Остров патриарха, оставшийся в памяти… | Тюменский курьерТюменский курьер
X

16+
15 ноября
2018  года
126
(4747)
Остров патриарха, оставшийся в памяти…
 66
№ 121 (2413)
Автор:
Владимир Танков

Предисловие-2008

Пишу этот маленький и взволнованный текст 11 июля – в день, который был по-особенному памятен Павлу Александровичу Иоанидису. 11 июля 1995 года решением Тюменской городской Думы ему было присвоено звание почетного гражданина города «за большие заслуги в развитии образования, спорта, воспитания молодежи».

Его давно нет с нами – с 1999-го. Заслуженный учитель Иоанидис всей своей жизнью остался в двадцатом столетии. Где он жил так долго – с 1916-го, родившись еще до революции. И где успел так много сделать.

Давайте вспомним этого необыкновенного человека. В том же 95-м мне посчастливилось быть у него в гостях, съесть яблоко с выращенного им дерева, посидеть в прохладе его деревянного дома посреди сада, неторопливо, задушевно побеседовать… Такие незаметно сгорающие часы – украшение нашей журналистской жизни.

И, покидая этот гостеприимный дом, я вдруг (не сочтите за нескромность) почувствовал себя… чуть-чуть мудрее. Так, наверное, и должно быть, когда общаешься с умнейшим, много повидавшим на своему веку, человеком.

Тот очерк, напечатанный в «Тюменском курьере», я назвал «Остров патриарха». Предлагаю его сегодня вниманию моих читателей.

Из города попадаю в деревню: пересекаю Челюскинцев, иду продолжением улицы Герцена – и нахожу по-своему удивительный остров-островок. Зажатый домами и заборами. Посреди огородика с великолепной разлапистой яблоней. Вот оно, «домовладение» Павла Александровича. Действительно, прописка в городе, дом – в деревне…

А свой дом – постоянная забота. Или «постоянная физкультура», если провести аналогию с делом всей его жизни. Ей-богу, физкультура ведь не только стометровки на стадионе или лыжные вылазки на природу. Дров наколоть (а прежде распилить). Воду привезти во вместительной фляге (а колонка-то неблизко, на Челюскинцев). Перекопать грядки… А с крышей столько было хлопот после того, как, сбрасывая снег, нечаянно повредили шифер! Тогда «Пал Саныч» стал стелить новую – никогда не делал, но ведь нужда заставит – сделаешь! Потихонечку, без спешки, и чем дальше, тем лучше у него получалось. Это что, не физкультура?

«Вот и кровельщиком стал, – это уже он о себе. – Печи тоже клал… Да, 13 окон у меня. Как-то купил 26 рам, готовых. Ни одна не подходит. Каждую разбирал и подгонял… А пол – посмотрите (добротная, кстати, работа – по-прежнему ни одной щелочки) – со средним сыном в 51-м году делали…

Да уж, не соскучишься с «домовладением»! Однако давно уже пора представить моего собеседника официально и «по полной программе». Иоанидис Павел Александрович. Партриарх тюменского физкультурного движения (ему отдано 60 лет непрерывного труда). Заслуженный учитель школы РСФСР. Новый почетный гражданин города. И просто его старожил, который видел и помнит удивительно много.

Коренной ли он тюменец? Как сказать… Вот уж загадка так загадка. Если человека привозят сюда двухнедельным (!) из-за тридевяти земель (точнее – из Новороссийска), а потом он отдает своему городу всю жизнь, до сегодняшних достойных 79-и (нам, дай Бог, дожить до таких лет!) – язык не повернется назвать его «приезжим».

В его отчестве тоже скрыта маленькая загадка. Отца звали Александром, но в документы попало «Алексей». Те его друзья, кто знает эту историю, до сих пор иногда подшучивают: «Так ты Александрович или Алексеевич? Два отчества сразу имеешь!»

Вот с фамилией гораздо проще. «Это, в переводе, – Иванов. Иоанн – стало быть, Иван».

Нет, при всем желании я не смог бы написать историю его жизни. Непосильная перу задача! Слишком много в ней было событий, людей, каждодневной черновой работы, которая только и способна держать человека на плаву, дать ему смысл жизни.

«Мне, наверное, повезло – я с очень добрыми людьми встречался. Многие были моими учениками. Горжусь тем, что они меня переросли. Так и должно быть! Случалось – и я работал под начальством (так любопытно он выразился) моих учеников. Большинство из них зовут меня «отцом»…

Жизнь щедро сводила его, знаменитого на всю Тюмень, с другими знаменитыми, а подчас легендарными людьми. В школе N 1, где «Пал Саныч» преподавал физкультуру, в числе его учеников был Витя Худяков. Будущий Герой Советского Союза, павший в Великую Отечественную. «Я помню его мать, сестру Нину… Сам Виктор был прекрасным спортсменом. Лыжником – да у меня в школе все были лыжники».

А Глеб Романов? Тюменская кинозвезда, «матрос с «Кометы», он тоже ходил на уроки к «Пал Санычу». «Помню, у него умерла мать, и комсомол на все лето устроил его в наш пионерлагерь в Онохино. Потом он пришел к нам в 8-й класс, в 1-ю школу. Окончил ее. И уехал в театральный институт… Чудно пел, плясал. На всех инструментах играл от гармошки до трубы. Говорят, он интересно поступал в этот самый институт. Вошел в аудиторию, запнулся за ковер и упал. Но сумел обыграть это падение, развеселил педагогов и поражение обратил в победу… Он умница был! Хотя и не без зазнайства…»

Добрым другом Иоанидиса был скромный и великий тренер тюменской глубинки – Василий Порфирьев, разглядевший в мальчике Боре Шахлине будущего олимпийского чемпиона по спортивной гимнастике. «Прекрасно знаю всю семью Порфирьевых. Съездить бы, навестить родных покойного Василия Алексеевича…»

В свои без малого 80 Павел Александрович не хочет и не умеет сидеть без дела. Его остров-островок на удивление обитаем: люди сюда захаживают, и порой помногу. Только что были два гостя из Салехарда вместе с двумя тюменцами. Разумеется, это все его ученики.

Там, где он может реально помочь (к примеру, постучаться в начальственную дверь, за которой его, как правило, знают), – он помогает непременно. Сейчас оказалась в сложной ситуации одна учительская семья, когда-то безбедно жившая в Армении. Прекрасный дом, машина, гараж… Но пришли новые, суровые времена. Жить им, русским, стало очень неуютно. Пришлось принимать трудное решение. Семья с тремя детьми была разделена немилосердными обстоятельствами и жила аж в трех разных республиках! Павел Александрович предложил свою помощь в трудоустройстве. Он убежден: все у них наладится, заживут все вместе на тюменской земле.

…Его ангел-хранитель, судя по всему, предпочитает число «три». Три сына у Павла Александровича. Три невестки. И по трое внуков и правнуков. Редкостное совпадение!

Впрочем, он ни в какие магические цифры не верит – а верит в знание, живое человеческое участие. Он остается поклонником педагогического дара Антона Семеновича Макаренко. «Все начинается в школе и в семье – под таким девизом я работал все шестьдесят лет».

Я же, более склонный к суевериям и всяким таким «неслучайным комбинациям», склонен считать, что сопутствует его жизни и цифра «один». В смысле – «первый». Он первым из преподавателей своего предмета стал в Тюмени заслуженным учителем школы РСФСР. Он первым открыл – еще в 1945-м – спортивную школу народного образования… И так далее. Когда-нибудь мы, любопытства ради, пересчитаем все это «первое», и, боюсь, пальцев на моих руках не хватит.

Но, признаюсь честно, при всем моем уважении к прошлому меня почему-то больше заинтересовало его настоящее. Где есть чему радоваться и чему огорчаться. Скажем, тепло. Хорошо, что к «домовладению» Павла Александровича теперь подведена горячая вода, и отпала нужда в угле и дровах (которые у него как у доброго хозяина все же имеются – должно быть, «на всякий пожарный»). Или вода – плохо, что свою флягу с водой он катит с превеликим трудом по предельно захламленной, усыпанной непонятно чьим строительным мусором, улице Герцена. Увидели б почетного гражданина из какой-нибудь черной «Волги»! Однако начальство держится по другую сторону Челюскинцев…

Есть в его сегодняшней жизни и почти сенсационные открытия. Внезапно отыскал «Пал Саныч» свою школьную знакомую, с которой не виделся – не поверите – 63 года! И очень хочется увидеться, и очень не просто будет это сделать…

Я искренне порадовался тому, что он остается преданным футбольным болельщиком московского «Торпедо» (хотя сам с восьми лет болею за «Динамо»). Оказывается, был у тюменского кинотеатра «Темп» большой громкоговоритель, и народ собирался здесь послушать радиорепортажи Вадима Синявского. Любопытно было б поглядеть – жаль, невозможно повернуть вспять время…

Он сохранил острую, чисто учительскую, память. Встретившись, мы решили вспомнить, когда познакомились. Я не смог. Он вспомнил, Павел Александрович! Оказывается, еще в конце 70-х, на детской спортивной телепрограмме «Турнир друзей». Утер нос вашему покорному слуге…

Я выпил маленькую рюмку коньяка из его графинчика (сам «Пал Саныч» не пьет). За алую ленту почетного гражданина. За то, чтобы все в его большой семье было хорошо. И «остров-островок» был по-прежнему приветлив и полон гостей. Выпил под кисло-сладкое яблочко с замечательной «островной» яблони.

Яблоня, кстати, выросла на его участке из одного-единственного семечка.

Вот так, наверное, и жизнь человека. Кто-то остается «вещью в себе», бесплодным для других семечком. А кто-то щедро делится своими добрыми плодами – благо есть чем делиться…

***

Послесловие-2008Послесловие-2008 Послесловие-2008 В 1997-м мне пришлось уехать на тюменский Север – так распорядилась судьба. Уже там узнал, что Павла Александровича не стало… А так хотелось прийти снова в этот по-человечески теплый дом, спрятавшийся за яблоньками в глубине сада. Попить чаю, поговорить, узнать новости, порас-спрашивать хозяина, который помнит так много – мозаика лет, мозаика лиц, мозаика дел… Все надо делать вовремя. Павел Александрович все успел. Я – нет. Не успел еще раз (а, может, и не раз) написать о нем. Больше. Лучше. Интереснее.

И все-таки был «Остров патриарха», который я люблю перечитывать. И очень рад, что сегодня кто-то прочитал этот очерк впервые, а кто-то перечитал его вместе со мной.

Давайте вспомним…

***

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: