X

Последнее прости от 19-го «А»

4 сентября умерла Светлана Николаевна Кадочникова, отличник народного просвещения, заслуженный учитель школы РСФСР, больше сорока лет работавшая учителем начальных классов в гимназии N 21.

Первая учительница! Она не просто учила считать и писать, а также преодолевать тяготы школьной жизни. Три десятка прежде не знакомых между собой мальчиков и девочек (а также их родителей, бабушек и даже дедушек) она связывала невидимой, но прочной нитью, создавая особую человеческую общность. Полтысячи ее выпускников теперь скорбят в своих чатах. Отправляют друг другу ссылки на публикации СМИ восьмилетней давности (сделанные накануне 70-летнего юбилея Светланы Николаевны), читают и печалятся…

А вот бывшие ученики Светланы Николаевны из первого «А» образца 2002 года решили не грустить, а вспомнить забавные моменты своего школьного детства. Например, обязательную зарядку перед началом уроков, когда все сонные стояли в проходах между партами и вяло крутили руками, разминая суставы. И как там же, в проходах, толкаясь и путаясь в штанах, переодевались на физру. И что на праздник парты в классе расставлялись буквой П, и все ели пиццу. И как мальчишки на переменах вечно играли со своими биониклами, а девчонки прятали пластмассовые детали роботов и заносили в женский туалет, после чего мальчишки боялись к ним прикоснуться. И поездку на озеро Андреевское после второго класса.

— Там было что-то крутое? Я помню только, что фотка с этой нашей поездки висела потом на стенде в коридоре.

— Да!!! Катались на яхте! Диана еще болела перед поездкой, и никто ей не сказал, что можно на Андреевское ехать в свободной форме, и Диана пришла в юбке и белой блузке, и на той фотке стоит с таким несчастным лицом…

— А на смотр строя и песни в первом классе надо было надеть белый верх, черный низ и белые колготки, а Лера пришла в полосатых, и моя мама со Светланой Николаевной потом ворчали, что Лера опять все фотки испортила!

— Зато Светлана Николаевна удивительно спокойно отреагировала, когда зашла в кабинет и увидела, что я стою за ее кафедрой и примеряю ее очки!

— Я помню запах деревянных парт в ее кабинете, когда рисуешь по ним, надавливая шариковой ручкой.

— А тест на черную подошву? Светлана Николаевна ругала нас за обувь на черной подошве, потому что она оставляет некрасивые полоски на линолеуме.

— Ухаха, наверняка только из- за этого родители и покупали нам обувь получше!

— А по-моему было очень романтично дежурить по классу и ползать по полу с ластиком, стирая следы Вани, который носил черные сандалии.

— Ваня их не носил, а снимал и оставлял под партой.

— В кабинете биологии были рыбки, маленькие, и Ваня им кинул гигантский кусок хлеба. У него всегда был хлеб в штанах.

— Eще у меня была калька для прописей! Никто из моих знакомых вообще не знает, что это такое.

— Мне на самое первое сентября бабушка сшила красный пиджак, как у бандита из девяностых, и Светлана Николаевна мне осторожно сказала, что пиджачок очень красивый, но в школу его не надо носить.

— А помните Настю Б.? На выпускном в третьем классе она так плакала, потому что у нее было белое платье а-ля снежинка, а у Насти К. голливудский наряд и голубые тени, и Светлана Николаевна полчаса утешала Б. и уговаривала, чтобы та просто пошла вместе со всеми фотографироваться. А потом Б. перешла в какую-то другую школу. И К., кстати, тоже.

— С нами же как-то очень недолго учился еще мультимиллиардер А.С., да?

— Он сидел со мной и жевал карандаши…

— Точно, съедал по карандашу в день.

— А что-то случилось в классе с батареей?

— Ваня бежал и снес штанами ее.

— Я тогда Ваню в глаз ударил, и меня к психологу повели.

— А я помню, как Федя ударил меня головой о кафедру, и Светлана Николаевна взяла газету, отвела меня в туалет, там ее намочила и стала прикладывать мне ко лбу как компресс. Потом за мной бабушка пришла, а я лежала на кушетке в кабинете врача и хотела отомстить Феде!

— А кто зимой выкидывал рюкзак Миши из окна?

— Похоже, это я(((

— Нет, вы только представьте, каково было быть классной руководительницей тридцати таких маленьких оболтусов.

Были ли они уж такими оболтусами или нет, как говорят о себе теперь, но в пятый класс выпускники Светланы Николаевны приходили уже другими.

— Какое счастье для предметника было преподавать в классе, который учила Кадочникова! — вспоминает Eкатерина Васильевна Шуваева, учитель словесности. — Несколько раз ко мне приходили ее прекрасные дети, у них был умный взгляд, им интересно было на уроках, они всегда хотели поделиться своими мыслями. И я задерживалась около них на удивительные семь лет. А Светлана Николаевна всегда была в курсе всего, что у нас происходит. Она осталась в моей памяти как СВEТЛЫЙ человек и замечательный УЧИТEЛЬ, лишенный всякого консерватизма. В ней удивительным образом сочетались любовь к новому («Вышел новый учебник, надо взять его для преподавания»), желание как можно лучше научить детей всему, что она сама знала. Она не стыдилась попросить у коллеги консультацию по трудному вопросу. Я многому научилась у Светланы Николаевны, в том числе и верности родной школе.

— Светлана Николаевна — настоящий учитель, — говорит завуч гимназии Нина Николаевна Мезина, проработавшая со Светланой Николаевной тридцать лет. — Для меня критерием является отношение к детям и отношение детей к учителю. Так вот дети любили ее, потому что она любила их. Именно поэтому, сколько бы времени ни прошло, дети ее помнят; да и для нее они оставались родными: она приходила к ним на выпускные, на классные часы, живо интересовалась их учебой и судьбой.

Беспокойная, неравнодушная, Светлана Николаевна Кадочникова осталась в памяти всех, кто ее знал. До конца жизни она была в курсе школьных дел, когда это необходимо, подставляла свое плечо.

Низкий Вам поклон и светлая память, Светлана Николаевна!

ФОТО ВИКТОРИИ ЮЩЕНКО

***

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта