Друзья уходят… | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
15 ноября
2018  года
126
(4747)
Друзья уходят…
 227
№ 56 (2588)
Автор:
Ольга ОЖГИБЕСОВА

На 71-м году жизни скончался известный журналист и писатель, краевед Борис Иванович Галязимов.

Еще один корифей тюменской журналистики ушел туда, откуда нет возврата. Великий правдоискатель. Великий бессеребренник. Великий насмешник. Великий затворник. И, главное, великий трудяга.

Он не представлял себя без работы, он жил ею, наслаждался ею, он черпал в ней жизненные силы. Так и вижу его — с извечной сигаретой во рту, склонившимся над засыпанным пеплом круглым столом, когда-то, возможно, обеденным, а ныне рабочим, загроможденным папками, книгами, стопками бумаги. Он не позволял никому наводить на нем порядок, а сам в мгновение ока мог выудить из бумажных залежей нужный листок или фотографию, или старую, пожелтевшую вырезку.

Все в его доме было подчинено работе — книги на полках, прочитанные до последней страницы; архивы журналов и газет, аккуратно сложенные вдоль стены; старая пишущая машинка — он так и не смог освоить компьютер. Писал по старинке, от руки, затем печатал на желтой бумаге, вычитывал, правил и снова перепечатывал. И так — каждый день…

Его божеством было Слово. Он искал его так, как ищут золото, по крупинкам перебирая горы песка. А когда находил, бережно шлифовал, словно драгоценный камень. И только тогда переносил на бумагу.

Он знал цену писательскому труду, а потому ненавидел халтурщиков, графоманов и бумагомарак. А еще тех, кто, «достигнув степеней известных», почивал на лаврах. А значит, умел наживать себе врагов. Примером для него, человека глубоко талантливого, воистину народного писателя, служил Виктор Астафьев, чьи книги всегда были у него в особом почете.

Борис Галязимов дожил до такого возраста, когда уже мало чему удивляешься. И, тем не менее, сохранил любопытство — в хорошем смысле этого слова. Ему одинаково интересно было поговорить и со знаменитым ученым, и с таджиком, который делал ремонт у него в квартире. И в том, и в другом он находил нечто, что могло лечь в основу характера очередного героя его очередной повести или рассказа.

Он и себя сделал таким героем, но не возвышаясь и не превознося свои достоинства (каких, несомненно, у него было немало), а шутя и ерничая, высмеивая собственные слабости, потому что только так можно было, никого не обижая, посмеяться над недостатками других.

Золотое перо тюменской прессы. Легенда тюменской журналистики. Автор многочисленных повестей, стихов, рассказов. Лауреат первой премии журнала «Уральский следопыт» — его имя вошло в Золотую энциклопедию краеведов Урала… В последние годы он чаще писал «в стол» — увы, такова участь большинства провинциальных писателей. Газеты стали коммерческими, на их страницах нет места литературе. Издавать книги дорого. Но это не останавливало его.

Галязимов продолжал творить в надежде, что когда-нибудь его Слово будет услышано. После писателя должны оставаться книги.

Говорят, в Тюмени хотят открыть Литературный музей, посвященный всем тюменским писателям. Думаю, Борис Галязимов должен быть достойно представлен в этом музее. А его литературное творчество — сохранено, собрано воедино и опубликовано. Он это заслужил.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: