X

Владислав Крапивин: «Детство должно быть интересным»

  • 18.09.10
  • Оксана Чечета
  • 68 просмотров

В городских школах искусств, как и в общеобразовательных, начался учебный год. Правда, руководство сразу озадачило родителей и детей новыми правилами: учиться на двух отделениях одной школы ребенку теперь нельзя, надо выбрать что-то одно.

Но как выбрать, если любишь и рисовать, и петь? И надо ли выбирать что-то одно, если у тебя получается и то, и другое?

О том, почему и зачем ребятишек надо учить петь, танцевать, рисовать, мы говорим с человеком, который знает о детях все, — писателем Владиславом Крапивиным.

— Наверное, в вашем детстве не было кружков-секций?

— Почему же не было! Например, на углу улиц Урицкого и Первомайской стоял двухэтажный Дом пионеров. Не то большое здание дворца «Пионер», что есть у нас теперь, а небольшой деревянный особняк в стиле модерн. Там было полно кружков: и литературный, и танцевальный, и авиамодельный… Я занимался в драматическом, хоть и недолго. А кружком рисования руководил Александр Павлович Митинский, известный художник.

— Вы у него учились рисовать? Вы же иллюстрируете свои книги…

— Нет, в основном, учился в школе. Но ему я приносил какие-то свои рисунки, он их просматривал, что-то советовал. Так вот, в Доме пионеров можно было заниматься хоть в пяти кружках, хоть в десяти, если осилишь. Просто надо было прийти и сказать: «хочу!»

— А в драматическом, почему вы ненадолго задержались?

— Где-то с полгода я там прозанимался. Пришел туда не из-за особенной любви к драматическому искусству, а потому что кружок посещали мои друзья. Я даже написал об этом в автобиографическом романе «Трофейная банка, разбитая на дуэли». Драмкружок пришелся как раз на мои 12-13 лет, когда все внутри кипит, когда случается первая дружба, первое предательство, первая любовь. Мне там было интересно. А всерьез становиться актером я не собирался.

— В 1961 году в Екатеринбурге вы создали детский отряд «Каравелла» и были его командором более тридцати лет. Насколько знаю, учили ребят журналистике, морскому делу, фехтованию.

— Учил тому, что умел сам…

— Зачем в наши дни учить детей фехтованию или морскому делу?

— Как зачем?

— А вдруг им потом эти навыки не пригодятся? Ведь, скорее всего, так и будет.

— Но ведь детям интересно! Они — дети, им хочется играть, а фехтование — это та же самая игра в трех мушкетеров или нечто подобное. Только фехтуя в «Каравелле», учась правильно это делать, ребята могли попасть и попадали на соревнования. Была возможность выхода куда-то дальше, за пределы отряда. То есть ребята уже не просто бегали под заборами и махали палками.

Все детство — это игра. Она и должна быть игрой. Вот меня часто спрашивали о том, «какие задачи вы ставите перед собой, руководя «Каравеллой?» И я всегда отвечал, что задача у меня одна: сделать детство интересным!

— Летом в городе проходили съемки фильма «Бегство рогатых викингов». Как думаете, для ребят, что в нем сыграли, съемки были школой?

— Школой актерского мастерства? Да нет, вряд ли. Но интересное детство — безусловно. Им порой приходилось трудно, они уставали, но им нравилось жить в этом кинематографическом мире. Они понимали, что делают настоящее дело, хотя оно и очень было похоже на игру — все эти викинги, оружие, приключения. Во всем была ребячья романтика. Да что говорить, я сам, увидев их на улицах, по которым бегал в детстве, почувствовал себя мальчишкой!

А какая ностальгия началась, когда съемки закончились! Ведь за это лето ребята-актеры, да и вообще вся съемочная бригада, и волонтеры подружились. Ребятишки бегали, друг к другу в гости, все время созванивались, оставались друг у друга ночевать. Я думаю, съемки, это общее дело, сдружили их надолго.

— Что вы думаете о новых правилах школ искусств, которые не позволяют детям учиться на двух отделениях сразу?

— Что я могу сказать? По-моему, каждый нормальный человек ответит, что и ребенок, и его родители вправе выбирать сферы обучения там, где они хотят и сколько они хотят и могут. И если ребенок хочет заниматься сразу и музыкой, и танцами, то почему это надо запрещать?

Наверняка, у этого решения есть финансовая основа. Все, как всегда, упирается в деньги. Так скоро чиновники решат, что детей вообще ничему учить не надо.

— Я уточню: если ребенок просится и на танцы, и на рисование, и на скалолазание, а у родителей есть возможность его туда водить, то водить надо?

— Обязательно.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта