X

Гармонь как память об отце

После публикации в районной газете списка наших земляков, оказавшихся в немецком плену, одной из первых позвонила в редакцию ветеран педагогического труда из пос. Заречный Галина Павловна Шевелева. В списке она нашла имя своего отца, Павла Васильевича Шевелева, 1912 года рождения, уроженца села Супра.

Сама Галина Павловна мало что помнит: отец ушел на фронт, когда ей было всего три с половиной года. А брату Александру, 1939 года рождения, и того меньше.

В то время Супра относилась к Дубровинскому району. Всех призывников Дубровинского райвоенкомата сначала увезли в Тобольск и уже оттуда на пассажирском пароходе — в Омск. Почти все население Супры собралось на берегу в надежде, что теплоход хоть недолго постоит возле супринского берега. Но этого не случилось. Среди тех, кто со слезами на глазах отчаянно махал руками, провожая на войну мужей, сыновей, братьев и отцов, была и маленькая Галина с матерью, Евдокией Пантелеймоновной. Отец ушел на войну навсегда. Все, что Галина Павловна рассказала о нем, она узнала от матери.

Отец ее был работящим, хозяйственным мужчиной и в местном колхозе не на последнем счету. А еще он был замечательный гармонист. На заработанные в колхозе деньги приобрел особенную гармонь, как тогда говорили, «с немецким строем». Мальчишки бегали за ним гурьбой, просили: «Научи, дядя Паша!» Но по-настоящему научился играть на гармони лишь один — Александр Федорович Шевелев. Он по-прежнему живет в Суп ре и играет на гармони на ветеранских праздниках. Гармонь и осталась доныне памятью о Павле Васильевиче.

… В конце сентября — начале октября 1941 года получила Евдокия Пантелеймоновна последнее письмо с фронта от своего мужа. Письмо не сохранилось, но писал в нем Павел Васильевич примерно следующее: «Дорогая моя жена и детки. Обстановка очень сложная, а завтра нам предстоит тяжелый бой. Не уверен, останусь ли жив, народу гибнет много, особенно страдаем от налетов немецких самолетов. Но если со мной случится беда, передай мою гармонь сыну. Пусть научится играть на ней. А Галине купи гитару, чтобы и она умела играть…»

Мать так и сделала. Когда Александр подрос, он освоил отцовскую гармонь и хорошо играл на ней. Но он уже умер, и теперь гармонь хранится в доме Галины Павловны. Иногда на ней играют ее сыновья — Николай, что живет в одном поселке с матерью, а также Владимир, когда приезжает в гости из Санкт-Петербурга. В Заречном живет и дочь Галины Павловны — Надежда. Сыновья и дочь подарили Галине Павловне шестерых внуков. Так что род Шевелевых продолжается.

А вот на гитаре, что куплена по наказу отца, Галина Павловна играть так и не научилась…

По данным трофейной карточки, Павел Васильевич Шевелев, рядовой 84-го стрелкового полка, попал в плен 25 сентября 1941 года в районе г. Старая Русса. 11 ноября 1941 года доставлен в шталаг 302, в Баркенбрюгге. Лагерный номер военнопленного -010155. Извещение о том, что «Шевелев Павел Васильевич в бою под Ленинградом попал в плен 3 мая 1942 года, где и погиб. Это извещение является основанием для ходатайства о назначении пенсии детям на погибшего отца», пришло Евдокии Пан-телеймоновне только в декабре 1947 года.

По словам Галины Павловны, пенсию им с братом выплачивали, но где покоится прах их отца — неизвестно.

Правда, даты пленения П.В. Шевелева совсем не совпадают…

***

От редакции. Мы уже не раз писали о несовершенстве учета военнослужащих в Красной армии. Особенно в тяжелые периоды отступления — в сорок первом и сорок втором годах. Можно предположить, что после того, как потрепанные в арьергардных боях части отводились на переформирование, командиры начинали приводить в порядок документацию и списки личного состава. Поэтому нередко даты гибели или попадания в плен брались, извините, «с потолка», и подлинной картины не отражают.

О лагере для военнопленных, куда, согласно немецким данным, был направлен Павел Васильевич Шевелев, кое-какие сведения собраны инициативными поисковиками, которые занимаются этой работой в частном порядке. Естественно, поскольку официальные данные неполны и приблизительны.

Штаммлагерь 302 (II-H) Гросс-Борн — Баркенбрюгге был расположен в городке Баркенбрюгге (это название существовало до 1945 года, затем городок получил польское название — Баркневко, сейчас его не существует). Территория называется -Западно-Поморское воеводство Республики Польша, район города Щецин (немецкое название в годы войны — Штеттин).

По различным материалам установлено, что шталаг 302, Баркенбрюгге создан летом 1941 года специально для советских военнопленных. Первая партия военнопленных — 4000 красноармейцев — поступила («eingang») в Баркенбрюгге 1 октября 1941 года. Вторая — около шести тысяч человек — 9 октября. Известно также, что большая часть из этих десяти тысяч вскоре переправлена в другие лагеря — обычные и концентрационные: шталаг II-D, шталаг Н-С, концентрационный лагерь Заксенхаузен и другие во втором военном округе.

Нас с вами должны больше заинтересовать последние партии военнопленных, с одной из которых, скорее всего, и оказался в Баркенбрюгге Павел Васильевич Шевелев. Эти три последние, восемь тысяч человек, доставлены 10, 11 и 14 ноября 1941 года (в трофейной карточке указывается именно 11 ноября). Документов об их переводе в другие лагеря округа не обнаружено. Таким образом, следует предположить, что Павел Васильевич Шевелев погиб на территории Баркенбрюгге осенью 1941-го — весной 1942-го.

В шталаге 302 существовало, предположительно, два кладбища наших военнопленных, на которых похоронено около 20 тысяч погибших. Первое из них, где хоронили погибших зимой 1941-42 годов, находится в Баркенбрюгге. Там польский Красный Крест в мае 1947 года производил эксгумации. Удалось установить ряд имен военнопленных. К сожалению, в этом коротком списке нет фамилий наших земляков, погибших в этом шталаге.

… Зато в небольшой стопке персональных карточек военнопленных, которые предоставил редакции исследователь истории 229-й стрелковой дивизии петербуржец Юрий Власов, мы нашли имя еще одного Шевелева из того же села Супра. Это Шевелев Петр Ефимович, 1923 года рождения, рядовой 811-го стрелкового полка. Попал в плен вместе со своим полком 10 августа 1942 года. Пленный был отправлен в шталаг 326, где ему присвоили номер 47542.

В книге «Память», том 4, стр. 378, отмечено, что «Шевелев Петр Ефимович в августе 1942 года пропал без вести». А из «Personalkarte» видно, что 13 июня 1943 года военнопленный Петр Шевелев был еще жив. Он умер за год до победы — 6 апреля 1944 года. И еще записано, что у него была жена — Шевелева Прасковья Петровна. Может быть, в Суп-ре помнят и о нем?

***
фото: шталаг 302 (И-Н), Баркенбрюгге — общий вид;поминальный крест на территории лагеря, правда, только бывшим военнопленным-полякам

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК