О пленных шведах в Сибири | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
15 ноября
2018  года
126
(4747)
О пленных шведах в Сибири
 284

По поводу юбилейных публикаций

В этом году в тюменских газетах публиковались статьи о пребывании шведских пленных в начале XVIII в. в Тобольской губернии.

Интерес к «шведской теме» подогревается юбилеем события 300-летней давности — Полтавской битвы, в которой российская армия смогла разгромить самую лучшую тогда в Европе армию короля Карла XII. С того времени пошло в России присловье: «разбили, как шведов под Полтавой», «досталось, как шведам под Полтавой» и другие его варианты. Даже самые крупные сражения войны 1941-1945 гг. не затмили успех петровской армии и не способствовали возникновению подобных крылатых выражений в русском языке.

В статьях сообщается много интересных фактов и документальных свидетельств о жизни пленных шведов, или «швецких полонянников», как их тогда называли, в Сибири — Тобольске и Тюмени. Однако выводы из фактов совершенно не обоснованы.

Я полагаю, авторы статей чрезмерно романтизируют, даже идеализируют роль шведских пленных в жизни названных городов, хотя сами же приводят немало сведений о, скажем так, плохом, даже неприличном их поведении. Особенно преувеличен тезис, будто «пленные подняли культурный статус Сибири».

Тобольск и Тюмень, где жили шведы, только крошечная окраина Сибири, поэтому распространять здешние дела шведов на всю Сибирь совершенно некорректно. Капитан Табберг дальше всех проник в Сибирь: с немецким натуралистом на русской службе Даниилом Готлибом Мессершмидтом он проехал до Забайкалья. Неужели он один смог своим там кратковременным пребыванием «поднять культурный статус Сибири»?

Да, вернувшись в Европу, Табберг написал и опубликовал несколько книжек о Сибири, но они на русский язык не переводились, так что сибиряки, кроме единичных ученых, до сих пор не знают, что написано об их предках.

Утверждают, что «около тысячи пленных не простого роду-звания оказались в Сибири». Однако как раз среди шведов преобладали люди простого рода-звания — рядовые солдаты. Наверно, они умели писать-читать, но культурный и моральный уровень их был низок. Это подтверждают факты из жизни шведов в Тюмени.

Не «солдаты были артистами, учителями, писателями» в Тобольске, а офицеры, причем далеко не все, а единицы. Да офицеров и было меньше, чем рядовых солдат. Основная часть офицеров на родине обучалась строительству крепостных сооружений. В этом они были мастера, потому и построили кое-что для Тобольска, отвели реку Тобол в новое русло, чтобы она не разрушала городскую территорию. Однако разве это настолько выдающиеся дела, что они способны «повысить культурный статус Сибири»?

Видимо, губернатор Матвей Гагарин оставил в Тобольске наиболее грамотных и умелых пленников, а остальных направил в другие города, в том числе и в Тюмень.

Из шведов, оставленных в Тюмени, далеко не все владели каким-либо ремеслом, чтобы заработать на пропитание в дополнение к скудному жалованию, которое выдавало государство пленным. Г.В. Шабалдина в книге «Шведские военнопленные в Сибири» (2005 г.) писала: «Наиболее популярным занятием каролинов (так называли солдат армии Карла XII), офицеров и рядовых, было самогоноварение и приготовление пива». А. Оберг (шведский историк) в книге о пребывании соотечественников в Сибири посвятил целую главу их самогонным занятиям.

Изготовлять спиртные напитки местным жителям тогда запрещалось, да и не все умели их делать, так как винные дрожжи были недоступны рядовому населению, а хлеб пекли на заквасках, в которых преобладали молочнокислые бактерии, а не дрожжевые грибы, вызывающие спиртовое брожение. Алкоголизация тюмен-цев пошла быстрее после появления в городе «швецких полонянников» в 1711-1712 гг. Они понимали толк в крепких напитках, умели их готовить и научили тюменцев самогоноварению.

В. Ефремов в книжке «Тюмень восемнадцатого столетия» опубликовал много документов о занятиях шведов самогоноварением. В книгу регистрации Тюменской воеводской канцелярии внесено немало записей о приводе «швецких пленников» с «воровским вином и табаком», то есть продаваемым тайком, без разрешения.

В Тюмени в начале XVIII в. проживало около трех тысяч человек, и добавление почти тысячи шведов-мужчин оказало негативное влияние и в другом отношении. В записях воеводской канцелярии отмечены нередкие случаи привода пленников за «блудные грехи». Об этом же сообщают и авторы в статьях о шведах, но почему-то не замечают, как это вопиюще противоречит тезису о повышении культурного статуса Сибири пленными. Ничего себе культуртрегеры (носители культуры) из дальнего зарубежья начала XVIII века!

Пребывание шведов в Тюмени не оставило о себе памяти в истории города хорошими делами, а плохие постепенно забылись, кроме пресловутого самогона.

Конечно, о роли шведских пленников в истории Тобольска и Тюмени писать стоит, это интересная страница в жизни наших предков, но смотреть на роль иноземцев надо объективно, а не через розовые очки.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: