X

Большие музейные гастроли

«Музейные гастроли» — так, упрощая идею, можно назвать соглашение о сотрудничестве, которое подписали Тюменский музейный комплекс имени Словцова, Омский областной музей изобразительного искусства имени Врубеля и Омский государственный историко-краеведческий музей.

О том, как возникла мысль о сотрудничестве и чего от него ждать, рассказал Павел Головин, директор музейного комплекса имени Словцова.

— 7 апреля делегация из Тюмени побывала в Омске. Поехали заведующая музеем изобразительных искусств Татьяна Сергейчук, наш ведущий дизайнер Максим Пискулин и я.

Мы посетили два музея — изобразительного искусства имени Врубеля и историко-краеведческий. Это великолепные музеи! Если кто-то поедет в Омск, то обязательно должен их посетить.

Побывав в музее Врубеля, Владимир Путин назвал его «Эрмитажем за Уралом». Он прав, потому что коллекция поражает обилием шедевров. И не только. Там существует серьезный реставрационный центр, куда мы отправляем многие экспонаты как на реставрацию, так и на атрибуцию художественных работ, в ходе которой устанавливаются авторство произведения, время его создания.

Если мы, три музея, объединим усилия, станем сообща разрабатывать новые выставочные проекты, то с нами не сравнится ни Третьяковская галерея в Москве, ни Эрмитаж в Санкт-Петербурге!

Наш музейный комплекс предложил Омску экспозицию «101 русский портрет». Она откроется в музее имени Врубеля в 2011 году. Раньше везти ее туда нет смысла. Потому что, во-первых, необходимо подготовить для нее залы. А во-вторых, тюменские дизайнеры сейчас разрабатывают концепцию подачи столь богатой и большой выставки. Думают о том, как разместить ее у наших соседей, чтобы сохранить ее «тюменский дух».

Планируется отправить примерно 80 процентов коллекции, из которой состоит «101 русский портрет».

— Есть картины, которые нежелательно перевозить, — объяснил директор такой сокращенный вариант выставки. — Например, портрет Марии Федоровны. Он требует реставрации, переезд может ему навредить. Хотя, возможно, мы все же отправим его в Омск и после того, как выставка «101 русский портрет» там закончится, оставим на реставрацию. Вопрос цены надо еще прорабатывать.

А вот транспортировка омских экспонатов в Тюмень должна состояться уже будущей осенью. Наша делегация сразу выбрала две иконы с мифической историей.

В 1939 году один омский краевед приехал в Тюменскую область, в Березово, чтобы обследовать разрушенный Воскресенский собор. Внутри он случайно увидел нечто, напоминающее тряпки. Развернув, увидел, что на них что-то написано. Оказалось, что это иконы — Христос Вседержитель и Успение Пресвятой Богородицы. Специалисты, которые проводили анализ находки, определили, что иконы написаны в 1800 году в Тобольске.

Я видел их в омском музее, они производят впечатление! И у меня есть идея, как правильно их «подать» в нашем музейном комплексе.

В более далеких планах — гастроли в Тюмени картин «малых голландцев», акварелей японского художника Беназа Хиросавы, коллекции фарфора завода Юсуповых…

— А вот коллекция Юсуповых не требует какого-то оригинального подхода, — считает Головин. — Ей необходимы только стеллажи и свет, остальное скажут сами предметы…

Музеи собираются не только обмениваться коллекциями, но и усиливать фонды друг друга. Так, запланированная экспозиция из полотен Ивана Айвазовского будет составляться из фондов даже не двух музеев, а, как минимум, четырех.

— В нашем комплексе хранятся три его картины, в омском музее имени Врубеля — девять, есть несколько в Новосибирске, есть в Перми. Представьте, если мы покажем не три работы, а двадцать или тридцать! Причем в каждом городе, который участвовал в формировании выставки. Но Тюмень будет первой в списке, потому что это наша идея.

Надо сказать, что такой тесный обмен фондами ранее не практиковался. Головин говорит, что каждый музейный работник, в первую очередь, — хранитель, а потому страх перед перевозкой старинных ценных экспонатов понятен. Однако теперь, говорит директор, риск сведен к минимуму. Современные музеи оснащены качественными системами противопожарной охраны, видеонаблюдением, сигнализацией. Осталась, по большому счету, одна серьезная трудность — грамотно организовать доставку экспонатов и их сохранность в пути.

— Музеям надо научиться доверять друг другу, — считает Павел Головин.

Перевозка, впрочем, дело не только ответственное, но и дорогое. Директора музеев собираются сообща позаботиться о финансовой стороне вопроса.

Допустим, мы за свой счет везем «101 русский портрет» в Омск, а они за свои деньги привозят ее обратно. А прибыль от продажи билетов делим пополам. Но возможно, придется искать спонсоров, чтобы переправлять экспонаты…

Сотрудничество с омскими музеями — это только начало. Тюменский музейный комплекс имени Словцова ведет переговоры с коллегами из других городов — Перми, Челябинска, Новосибирска, Астрахани.

Настанет время, считает Павел Головин, когда такие «гастроли» станут привычными. И у нас, тюменцев, будет возможность, не выезжая из города, увидеть все богатства, которые хранят музеи нашей страны.

***
фото: Павел Головин;репродукция акварели Безана Хирасавы из альбома Омского музея имени М.А. Врубеля

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК