Есть такой район — Сараи | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
20 ноября
2018  года
128
(4749)
Есть такой район — Сараи
 391
№ 47 (2579)
Автор:
Александр Иваненко

Capau — так еще недавно назывался обширный микрорайон Тюмени, ограниченный улицами Мориса Тореза — Малыгина — Холодильной и железной дорогой Тюмень-Омск.

один из последних старых домишек Сараев

В последние 10 лет это название стало теряться. Появилось новое поколение тюменцев, резко изменился облик бывших Сараев, поэтому уходит и старое название. Новое еще, вроде бы, не придумали.

ДАВНЫМ-ДАВНО…

Еще до прихода на Туру строителей Тюмени — отряда воевод В. Сукина и И. Мясного — на этих местах зеленела сибирская тайга. Росла Тюмень, и тайгу постоянно вырубали на строительство жилья и дрова. Открытое всем ветрам пустое место служило предпольем для тюменской крепости: видно было издалека, кто к ней приближается, и одновременно — выгоном для скота, пашней.

Во второй половине XVIII века в Тюмени развернулось бурное церковное строительство: деревянные храмы стали заменять кирпичными. На каждый храм требовалось около миллиона штук добротного кирпича, способного стоять сотни лет под сибирской непогодой. За сырьем для его производства — глиной — ходить далеко не пришлось: ее нашли рядом с городом, справа и слева от Сибирского тракта, — теперь это участок вдоль улицы Республики между улицами Мориса Тореза и Холодильной. Здесь предприимчивые мещане, крестьяне, купцы откупали землю у города и строили кирпичные «заводы», состоявшие из сараев для хранения дров и кирпича необожженного и готового — каленого, печей для обжига, чанов для воды, участка, где копали глину, месили ее с водой до необходимой консистенции и плотно набивали в формы по размеру будущих кирпичей. Сырые кирпичи («сырец») клали под навесы для сушки, а потом обжигали в печах, и красный звонкий кирпич был готов.

Из-за обилия этих кирпичных сараев всю местность и стали называть Сараями.

Производство было сезонным: работали только в теплое время года. Зимой в печах при легком температурном режиме сушили тресту льна и конопли: перед мятьем она должна быть сухой, чтобы стебли легко измельчались на мялках, и отделялась древесина от волокна.

В 1909 г. территорию Сараев рассекла железная дорога Тюмень-Омск, и часть их отошла к микрорайону Крестьянские Места, по-современному — Кресты. Там в 1920-е гг. нынешняя ул. Чаплина еще называлась Кирпичной. Такие же сараи находились и слева от современной ул. Республики до ул. 50 лет Октября. В первой половине XX века кирпичное производство продвинулось вдоль железной дороги далее — от ул. Холодильной до Тульской.

Много было владельцев кирпичных заводов, но самыми богатыми в конце XIX — начале XX вв. считались купец второй гильдии и гласный (член) городской Думы Копылов Василий Андреевич и Угрюмов Егор Алексеевич. По их фамилиям и Сараи справа от Сибирского тракта назывались Угрюмовскими, а у самой железной дороги — Копыловскими.

внизу — а так выглядели Сараи в начале XX века

«БЕЛЬМО» В ГЛАЗУ АДМИНИСТРАЦИИ

Территория эта получила название Сараи около 1840-х гг. и с тех пор стала «бельмом» в глазу городской администрации. Сараи постепенно превратились в прибежище беглых каторжан, ссыльных, воров, бандитов и прочего «темного» люда, коим была очень богата прежняя Тюмень. Хотя Сараи располагались за городской чертой, но на городской земле, а потому городские власти должны были заботиться об этой территории. Оттуда в город приходили нищие, грабители, воры, там часто случались массовые пьяные драки с увечьями и убийствами, пожары, эпидемии. Там беспошлинно торговали водкой, содержали притоны… Днем в Сараях за порядком следила полиция, а в темное время суток устанавливалась ночная «власть» со своими специфическими законами и понятиями.

Тюменские городские газеты конца XIX — начала XX вв. пестрели сообщениями о дерзких выходках сарайской «шпаны», которая не уступала жуликам Одессы-мамы и Ростова-папы. Местные «наперсточники» обманывали доверчивых горожан и крестьян за сто лет до 1990-х гг., когда этот вид жульничества появился вновь.

Городская Дума на своих заседаниях ежегодно обращалась к обсуждению обстановки в Сараях. 22 марта 1901 г. заслушали доклад городской Управы о положении дел в кирпичных сараях и мнение исправника Тюменского уезда: он предлагал учредить в Сараях три полицейских поста, на это требовалось 1296 руб. в год. Поскольку финансовый год уже начался, решили отпустить деньги на посты с 1902 г., а пока переместить поближе полицейских из других мест.

К этому же году за жителями Сараев скопилось около 5 тыс. руб. недоимок за пользование землей — огромные деньги. Поверенный по городским делам Ушаков кое-что собрал, но мало. Исправнику Ушакову дали инструкцию: добиваться уплаты недоимок, или сносить жилье, хотя еще в 1899 г. Дума решила: лучше требовать деньги, чем сносить постройки. «Однако опыт показал, — записано в решении Думы, — что одними добрыми мерами… взыскание недоимок не может быть достигнуто, а потому в силу необходимости применять все меры взыскания недоимок вместе с требованием о сносе построек…»

Решили: впредь «места в кирпичных сараях отдавать в аренду исключительно ремесленникам, занимающимся выделкой кирпича», и отказывать другим, предлагая иные места.

Вопрос «Сараи не платят за аренду, что делать?» не раз обсуждался в городской Думе.

Плата за землю в Сараях менялась: по постановлению Думы от 10 ноября 1877 г. за место под сараи платили 4 коп. с квадратной сажени; с 18 ноября 1881 г. — 3 коп.; позже подняли плату до 20 коп.; с 1900 г. решили взимать «за выемку для выделывания кирпича — 30 коп. с кв. сажени, за землю, занимаемую сараями, где кирпич выделывается и сушится, — по 10 коп. с кв. сажени без взимания платы за высаженный из печей каленый кирпич».

Еще летом 1899 г. на заседании Думы обсуждался вопрос «о выселении жителей Угрюмовских Сараев на места во вновь проектируемых к заселению кварталах, так как все в Угрюмовских Сараях обзавелись домохозяйствами, во-первых, самовольно, во-вторых, во всем не согласно Устава Строительного и обязательного для жителей города, утвержденного 18 ноября 1887 г.»

9 января 1904 г. Дума постановила переселить жителей Сараев на ул. Новую (теперь Профсоюзная). 5 марта отпечатали листовку за подписью городского головы А.И. Текутьева с призывом к жителям Сараев, где обещали «на случай добровольного переселения… в новые кварталы предоставить льготу на платежи аренды за вновь занятые места… с обязательным перенесением своих строений в новые кварталы или продать их на слом в течение годичного времени».

Видимо, мало кто соблазнился на призыв городского головы, потому что Сараи остались со своими нравами и жителями, которые, наверно, уже не могли жить по-другому и не хотели приобщаться к цивилизации. В 1918 г. власть в городе взяли большевики, летом их сменила «белая власть» Временного Сибирского правительства, а потом — адмирала Колчака. Однако Сараи оставались Сараями.

13 МАРТА 1919 ГОДА

Ровно 90 лет назад в Сараях произошла кровавая трагедия.

В этот день в Тюмени произошло восстание. Адмирал Колчак пополнял свою армию также путем мобилизации мужчин из деревень и городов, которых не успели мобилизовать красные перед отступлением из Тюмени. В начале марта 1919 г. в Тюмени собрали около шестисот мобилизованных пяти возрастов и разместили в казармах перед отправкой на фронт. Они уже неделю находились в городе и, видимо, были не в восторге от перспективы опять попасть на войну: по городу пошли слухи, что «имеются единичные и групповые протесты против этого набора». Позже большевики утверждали, что это — результат пропагандистской работы их агитаторов. Возможно, так и было, потому что в день восстания призывников власти арестовали меньшевиков Авдеева и Дилевскую, которые работали в Тюменском совете при большевиках: он — председателем ревизионной комиссии, она — секретарем рабочего отдела.

По пути в тюрьму на Базарной площади их расстреляли, но раненый Авдеев выжил.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: