X

Рогатая сага

  • 23.07.11
  • Владислав Крапивин
  • 71 просмотров

Продолжение.

Начало в NN 117-128, 130

Маленький барабанщик Пантелей Егоров

ЗАПИСКИ О СЪЕМКАХ ФИЛЬМА

Это войско было весьма своеобразным коллективом. Ко всему они относились с юмором. Один из «викингов», Даня Федоров, в своем сочинении про лето вспоминает:

«Как и во всяком кино, было множество курьезных ситуаций. Был даже случай, когда какой-то бомж решил поучаствовать в съемках. Хорошо, что отец одного из актеров спугнул его, предложив взять снаряжение викинга и встать в строй. В ответ послышались плохие слова.

Иногда мы пешком переходили от одного места съемок к другому в полном обмундировании, прохожие пялились на нас, а некоторые даже спрашивали, в чем дело. Иногда мы прикалывались над ними, и вот один из случаев:

— Мальчики, почему вы в таких костюмах?

— А вы разве не знаете, что сегодня День славы викингов?.. В России с этого года решили отмечать! Сегодня в центре парад в четыре часа будет, приходите!

— Ладно, приду, посмотрю…» Всякого оружия в «Камелоте» хватало. Однако щиты и шлемы пришлось делать специально. Ребята работали вдохновенно. Мастерили шлемы из кастрюль, ведер и чайников с такой изобретательностью, что позавидовали бы настоящие оружейники древней Скандинавии. Думаю, этот реквизит украсит музей отряда «Камелот».

Полк всегда выстраивался ромбом, и впереди неизменно был суровый командир, «Черный Ярл» — Толька Самохин, которого играл Никита Липунов.

Герой Никиты — личность непростая. По внешности и по характеру он — этакий интеллигентный разбойник, порой уходящий в задумчивость и размышления (возможно, о своей неудавшейся судьбе). Если бы в фильме разыгрывалась не детская, а взрослая ситуация, командир «викингов» мог бы предстать персонажем с характером Дубровского, графа Монте-Кристо или хладнокровного корсара с дворянской кровью. Не знаю, насколько это от игры и насколько от настоящего характера, но порой, когда видел его крупные планы, становилось тревожно.

«Черный Ярл» — Никита Липунов

Рядом с Ярлом был неизменный адъютант — Пескарь. Алешка Ломакин. Лохматый неудачник в продранных джинсах и с жизнерадостной улыбкой. Алешке Пескарю часто не везло. То обломает рог на шлеме, сделанном из цветастого чайника, то получит в «портрет» густую порцию оранжевой краски (когда Джонни Воробьев отбивался от противников малярными кистями), то обдерет спину, свалившись с высокого клена. Когда он свалился, под рукой (конечно же!) не оказалось аптечки. Потом уже притащили перекись водорода и пластыри, а сначала я мазал Алешкины ссадины тройным одеколоном, который достал из своей сумки. Алешка жалобно шипел.

— Сам виноват, — «утешал» я. — Какая холера понесла тебя на дерево? — И осекся. Потому что мой заяц Митька, сидевший в сумке, сурово сказал: «Помолчи, зануда. Сам-то ты, когда был таким, разве прошел бы мимо клена с замечательным наклонным стволом и великолепными развилками?» Я устыдился, помахал для охлаждения на Алешкину спину его снятой майкой и переправил пострадавшего под опеку сострадательных женщин.

Алешка страдал недолго. Скоро он снова излучал улыбки — такой характер. Возможно, что в папу. Папа Ломакин тоже всегда был бодр и жизнедеятелен, проявляя таланты в самых разных сферах. Напри мер, он стал соавтором боевого гимна «викингов», который сочиняли несколько человек. А еще он помогал искать для съемок рогатую актрису и проявил немало усердия в переговорах с владельцами козы Алисы в деревне Успенке (Алиса пленила сердце режиссера своей импозантной внешностью и редкой альпийской породой). И вообще, он принимал близко к сердцу все «киношные» проблемы.

Итак, впереди рогатого войска был Черный Ярл, сбоку от командира — адъютант Пескарь, а в центре строя, за щитами, — самый маленький «викинг», Барабанщик.

Барабанщика играл четвероклассник 25-й (кстати, моей родной) школы Пантелей Егоров. Ученик моей жены Ирины Васильевны, и потому давно мне знакомый. Приятели зовут его Пантя. Сначала Пантю определили в массовку, в младшую группу помощников Джонни Воробьева. Но когда мы с режиссером поняли, что барабанщик «викингов» должен быть не эпизодическим персонажем, а именно Барабанщиком, решено было, что Пантя — как раз для этой роли. И он воспринял предложение весьма охотно. Ему понравился высокий черный барабан, который нашелся в хозяйстве «Камелота».

Возникло лишь одно затруднение. Будущий барабанщик заявил, что не наденет шлем с рогами. Потому что рога — это бесовский знак. Дело в том, что Пантелей Егоров — верующий человек. Папа у него священник Михаило-Архангельской церкви и воспитывает детей традициях православия. Внешне в Панте не заметно никакой религиозности и смирения, он любит порезвиться и подурачиться, но в его характере есть крепкий стерженек. И о своем решении Пантелей сказал спокойно и твердо. К этому заявлению отнеслись с пониманием. Специально съездили в супермаркет «Южный» и купили там блестящую миску (аж за четыреста рублей, дешевле не нашлось!). Владимир Анатольевич Бакланов отыскал в мастерской металлическую втулку, привинтил к миске и вставил в нее большое гусиное перо. Такой головной убор пришелся Барабанщику по душе. Правда, Пантя — по причине излишней беззаботности — часто забывал каску на площадках и обочинах, но ее все-г-да было видно издалека: сверкала, как рефлектор.

Мама Панти, Наталья Сергеевна — иногда в сопровождении старшего сына, тринадцатилетнего Андрея, и младшего, двухлетнего Егора (который предпочитал передвигаться в коляске) — не раз приходила на места съемки. Случалось, что очень далеко: например, в Заречный район, где «викинги» нападали на корабельный экипаж маленьких ребят. Она приносила большущие (чтобы хватило на всех) пироги, а один раз пришла с великолепным тортом -в тот день Панте исполнилось десять лет! «Викинги» и их соперники десять раз подкинули Пантю в воздух (и столько же раз поймали). Режиссер не требовал повторить сцену, поскольку она не входила в фильм. За это ему тоже дали кусок торта.

Кстати, Пантя был единственным среди «викингов» положительным (или почти положительным) персонажем. Он не участвовал в разбоях. А когда рогатые воины, устрашенные напавшей на них козой, кинулись врассыпную, Барабанщик остался на месте. Бегство он счел ниже своего достоинства. Насупившись, Пантя ждал подходившего противника. «Овражники» оценили храбрость Барабанщика. Один из них вернул ему оброненные каску и палочку, отдал честь и добродушно подтолкнул в спину: иди с миром, герой.

Пантя играл хорошо. Правда, в последней сцене возникло затруднение. Уходя, Барабанщик высоко поднимал ноги, словно продолжал маршировать. Дело в том, что колючая трава цапала его за коленки. Ну, справились и с этим препятствием.

А на следующий день траву в логу под музеем скосили!

… Здесь я сделаю очередное «лирическое отступление». Не могу удержаться! Для чего на городских улицах упорно косят траву?

Ну ладно, в подражание англичанам можно стричь парадные газоны. А зачем трогать зеленую поросль в старых переулках у деревянных заборов и вдоль дорог? Неужели выбритые наголо, раскаленные от зноя обочины лучше одуванчиков, аптечной ромашки, лютиков, подорожников? Даже густые лопухи, репейники и полынь скрашивают деревенскую простоту окраин. А маленькие дикие орхидеи, которые кое-кто называет «Венериным башмачком»! Глянешь, и душа радуется. Но приходят дядьки в оранжевых жилетах и с трескучими косилками. Прошлись — и полегшая трава остается сохнуть и гнить вдоль тротуаров. Для чего это делают? Особенно в знойную пору, когда дорог каждый глоток кислорода, подаренный уличной зеленью. Может быть, начальство боится, что в травяных зарослях станут прятаться маньяки и террористы?

Один знакомый журналист как-то разъяснил мне:

— Ты не понимаешь! Газоны и клумбы насаждаются по плану, по распоряжению властей. Они легитимны. А уличная трава растет по собственной воле, где вздумается, проявляя излишнюю самостоятельность и непозволительный демократизм. А всякий намек на демократию, даже в зеленом мире, воспринимается начальством болезненно.

Может, и в самом деле так?

Может, и деревья-великаны вызывают у руководящих лиц неприятие потому, что растут давно и несанкционированно? Надо вырубить и вместо них воткнуть в землю прутики: тощие, не дающие тени, но запланированные.

Продолжение следует.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта