборов и ворот. На одних воротах — в полный рост Мальчиш-Кибальчиш (говорят, работа студентов художественного училища). На воротах Окунева — улыбчивые пес и кот. Опять кот! Вроде того, что на своей открытке изобразил Никита Петухов…

Кстати, через пару дней Никитка рассказал, что посмотрел старый фильм «Тимур и его команда», и «там было похоже». В самом деле, есть сходство в финалах «Тимура» и «Викингов». В обоих фильмах ребята маршируют под задорную песню. Но есть и разница. В гайдаровском фильме песня безоговорочно военная:

Возьмем винтовки новые,

На штык — флажки,

И с песнею в стрелковые

Пойдем кружки!

Песня наших героев лиричнее и миролюбивей:

Брызжет дождик сквозь березы,

Нам на это хоть бы хны!

На лугу пасутся козы,

Хорошо, что нет войны…

Правда, здесь нет и стопроцентного пацифизма. Дальше наши герои поют, что

Ну а если кто-то драться

Вновь захочет нам назло,

Мы мобилизуем двадцать

Дрессированных козлов…

Коза Липа — основная ударная сила «овражников» — гордо вскидывает голову.

А потом еще такие слова:

Мы за мир двумя руками,

Но пускай наш враг дрожит:

Тот, кто к нам придет с рогами,

От рогов и побежит…

Как видите, уже вполне гайдаровский мотив. Недаром и улица такая. Потом, когда я буду гулять здесь один или с друзьями, эта песня обязательно зазвучит у меня в ушах…

А пока я сижу на обочине, на широкой скамейке, которую специально вынес на улицу заботливый хозяин ближнего дома. Раньше в Тюмени у каждых ворот была уютная лавочка — садись и отдыхай. А теперь иные нравы — лавочек не осталось. Но добрые люди остались…

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Да, пора все-таки прервать бессюжетное писание и попробовать выстроить события по порядку. Откуда вообще взялась эта авантюрная идея — снять полновесный детский фильм, не имея практически ни копейки? И не имея надежды эти копейки от кого-то получить…

Хотя кое-что все-таки было. Недавно созданный телецентр Тюменского университета обещал выделить аппаратуру. А еще был сценарий — по моей повести «Бегство рогатых викингов». Откуда он взялся?

«Викинги» — первая часть цикла «Мушкетер и фея». На эти повести не раз нацеливались разные кино- и телестудии: «Ах, какой прекрасный получится сериал! У нас так давно не было веселого кино для детей!» — «Ну, так беритесь и снимайте!» — «Конечно, конечно! Вот как только найдем деньги…» Это было все равно, что сказать: «Вот как только у Земли поменяются полюса…» Но однажды обратилось ком не Санкт-Петербургское телевидение и сказало, что деньги у них есть. Дошло даже до составления договора. И я, обрадованный открывшимися перспективами (так заманчиво было увидеть на экране своих живых персонажей!), взялся за первую серию. Не дожидаясь подписей на казенных бланках. Сами понимаете — вдохновение!.. Ну, а дальше — как всегда. Телефонные диалоги. «Конечно, мы сейчас подписываем договор и немедленно высылаем вам. Надо только подождать директора, она вышла на двадцать минут…» Потом это повторилось несколько раз. У меня немалый опыт отношений с издательствами и студиями. Он безошибочно говорит: если начинается такое вот занудство «она только что вышла», можно ставить на отношениях крест. Все же я подождал до конца рабочего дня, однако «двадцать минут» так и не истекли. Переносить переговоры на завтра я отказался.

А сценарий первой серии был уже готов. Я подработал его и превратил в сценарий отдельного фильма. На всякий случай…

А дальше что? Еще будучи не старым и энергичным командиром «Каравеллы» в Свердловске (ныне — Екатеринбург), я мечтал о съемках «Викингов». И все упиралось в одно обстоятельство: невозможно было найти козу, а без нее — никак. А вернувшись на жительство в Тюмень, я подумал: «Ну, уж родной-то город не подведет, найдем «дживотное»…

Продолжение следует.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта