X

Похоронен под красной звездой

После публикации 17 ноября в газете «Заводоуковские вести» материала о воинах-земляках, попавших в фашистский плен, чьи судьбы по сей день остаются белыми пятнами в историографии Великой Отечественной войны, в редакцию стали поступать отклики.

Одной из первых позвонила Лидия Карловна Сихварт из Падуна.

— Прочитала в газете о Батянове Германе Павловиче, плененном немцами в августе 1942 года. Не все, но сходится: год рождения, и что из Падуна, а главное — мать Батянова — Фекла. Эту бабушку я знала. Сразу подумалось о здравствующей старшей сестре Германа Вере. Ей уже девяносто. Да я и сама довожусь ему родней, потому как замужем была за его племянником, ныне покойным. А вот фамилия напечатана не так, правильно будет — Батенев. Имя тоже другое, вернее, стало другим. Рос и воевал он, будучи Германом, но после войны стал Григорием. Почему? Об этом и остальном лучше меня сестра его расскажет. Приезжайте.

… И вот я в Падуне, в доме Веры Павловны Ивлевой. Вместе с проводившей меня сюда Лидией Карловной, частенько навещающей престарелую родственницу, слушаем ее воспоминания о брате. Годы все же сказываются. Вере Павловне неможется, а потому говорит, не вставая с кровати. Вспоминает она, перескакивая, что называется, с пятого на десятое, некоторые даты путает, иные — не помнит вовсе. Но с помощью уточняющих и наводящих вопросов, да подсказок Лидии Карловны удалось более-менее складно записать ее рассказ.

— Как война началась, Грише семнадцать с чем-то было, тут его сразу и угнали на войну. Поначалу на связиста учился. В лесу под Ишимом их часть стояла. Я к нему ездила проведать. Оттуда и направили его на фронт. Отбыл, как пропал. Три года ни слуху, ни весточки от него. Отец-то наш болел шибко, лежал больной и все время говорил: попомните меня, вернется наш Ернюшка, ничто ему не сделается. Так и вышло. Война окончилась, и вскоре письма от него пришли — одно, второе, а там и сам заявился.

Рассказывал, что был в плену, все три года на богатых немцев батрачил. Повезло: иные хозяева наших пленных, как скот, в хлевах содержали, а с ним по-божески обходились — почти не били и кормили сносно. Как в плен попал? Сказывал, дивизию их немцы окружили, прижали к реке. Большинство красноармейцев погибло, а оставшихся — пленили.

Он, посеченный осколками, — веко было нарушено и пальцы руки, — тоже оказался в подвалах, где от скопления людей — не продохнуть. Сущий ад! Держали без еды и питья. Многие умирали, тех, кто бежать пытался, расстреливали тут же. Затем запечатали всех в вагоны и повезли в Германию. А там — кому в концлагерь дорога, а кто, как он, к бюргерам в работники попал. Приезжали немцы, выбирали их, приценивались, словно к рабам.

… Освободили Григория союзники, или, как назвала это Вера Павловна, «Америка до него первой доехала». Возвращался домой не без боязни. Наслышан был об отношении на родине к вчерашним военнопленным. Но и тут повезло. Не раз вызывали Григория в Новую Заимку на допросы в местный отдел НКВД, однако отступились. И все же от греха подальше перебрался он в Тюмень, устроился водителем, а там и семьей обзавелся. Проживает ныне в Тюмени его сын Сергей, растут внуки.

— Но почему все-таки Григорий, а не Герман, как значилось в немецкой карточке военнопленного?

— Германом его родители назвали, а он еще маленьким имя это не терпел. Видать, из-за того, что дразнилка прицепилась — Ернюшка да Ернюшка. Когда освободился из плена, имя-то сразу и сменил. Первое письмо пришло от него, подписанное Григорием Павловичем. Что за Григорий? — думаем. — У нас в роду одного из дядьев так звали, но не от него ведь письмо. А в следующем письмеце наш Ернюшка объяснился, почему он теперь Григорий. В плену его «фашистское» имя Герман, да еще как у одного из их главарей — Геринга, стало ему прямо-таки ненавистным…

Умер Григорий Павлович Батенев в 2000 году. Похоронен в Тюмени. Как вспоминает Вера Павловна, погребен в ранге участника Великой Отечественной войны. При содействии и помощи военкомата ему установлен надгробный памятник с красной звездой.

Редактору газеты «Заводоуковские вести» Е. Пономаревой

Уважаемая Елена Григорьевна! Я нашел «вашего» Батенева в списках новобранцев 229-й стрелковой дивизии. Правда, его фамилии там тоже не повезло. В «именном списке на команду N… отправляемую из Ново-Заимского райвоенкомата» 18 декабря 1941 года, он значится под № 13 как Беженев Герман Павлович, 1923 года рождения. Приказом № 9 параграф 2 все 18 человек, все 1923 года, отправлены в полковую школу в пулеметный взвод.

О том, что случилось с 811-м стрелковым полком, в котором воевал Григорий Павлович, я расскажу в своем комментарии к вашей заметке. Р.Г.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК