Рогатая сага | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
16 ноября
2018  года
127
(4748)
Рогатая сага
 291
№ 130 (3147)
Автор:
Владислав Крапивин

Продолжение.

Начало в NN 117-128.

Команда «викингов»

Город словно сам подталкивал к съемкам. Очень хороши, живописны старые деревянные улицы — такие же, как во времена моих ребячьих приключений. Не надо никаких специальных павильонов и декораций — готовая студия под открытым небом. И замечательных мальчишек и девчонок, готовых стать главными героями фильма, хватало. Что еще?

Обычно в таких случаях чиновники, которым до лампочки интересы детей, кричат: «Не-ет денег!» Но я и мои единомышленники знали, что для съемок нужна, прежде всего, кинокамера. А еще — энергичные, увлеченные люди.

Технику, как уже сказано, пообещал дать университет. Энтузиастов нашлось на удивление много. А меня подталкивали еще и личные причины. Во-первых, очень хотелось окунуться в атмосферу собственного тюменского детства. Во-вторых, я надеялся взять реванш за минувшее загубленное лето.

В прошлом году тюменская киностудия «Первый ряд» на гребне большого энтузиазма взялась за экранизацию моей сказки «Летчик для Особых Поручений». Решила создать своего рода «видеокнигу». Отсняла игровой материал, но потом «выпустила пар», остановила работу. Полностью разобраться в причинах я не сумел. Насколько понимаю, продюсер и руководители студии переругались из-за тех самых «де-е-енег». И, по сути дела, предали замечательных ребят, занятых в съемках. Эти два удивительных мальчишки и девочка всей душой прикипели к сказке. Во время работы они вместе жили за городом, крепко сдружились, ощущали себя героями «Летчика». А потом — ничего… Я оказался без вины виноватым, с ощущением пустоты и досады. Нужна была, выражаясь по-научному, «творческая компенсация». И, слава Богу, замаячила возможность съемок нового кино. Скандалы из-за финансовых проблем не грозили, поскольку финансов просто-напросто не было.

Я сказал: — Фильмы снимаются на магнитные кассеты, а не на купюры. Кассеты есть. Пробьемся.

Режиссер Илья Белостоцкий поначалу придерживался того же мнения.

… Еще несколько слов о режиссере. Илья сделал большое дело — он, несмотря на все трудности, отснял игровой материал сложного полнометражного фильма, и не просто фильма, а комедии для детей. Таких давно уже не было у нас в стране. Поэтому все наши разногласия, все колючие выпады, которые читатели найдут в этих заметках, теперь в большинстве своем могут носить чисто академический характер… Но с другой стороны — что было, то было. И нервотрепка, и срывы, и плачущие от усталости мальчишки, и порой вспыхивающее желание сказать: «Хватит! Закрываем эту лавочку!»… Хотя, мои высказывания обычно относились не к конкретному режиссеру Белостоцкому, а вообще к тем, кто делает кино. К традиционному кавардаку, бестолковщине, бессмысленной трате времени и нервным коллизиям, царящим в студиях и киногруппах. В свое время насмотрелся я на такие дела достаточно. Для человека, привыкшего к стройной логике флотских традиций, это нестерпимо. Надеялся, что хотя бы на сей раз минует меня чаша сия. Увы… Но — по порядку.

Сначала я вел переговоры с другим режиссером — опытным, талантливым и знакомым мне с детства (то есть с его детства). Но потом увидел: его творческая манера — чересчур жесткая и, на мой взгляд, не для детского кино. Разошлись с полным взаимопониманием, без обид. И тут как раз пришло письмо от Ильи Белостоцкого. С ним мы тоже давно знакомы, еще по «Каравелле». Там Илья снял несколько фильмов, а сейчас работает в «Ералаше». Узнав про сценарий «Викингов», Илья сообщил, что приедет через два дня. И приехал. И закрутилось…

Для начала режиссер предложил выступить с обращением «ко всем заинтересованным лицам». Мы сочинили этот документ и загнали в Интернет. Вот он…

Уважаемые читатели и кинозрители, взрослые и ребята — все, кто неравнодушен к детскому кино!

К сожалению, не секрет, что детских фильмов у нас в стране очень мало. Хороших — и того меньше. Как только заходит речь о съемках кино для детей, люди, от которых это зависит — чиновники, ведающие финансами и отвечающие за культуру, продюсеры, режиссеры, директора студий, — дружно кричат: «Нет денег!»

Денег, разумеется, нет. Но мы считаем, что главная причина — не эта. Прежде всего, нет интереса к проблемам детства, нет желания что-то делать для юных зрителей, пропало умение работать для ребят. Есть только господствующее соображение: «На таком кино много не заработаешь». А детям как быть?

Мы считаем, что главное — не деньги. Главное — режиссеры, операторы, исполнители ролей, техника, но в первую очередь — желание сделать для наших детей настоящий фильм. И вот, группа энтузиастов решила доказать, что можно снять кино, когда в основе работы лежит увлечение, вдохновение, таланты юных и взрослых актеров. Все это есть.

В группу входят работники Телецентра ТюмГУ, ученики тюменских школ и педагоги, московский режиссер Илья Белостоцкий (известный зрителям по многочисленным сюжетам журнала «Ералаш», а также по фильмам «Планета», «Еще одна сказка о Золушке» и др.), сценарист Владислав Крапивин.

Фильм называется «Бегство рогатых викингов». Веселая такая история… Те, кто собираются заниматься съемками, договорились работать «за так» (ведь денег-то на детское кино НЕ-Е-ЕТ!).

Но, разумеется, совсем без финансов не обойтись. Надо будет во время съемок кормить актеров (хотя бы маленьких), надо платить за транспорт, придется покупать кое-какие костюмы и, скорее всего, оплачивать у сельских хозяев прокат козы — одной из главных участниц этой кинокомедии. Поэтому, если найдутся добрые люди, которые подбросят хоть несколько рублей, будет этим людям большое спасибо. (Говорят, с миру по нитке). Однако главная помощь не в этом. Нужны усилия добровольцев. Волонтеров. Нужны молодые (и пожилые тоже) люди, которые не боятся общения с детьми, готовы помогать им в съемочном процессе, следить за техникой безопасности, сопровождать во время переездов, заботиться о медицине. Нужны те, кто в той или иной мере возьмет на себя некоторые этапы организации процесса. Нужны те, у кого есть опыт вожатской и воспитательской работы, и просто люди, неравнодушные к детским делам. Мы обращаемся к таким людям (в первую очередь, жителям города Тюмени) и приглашаем их присоединиться к нашей команде! Сразу говорим: денег они не заработают. Заработают только благодарность множества девчонок и мальчишек и упоминание своих имен в титрах фильма. Зато будут знать, что участвовали в очень важном для нашего детства деле.

Просто поразительно, сколько добровольцев отозвалось в первые же дни! Честное слово, о каждом из этих людей можно было бы написать книжку. Но, увы, не хватит ни сил, ни времени. И у меня другая цель — поделиться субъективными впечатлениями о возвращении в детство. Поэтому я и пишу главным образом о детях.

Да, у меня, как у автора этой «киноавантюры», было две задачи.

Первая — снять фильм, где показаны веселые приключения и настоящая ребячья дружба. И при этом доказать, что главное в производстве кино — не миллионы, а вдохновение.

Вторая (довольно эгоистическая) — ощутить себя одним из мальчишек, жителем родной улицы Герцена, где бегал с давними приятелями шестьдесят лет назад. Понятно, что сейчас бегать уже не придется, но когда оказываешься в гуще ребячьих дел, забываешь о возрасте… Думаю, что, выполняя обе задачи, я в какойто степени преуспел…

Магия старых улиц завораживала так же, как в школьные годы. Заросли, дощатые изгороди, запутанные переходы, деревянные тротуары, резьба на старых домах, обширные дворы — совсем такие, в каких я когда-то играл с приятелями. Колокольни над тополями и кленами. Блеск Туры среди листвы. Сумрачные джунгли и крутые откосы лога. Так хотелось, чтобы старый город, которого становится все меньше, сохранился в фильме.

А ребята? Они-то ведь совсем не такие, как полвека назад, скажет читатель. Да, в чем-то другие. А в чем-то все те же, что и тогда, когда писалась повесть «Бегство рогатых викингов». Местами пришлось осовременить сценарий, но коснулось это лишь внешних деталей. А ребят, их характеры, их стремление к настоящему товариществу «осовременивать» не пришлось. Уже при подборе на детские роли я увидел: тюменские мальчишки и девчонки по сути своей все те же, какими были в прежние времена…

«ВИКИНГИ»

Денис Авксентьев был одним из самых легоньких в компании суровых «викингов». Оттого ему и выпала особая роль: его безжалостно швыряли в воздух. Из сценария следовало, что он взлетает от удара крепкими рогами козы. Падает животом на крепкий сук и повисает, болтая руками и ногами. Ну, ладно, разок взлетел, два… А здесь это было двадцать шесть раз подряд! Рекорд съемочного периода! Случалось, что число дублей подкатывало к двум десяткам, но чтобы переваливало за два с половиной!.. С ума сойти…

Конечно, кино, как и всякое искусство, требует жертв, но не за счет же детей!..

Я узнал о «рекорде» уже после времени и высказал режиссеру все, что думаю о его творческом методе. Конечно, если снимать колоссальное число дублей, глядишь, один и получится удачным. Вспомнил философскую притчу про обезьяну: если мартышке дать бесконечное число кубиков с буквами и неограниченное время, она, в конце концов, — по теории больших чисел! — может сложить из этих букв «Войну и мир». Но значит ли это, что мартышка гений!

Режиссер величественно проигнорировал мое высказывание, а Денис бодро улыбался. Но на следующий день позвонил, что не может прийти на съемку — нездоровится. По-моему, он вполне заслужил отдых. Мне даже кажется, что он лежал в постели и читал «Пикник на обочине», который за несколько дней до того попросил у меня…

«Викингов» было много. Шестнадцать человек в боевом строю, да еще несколько разведчиков. По правде говоря, я всех теперь сразу и не назову по именам. Они мне вспоминаются единым персонажем — этакой монолитной группой, укрытой за глухими шиитами со зловещими эмблемами. И как общий портрет — знамя из мешковины с ехидным черепом в рогатом шлеме.

Костяк «викингов» составляли ребята из клуба «Камелот», который работает в школе N 70. Его давний, опытный и бессменный командир — Владимир Бакланов. Под его руководством мальчишки занимаются историческим фехтованием, туризмом, парусным делом (что сделало «Камелот» и мою «Каравеллу» соратниками). В общем, начальная боевая подготовка у рогатого отряда имелась. Но были там и несколько человек из 25-й школы. Например, «командир полка» Никита и тот же «летающий Денис». Впрочем, разные номера школ не повлияли на монолитность норманнского войска.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: