X

Кинорадости и киногорести писателя Крапивина

  • 14.04.10
  • Дмитрий Карпов
  • 115 просмотров

Не думаю, что живущий в Тюмени Владислав Петрович Крапивин нуждается в особом представлении.

Многие читали «Голубятню на желтой по ляне», преодолевали невзгоды вместе с Юриком Журавиным в «Журавленке и молнии», грустили, вспоминая свое прошлое, с Владькой и Павликом из «Тени Каравеллы», переживали множество приключений вместе с тюменскими мальчишками в трилогии «Стальной волосок». Книг немало, и, по мнению большинства читателей, все хорошие.

Недавно в Екатеринбурге студия «А-фильм» сняла по книге Крапивина «Дети синего фламинго» большую (час и сорок пять минут) кинокартину. Называется «Легенда острова Двид».

Премьера должна состояться в екатеринбургском Доме кино 14 апреля, а на следующий день — в московском кинотеатре «Художественный». «Неофициальную» премьеру Владислав Петрович назначил у себя дома, позвал в гости ребят из 25-й школы, в которой когда-то учился сам. Напросился в гости и автор этих строк. Пришел заранее, чтобы задать кое-какие вопросы.

— Владислав Петрович, почему так мало было экранизаций по вашим книгам? А более или менее удачных — вообще, раз, два и обчелся, хотя, казалось бы, практически по любой книге можно сделать очень неплохое кино.

Мы сидели в уютной комнате с моделями кораблей и обширной библиотекой, ребят еще не было, и я услышал занимательный монолог об отношениях писателя с кинематографом.

Владислав Крапивин и его зрители

— Кино всегда было для меня волшебным миром, начиная с самого детства, — Крапивин откинулся на спинку кресла. — В детстве радостей и развлечений (кстати, почти неизвестных нынешним ребятам) было немало. Гоняли футбол на пустырях и в сквере у старого цирка, запускали змеев, катались на дощатых самокатах, играли в «разбойников» и «партизан» среди зарослей лога, жарились на песчаных пляжах под обрывами Туры, а зимой с тех же обрывов катались на лыжах. И книги, книги, добывать которые тогда было не в пример труднее, чем сейчас… Но кино оставалось особой сказкой, такой, что обмирала душа.

Раньше ведь это было не так, как сейчас. В кинотеатр идешь, будто на праздник. Соберется толпа мальчишек и начинает толкаться возле кинотеатра «Темп», в нем работала администратором тетя Лена — мама моего друга и соседа Пашки (Павлик из «Тени Каравеллы»). Выйдет, посмотрит на нас: «Ну что, небось, на сеанс хотите?» — «Да-а-а!». Усядемся прямо на полу, перед экраном, и на нас буквально накатывается удивительный черно-белый кино-мир. И неважно, что уже видели этот фильм, да не раз. Важно, что мы опять внутри чарующей страны кинематографа.

Владислав Петрович рассказал, что эта магия буквально завораживала тогдашних ребят. Играли в «кино» с тенями от керосиновой лампы, коллекционировали кадры, мастерили из фанерных ящиков проекторы, чтобы рассматривать на экране кусочки кинокартин и диафильмы, устраивали в школе сеансы для малышей.

— Один раз чуть не запалил пожар: пленка-то была тогда горючая, фанерный аппарат заполыхал. Еще немного, и. в общем, не было бы на улице Грибоедова старого дома N 31, который, к счастью, стоит там до сих пор (только зачем-то срезали рядом с ним старые тополя, которые я с соседом сажал своими руками).

Владислав Петрович вырос, уехал учиться в Свердловск, стал журналистом, однако интереса к «кинокухне» не потерял.

— Когда у меня появилась маленькая любительская кинокамера, а произошло это в шестьдесят четвертом году (я уже руководил ребячьим отрядом «Каравелла»), естественным образом возник вопрос о самостоятельных съемках. Так увидели свет первые фильмы нашей любительской студии. Прежде всего, это были «Три мушкетера». Актерами стали мальчишки и девчонки, а сценаристом, режиссером и оператором — ваш покорный слуга. И не возникало никаких проблем со съемками. Захотели — сняли. До сих пор не понимаю профессиональных «киношников», которые сразу кричат: «Нужны деньги!» Я им говорю: «Причем тут деньги, вы ведь кино снимаете не на ассигнации, а на пленку или кассеты. Прежде всего, нужны сценарий, камера, режиссер, оператор и те, кто играют.

Остальное приложится.» Естественно, меня клеймят за дилетантский подход, за отсутствие профессионализма. «Вам здесь не отряд «Каравелла» с вашими шестнадцатимиллиметровыми камерами прошлого века!»

Да, не понимаю я всех этих профессиональных проблем с компьютерными заморочками и криками о недостатке финансирования.

— С экранизациями книг мне ужасно не везет, — говорит Крапивин. — Повторяю, кино всегда было особой сказкой моей жизни, но порой сказка становилась страшной. Бывает, режиссеры столько навтыкают «отсебятины», что меняется смысл. Появляются нелепости, которые противоречат идеям книги, характерам героев.

Так было, например, со старыми фильмами «Валькины паруса» и «Удивительная находка.» (по повести «Болтик»). Мне пришлось даже убрать свое имя из титров. Немало неудач в «Той стороне, где ветер».

Случались, правда, и неплохие фильмы и телеспектакли: «Оруженосец Кашка», «Всадники на станции Роса», пятисерийный «Мальчик со шпагой». Но у них грустная судьба — в годы перестройки они канули неизвестно куда. Особенно жаль «Мальчика со шпагой» (режиссер В. Кеворков). В середине семидесятых, когда шли первые показы этого сериала, московские дворы пустели — все ребята бежали к телевизорам.

Сейчас, по сути дела, в моем кинобагаже два нормальных (с моей точки зрения) фильма. Оба — режиссера Виктора Волкова. Это «Колыбельная для брата» (1982 год) и отснятый в 2008-м «Трое с площади Карронад». Но если « Колыбельной» повезло (всякие премии, показы в кинотеатрах и на ТВ), то «Каррона-ды» до сих пор не увидели эфира. На дисках расходятся, более или менее известны зрителям, а на экран не допущены. Причина? Конфликт режиссера с чиновниками. Рассказывать про это долго, недавно в Интернете появилось обращение Волкова к мэру Москвы Юрию Лужкову (кино снималось по заказу правительства Москвы). Чем кончится спор — не ясно, а зрители-школьники лишены очень неплохого фильма. И это в наше время крайнего дефицита детских кинокартин.

Таким образом, хочу повторить: не везет мне с экранизациями.

И вот теперь вышел фильм «Легенда острова Двид» по книге «Дети синего фламинго». Еще не было официальной премьеры, но картину показали недавно на конференции фантастов «РосКон». Отзывы, как говорится, «неоднозначные». Я уже разместил свой отклик в Интернете. Но, кажется, логично было бы посмотреть на реакцию тех, для кого фильм снят. Вот сейчас придут в гости ребята, покажем им. Потом послушаем.

Писк домофона прервал нашу беседу. П р и ш ли десять зрителей: четыре второклассника, четыре третьеклассника, пятиклассник и учительница Александра Сергеевна. Ребята расселись галдящей стайкой в креслах и на диванах. Владислав Петрович сразу предупредил, что фильм ему понравился далеко не полностью, попросил ребят не стесняться, высказывая свое мнение.

Почти два часа просмотра школьники выдержали с мужеством -смотрели внимательно, тихо. И вот финальные кадры — главный герой стоит на берегу в своем мире, а над ним пролетает, вселяя надежду на будущие приключения, огромная синяя птица (кстати, убитая получасом ранее по ходу фильма. Ляп? Или, может быть, это выросший птенец?).

Экран погас, зрители облегченно завозились на местах.

— Кино мне понравилось, — заявил шустрый мальчуган в вязаном свитере по имени Пантелей. Остальные согласно загудели. Крапивин улыбнулся, реакция детей вполне ожидаема: драки, погони, приключения.

— Ну, а что вам не понравилось?

Оказалось, не понравились насилие, жестокость. В этом вопросе Крапивин был солидарен со зрителями. Однако дети не заметили многих «киношных» неточностей, потому что с книгой-то они, оказывается, не знакомы. («Мы разные ваши книжки читали, а до этой еще не дошли»). И теперь не обошлось без наводящих вопросов.

— Вот у меня в книге нет никакого предательства в отношениях между мальчишками. А в фильме оно присутствует. Как вы думаете, для чего режиссер сделал предателем мальчика Галя?

— Для того, чтобы было интереснее, — порадовал простотой и ясностью ответа рассудительный третьеклассник Влад Зарецкий. И действительно — для чего же еще? На какие выдумки не пойдешь ради занимательного сюжета!

По поводу странного поведения одного из главных героев — Юльки Гаранина — мнения разделились. Половина считала, он должен любыми силами стараться вернуться домой к маме и отцу. Другая половина уверена: Юлька прав, что остался в городе Двид, место его — рядом с ребятами-островитянами. Доказывали друг другу, что вот «мы-то на его месте.» Кстати, книга заканчивается иначе: победили недругов, спасли остров и рванулись в свой город. Жизни без родителей, без своего дома и оставшихся там друзей герои повести не мыслят.

А вот непонятность с внезапно воскреснувшей птицей зрители отказались принимать как ляп. Детским душам хотелось, чтобы птица выжила вопреки сюжету и вернулась за главным героем… Хочется верить, что все так и было.

«С пониманием» воспринята странная улыбка Тахомира Тихо в конце фильма. Дети полагают, он перевоспитался и искренне рад за наших героев.

— Вообще-то, у меня иная трактовка, — заметил мне Владислав Петрович. — Такие негодяи не перевоспитываются. Я даже свой отзыв в Интернете назвал так: «Чему улыбался Тахо мир Тихо?»

Беседа с писателем продолжилась во время чаепития с тортом, выставленным на стол Ириной Васильевной — женой писателя и учительницей третьеклассников.

На прощание Владислав Петрович посоветовал ребятам все-таки прочесть «Дети синего фламинго», сравнить написанное с показанным. Радостный гвалт в ответ подтвердил, что прочтут обязательно.

— Тогда встретимся и поговорим снова, — пообещал писатель.

Когда юные зрители ушли, Крапивин сказал:

— По правде говоря, такой реакции на фильм я и ожидал от ребят. И в своем интернетном отзыве подчеркнул: «Некоторые, не особенно привередливые зрители школьного (а то и «после-школьного») возраста скажут: «А че! Клевое кино!». Оно, и правда, «клевое». Трюки, романтические пейзажи, схватки, в которых дети и взрослые активно «мочат» друг друга; таинственные подземелья, компьютерные фокусы и тот самый «экшн», без которого нынешние российские режиссеры не мыслят современных детских фильмов. С ребят какой спрос? Повесть они не читали. Беда в другом: ее не читали (или читали невнимательно) члены съемочной группы. И потому сделали упор не на ребячью дружбу, которая побеждает все трудности, а на внешнюю занимательность. Нет, не могу я считать этот фильм удачным.

Дальше пошел разговор о других кинокартинах по книгам Крапивина. Владислав Петрович делился наболевшим:

— Откуда неудачи? Мне кажется, одна из причин — нежелание режиссеров сотрудничать с автором книги. Здесь какая-то боязнь или ревность, опасение, что автор своим влиянием нарушит «самостоятельное режиссерское видение материала». Но. самостоятельность в творческом процессе хороша, однако хороша в меру. К чему приводит ее излишек, мы видели не раз.

Почему-то получается так, что во время съемок автор оказывается в глухой информационной блокаде: он не знает о планах режиссера, не посвящен в детали. Доходит до смешного. Одна тюменская студия взялась снимать фильм-видеокнигу «Летчик для особых поручений». Там я играю «самого себя» — писателя, читающего свою сказку детям. Отснят игровой материал, остались озвучивание и компьютерная графика. И вот с ноября я сижу в полном неведении. Как дела на студии? Почему остановилась работа? Почему меня не зовут на озвучивание? То ли деньги кончились, то ли среди работников конфликты, то ли еще что-то.

Казалось бы, я — одна из главных фигур во всем этом процессе, а на самом деле — совершенно не допущен во внутрь студийной кухни и не знаю, как ответить на вопросы своих читателей, будет ли фильм.

Жаль, если не будет. Особенно жаль талантливых ребят, которые были увлечены съемками, отдали им столько сил и вдохновения.

А ведь так хочется снять хороший фильм. Фильм живой, радующий зрителей. И самому бы поучаствовать в этом деле.

Сейчас у меня есть абсолютно готовый сценарий по книге «Бегство рогатых викингов» из серии книжек про замечательного мальчишку Джонни Воробьева. Изначально сценарий планировало взять в работу петербургское ТВ, однако получилось «как всегда». Пришло время подписывать договор, и тут директор студии «только что куда-то вышла» и не возвращалась до конца дня, а я человек нетерпеливый и вредный. В итоге, текст так и лежит у меня в столе. Было бы прекрасно, если какая-нибудь компания взяла его в работу. И большой бюджет здесь не нужен.

Снимать можно прямо на наших тюменских улицах, благо у нас полно прекрасных мест. Тем более, писал я специально для Тюмени. Актеры-ребята нашлись бы среди мальчишек и девчонок из детских отрядов. Я думаю, они с удовольствием согласились бы сняться в кино «про самих себя». Практически все действие по сценарию протекает на улице. А немногочисленные эпизоды в помещении можно отснять прямо у меня в квартире, вот в этой комнате.

Единственная проблема — где взять для съемок настоящую козу. Но и этот вопрос разрешим — в окрестностях города полно частных хозяйств с домашней живностью.

Так что дело за малым — найти человека, способного организовать всю эту канитель. Я бы и сам бегал, да возраст уже не тот.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта