X

Солдаты возвращаются с войны

Продолжение. Начало в N 12, 14.

История Отечественной войны в портретах рядовых 229-й стрелковой дивизии, сформированной в г. Ишиме в декабре 1941 года.

Солдатский медальон — письмо из прошлого

Однажды Артур Ольховский подарил мне металлическую копию солдатского медальона. Точно такие же, только пластмассовые, ищут и находят поисковые отряды в большой излучине реки Дон и в других местах, где шли кровопролитные бои. Там земля до сих пор хранит останки не вернувшихся с войны.

Солдатский медальон десять лет назад привел меня к истории 229-й стрелковой дивизии. Эта история не кончается и не кончится никогда. Я это хорошо понимаю — узнать все о ребятах, за прошедшие годы ставших, как сказал поэт, землей и травой, невозможно. И оставить тему нельзя. Однажды молодой журналист спросил меня, почему я столько лет занимаюсь пропавшими без вести? «Ты тоже хочешь подключиться?» — с надеждой спросил я. Парень стушевался.

Меня, можно сказать, привели за руку. Вот три имени. Из самых первых для меня.

Степан Кузнецов. Он погиб в стрелковой ячейке, засыпанной взрывом снаряда на левом берегу речушки Чир.

Гриша Куваев. Через Дон, уходя от окружения, он переправился. А погиб уже на восточном берегу в балке Бирючая, где и нашли его медальон в перепаханной танковыми гусеницами земле.

Петр Александров. Он уже пускал пузыри, но сумел доплыть и ухватиться за какие-то кусты. Вылез на берег, был задержан заградотрядом, наскоро допрошен и отправлен защищать Сталинград…

Я не стану пересказывать их истории. Они есть в книге «Возвращенные имена», вышедшей в свет в 2012 году. Я хочу написать о тех, о ком не смог ничего узнать еще десять лет назад.

Самое главное — они остались живы. Они нашли переправы через Дон. Они прошли через допросы и получили направления в самые разные части, которые прибывали на защиту Сталинграда. Кто-то продолжал воевать здесь в Сталинграде до самого 19 февраля 1943 года. Другим достались другие фронты. Фронтов тогда было много, и военного дела хватило, я думаю, всем.

Молодые сибиряки оказались усердными учениками в торопливой военной школе. И стали хорошими солдатами. Жаль, что раньше под Суровикином и Нижним Чиром им не хватило времени на учебу. Надо было стоять насмерть.

Пока только четыреста

Короче, я собрал почти четыреста новых историй. Разных. И продолжительных, и очень коротких. Торжественных — когда вручали первые ордена и медали. Печальных — война продолжалась, солдаты погибали не только в руинах Сталинграда. Eще предстояли два года войны. Восемьсот дней. Сражения, имен которых они еще не знали. Например, Курская битва, до которой еще было как до Луны. Солдат — не стратег, он чернорабочий войны. Он совершает свою работу (слова «работа, работать, работал» встречаются в большинстве наградных листов и во всех журналах боевых действий). Потом кто-то скажет — подвиг. А кто-то — обычное дело.

Уроки июля — августа пригодились выжившим в котле за Доном. В октябре — ноябре 1942 года вышедшие из окружения получили первые боевые награды. А под Москвой только началось формирование третьей дивизии под тем же номером — 229. Несколько слов об этом формировании, хотя оно не является предметом нашего исследования.

Третья 229-я оказалась счастливее своих предшественниц. Она встретила День Победы, она получила наименование Одерской, а после войны ее ветераны написали историю соединения, не забыв упомянуть и тех, кто был раньше.

На моем рабочем столе несколько сотен наградных листов со знакомыми уже фамилиями. Я думаю, что из них можно попытаться сложить картину Великой Отечественной войны, пусть и в коротких эпизодах.

Итак, повторю. В августе 1942 года 229-я дивизия перестала быть. Исчезла из сводок, радиограмм, приказов, рапортов. Но в сентябре, в октябре, ноябре того же года были заполнены первые наградные листы на тех, чьи фамилии мы найдем и в именных списках безвозвратных потерь 229-й.

Мигушев Василий Александрович. Призван Ярковским РВК. Автоматчик 59-го гв. стрелкового полка 21-й гв. стрелковой дивизии — 43 армия Калининского фронта.

«…Получив задание перед боем разведать оборону противника, он, презирая смерть, под пулеметным огнем и при свете ракет, вблизи вражеских часовых проник на вражескую территорию и разведал оборону противника. Это дало возможность вести борьбу с врагом с наименьшими потерями. В дальнейшем тов. Мигушев самоотверженно с автоматом в руках и гранатами под шквальным огнем крупнокалиберного пулемета приблизился к проволочному заграждению. И при выполнении данного боевого задания по созданию проходов (в заграждении — авт.) был ранен.»

7 ноября 1942 года был подписан приказ о награждении гв. рядового Мигушева медалью «За отвагу».

Почти через два года, в августе 1944-го, под Вильнюсом, «находясь на наблюдательном пункте, наводчик 1-й батареи 569 ИПТАП 7-й Городокской артбригады РГК ефрейтор Мигушев обнаружил накапливание немецкой пехоты и появление 5 танков. Этим он способствовал своевременному открытию огня и успешному отражению контратаки противника. При этом из личного оружия уничтожил 4 немца. Будучи раненым, не покинул поля боя.»

Из приказа о награждении Мигушева В.А. орденом Красной звезды, 13.08.44, 1-й Прибалтийский фронт.

.Что я хочу сказать, цитируя наградные листы, журналы боевых действий, перечисляя наименования воинских соединений, названия фронтов, оборонительных и наступательных операций? Eще раз напомнить о событиях Отечественной войны? Вовсе нет. О войне, как гласит одна старинная мудрость, многие знают многое, все что-нибудь и никто достаточно.

Дело в конкретной 229-й дивизии второго формирования. Много лет многие авторы (и автор этой публикации тоже) из раза в раз создавали образ наскоро сколоченного, не очень боеспособного соединения, которое было брошено под гусеницы нацеленных на Сталинград немецких танков. Дивизия погибла, а ее солдаты так и остались безымянными.

Сначала удалось воссоздать более или менее полный список личного состава 229-й. Больших трудов, и не столько самого автора, сколько сотрудников военных архивов, потребовало собирание и идентификация персональных данных этих военнослужащих. Постепенно выяснилось, что переставшая сражаться в качестве соединения 229-я продолжала воевать, сохраняясь в сердцах и памяти ее бывших новобранцев, а теперь обстрелянных и храбрых солдат. Стало быть, ее история продолжалась, хотя и не заносилась в анналы нового соединения с тем же номером. Подвиги направленных в другие части зачислялись на счет (простите за вульгаризм) уже этих войсковых единиц.

Но продолжим писать нашу картину наградными листами

…Калашников Георгий Михайлович. Призван Ярковским РВК. Сержант-автоматчик гв. мотострелкового пулеметного батальона 43-й гв. Верхнеднепровской танковой бригады.

«… В боях за г. Могилев тов. Калашников, будучи в разведке, уничтожил двух немецких пулеметчиков и захватил немецкий пулемет. Неоднократно ходил в атаку и уничтожил до 7 немцев. Будучи связным командира роты, в самых сложных условиях обеспечивал бесперебойную связь со взводами… «

Награжден медалью «За отвагу».

Июль 1944 г.

Тюленев Михаил Никифорович. Призван Юргинским РВК. Мл. сержант, шофер гв. отд. батальона противотанковых ружей — 214-й сп 73-й гв. стрелковой дивизии, Степной фронт. Курская битва.

«…На протяжении всего периода боев с 5 июля 1943 г. на белгородском и на харьковском участке фронта он, несмотря на огонь противника, всегда своевременно доставлял боеприпасы, продукты питания на передний край батальона. Машину всегда содержит в боевой готовности… (из наградного листа).

Награжден медалью «За боевые заслуги».

Сентябрь 1943 г.

Абышев Михаил Алексеевич. Призван Байкаловским РВК. В июле 1943-го — мл. сержант — тот же 214-й сп 73-й Сталинградской сд. Белгород. Дважды ранен. После госпиталя с февраля 1944 года — разведчик 429-й отдельной разведроты 371-й стрелковой дивизии.

Дивизия освобождает Белоруссию, участвует в Витебской наступательной операции (март — апрель 1944 г.), за что ей присваивается почетное наименование Витебской. За свои смелые действия тов. Абышев — сказано в наградном листе — достоин награждения медалью «За отвагу». Приказ подписан 20.04.44.

Хотел бы напомнить одну подробность самого начала истории 229-й стрелковой. В сопроводительных документах команд, собранных из призывников 1923 года рождения, было написано: «…направляется в распоряжение начальника 2-й Ленинградской авиашколы, гор. Ишим». Не знаю, прозвучала ли эта фраза вслух или держалась в секрете. Но если была она известна ребятам из сибирских деревень, то можно себе представить, какие надежды рождались в их головах. А попали, как знаем мы, в пехоту — царицу полей. Так красочно писалось в те времена.

Но, по крайней мере, одному- двум из почти четырех тысяч зачисленных в пехоту удалось попасть в авиацию. Один стал воздушным стрелком на штурмовике Ил-2, который наши называли «летающим танком» а враги за убойную силу — «черной смертью».

Голяк Николай Николаевич. Призван Упоровским РВК. Гв. сержант. Воздушный стрелок 1-й авиаэскадрильи 952-го штурмового авиационного Оршанского Краснознаменного ордена Кутузова 3 ст. полка 311-й ШАД. Имеет два ранения, одно из них тяжелое.

311-я штурмовая авиадивизия воевала на 3-м Белорусском фронте. С января 1945 года вела бои в Восточной Пруссии. А с 13 по 25 апреля участвовала в Земландской наступательной операции. Там расположена военно-морская база кригсмарине — город и крепость Пиллау. Последний опорный пункт обороны немцев на Балтике.

«Тов. Голяк до прибытия в полк принимал участие в боях в наземных войсках. После последнего ранения был направлен в зап. СП, где изъявил добровольное желание переучиться на воздушного бойца. В 1944 году окончил школу воздушных стрелков и был направлен в полк…

Совершил 40 успешных боевых вылетов. После 10 вылетов награжден медалью «За отвагу». Произвел три воздушных боя с истребителями противника.

Отважный воздушный боец, не взирая ни на что, смело смотрит в глаза опасности и с большим желанием идет в бой. Исключительно подвижной и зоркий, не только отлично следит за воздухом, но и успевает обнаруживать зенитные точки на земле и подавлять их…

24 апреля 45 г., летая с экипажем на разведку в районе Пиллау, обнаружил тщательно замаскированные батареи полевой артиллерии. По результатам разведки были посланы группы штурмовиков, и эта артиллерия была уничтожена.

28 апреля 45 г. на косе Фриш-Нерунг обнаружил батарею противника и подавил ее. На обратном пути заметил движущиеся автомашины, груженные солдатами, метким огнем поджег их…»

19.5.45 г. представлен к ордену Славы 3 ст. 24 мая 1945 г. приказом по 311-й штурмовой авиадивизии 1-й воздушной армии награжден орденом Красной звезды.

Дядька, а ты рейхстаг видел?

Так спрашивал я своего дядю, вернувшегося с войны. «Видел», — отвечал он и поддергивал рукав пиджака, чтобы открылись часы. Он купил их у американского офицера на толкучке, которая шумела в Берлине на Королевской площади.

Разметала наших ребят война. По фронтам и направлениям. И не щадила их, как и они себя не щадили. Но так хотелось узнать: удалось ли хоть кому-нибудь из них войти в Берлин и, как на военной фотографии, расписаться на покрытой копотью и выщербленной осколками стене здания, ставшего как бы символом лютого врага? Расписаться от имени всех, сражавшихся с этим врагом в степи за Доном.

Могу доложить: по крайней мере, нашелся один такой. Расписывался он на стене или на колонне — нам уже никто не скажет. Но возможность такую имел.

Удальцов Федор Васильевич. Призван Упоровским РВК.

Из приказа по 76 гвардейскому стрелковому полку 26 гвардейской стрелковой дивизии 1-го Прибалтийского фронта. наградить медалью «За отвагу».

«.Санитарного инструктора 1 стрелкового батальона — гвардии рядового Удальцова Федора Васильевича за то, что он в боях с 15 по 17 декабря 1943 года проявил исключительную заботу о спасении жизни раненых бойцов и командиров. За этот период он вынес с поля боя 15 раненых с их личным оружием и 25 раненым оказал первую помощь. Во время Отечественной войны трижды ранен.»

1944 год. Федор Удальцов — сержант, санинструктор 1-го стрелкового батальона 597-го сп 207-й стрелковой дивизии. Прибалтика. «.В период боевых действий 29-31 октября и 1 ноября 44 года в районе Муцинеки, Авикне, Пиколи, Яунауце под сильным огнем оказал первую помощь и вынес с поля боя 27 раненых бойцов и офицеров с их оружием. За проявленную самоотверженность и как ветерана Отечественной войны, 4 раза пролившего кровь за Родину, считаю т. Удальцова достойным ордена Славы 3 ст.»

Видимо старшие начальники посчитали: «Славы» недостаточно. В приказе частям 207-й Краснознаменной дивизии от 24 ноября 1944 года записали наградить орденом Красной звезды.

А с 1 января 1945 года 207-я сд передана 1 Белорусскому фронту. В конце апреля — начале мая сражается в самом центре Берлина: Тиргартен, Моабит, имперский театр. Eсть упоминания, что подразделения 207-й подключались и к штурму рейхстага. Во всяком случае, стоит упомянуть, что на Знамени Победы упоминается 79-й стрелковый корпус, в состав которого входила и эта дивизия. А что касается его родного 597-го полка. Вот выписки из журнала боевых действий 207-й стрелковой Померанской Краснознаменной ордена Суворова дивизии:

«.1.05.45 г. 597 сп наступал в направлении на имперский театр (новый рейхстаг) и к 2.00 2 мая 45 г. дивизия овладела театром и прилегающими к нему каменными зданиями. К 6.00 в восточной части парка Тиргартен дивизия соединилась с войсками 1 Украинского фронта. 597 сп преодолел сильное огневое сопротивление противника и закрепился фронтом на северо-запад (откуда ожидались попытки 12-й армии генерала Венка пробиться к осажденному в столице гарнизону — авт.).

.2.05.45 г. Командир дивизии в течение ночи по радио вел переговоры с противником о месте встречи военных представителей для переговоров о капитуляции Берлина. В 8.00 Берлин капитулировал».

В 1985 году Федору Удальцову вручен в Тюмени орден Отечественной войны 1-й ст.

Подвиг и жизнь

Перелистывая (в который раз!) тома обширного издания «Солдаты победы», я не могу не думать о быстротекущем времени, уносящем с собой не только самих людей, но и самую память о них. Не оставляя даже строчки там, где их имена должны быть врезаны навечно. «Солдаты победы» изданы солидно. Я бы даже сказал, капитально. Но. только через 60 лет после события, которому посвящены. И получилось, что кого вспомнили, того и записали. Невольно думаешь: что такое подвиг в сравнении с продолжительностью жизни?

Катралиев Каюм Абдуллович. Призван Тобольским РВК. В январе 1944 г. ефрейтор, орудийный номер второй батареи 746-го отдельного истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона. Западный, Брянский, Первый Украинский фронты. Одно ранение, легкое.

«…Eфрейтор Катралиев в боях с немецкими захватчиками за советскую Родину проявил мужество и отвагу. Работая у орудия все время стрельбы по врагам, быстро и точно устанавливал взрыватель, невзирая на артиллерийский обстрел врага, чем помог орудию выполнить боевую задачу командования и уничтожить до роты пехоты и две огневые точки противника… «

Из приказа по 1702 зенитно-артиллерийскому Новоград-Волынскому Краснознаменному полку о награждении личного состава от 23 января 1944 года.

Вторую медаль «За отвагу» сержант Катралиев получил 31 мая 1945 года по приказу начальника артиллерии 25-го танкового корпуса. В приказе отмечено, что «расчет, в котором работает сержант Катралиев, сбил семь самолетов противника».

Продолжение следует.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта