X

Подход к кризису с микрометром

В этом году завод «Электрон» объявил о возобновлении производства.

Фанфары по этому поводу не звучали, хотя для убедительности в сквере Нефтяников открыли арт-объект в виде символического красного сердца из деталей выпускаемых приборов. Завод хотел громко заявить: «Да, сердце наше бьется».

Високосный год выдался тяжелым для всех, но «Электрону» тяжело вдвойне. В декабре 2018 года завод объявили банкротом. Группа компаний СБК решила реализовать программу по восстановлению предприятия и совместно производить приборную продукцию. Большую часть производственных площадей пришлось сдать в аренду. Оставили только эффективные участки, в том числе цех механической обработки деталей. Это и есть сердце предприятия, здесь работают токарные, фрезерные, шлифовальные станки и другое металлообрабатывающее оборудование.

Конечно, объемы выпускаемой продукции сейчас не те, с успешными годами их не сравнишь. По словам Дениса Зинькова, исполнительного директора завода, по производству приборной продукции удалось выйти примерно на треть от прежних показателей. Но и это уже хорошо. Станки сохранили, избежав их демонтажа, утилизации и перепродажи. В цеха дали отопление, и если в прошлом году туда без теплой фуфайки было не зайти, то теперь вполне достаточно спецовки.

Павел Моргун

Постепенно возвращаются рабочие кадры. Остались верны заводу опытные специалисты, стаж которых на предприятии не один десяток лет. Некоторые работают одновременно на нескольких станках, за каждым закреплен определенный производственный участок.

— Мы позвали и старых, и молодых, — говорит Денис Зиньков. — Нам помогло имя предприятия с 50-летней историей. Это целая эпоха в жизни города. Были времена, когда здесь работали тысячи людей, у завода были детские сады, санатории, пионерские лагеря, приусадебные хозяйства и даже теплицы. Мы говорили честно: помогите восстановить то, что когда-то было потеряно. И нам согласились помочь.

Несмотря на трудные времена, на «Электроне» возрождаются рабочие династии. Токарь Владимир Велижанин трудится на заводе с 1983 года. Пришел сюда сразу после армии. Сейчас, оглядываясь на полупустые цеха, он только разводит руками.

— Станку, на котором работаю, 44 года, 30 лет мы вместе, — рассказывает Владимир Викторович. — Знаю на ощупь каждый его винтик. Мог бы запустить и с закрытыми глазами, но деталь так не выточишь. Да и с характером он у меня, надо с ним разговаривать.

Приходишь утром, протираешь, добавляешь масла, иначе не заведется, включаешь и говоришь: «Ну что, друг, поработаем?». И он вроде со мной соглашается.

Павел Моргун

Про таких людей, как Владимир Викторович, на заводе говорят, что это мастера с личным клеймом. Для них и ОТК не нужен: чертеж прочитают грамотно и все сделают точно.

Вслед за отцом на «Электрон» пришел и сын: говорят, сам попросился. Теперь Денис Велижанин уже полгода трудится шлифовщиком.

— Был в отпуске две недели и прямо реально руки чесались, по станку скучал, — рассказывает Денис Владимирович. — С отцом у нас семейный подряд — я детали шлифую и ему от даю. От точности моей обработки зависит, какой деталь будет в дальнейшем. Мне нравится, что здесь нет людей второстепенных, каждый на своем месте главный. И все друг с другом связаны. Все работают на общий результат. Где еще в жизни такое увидишь? Поэтому верю, что когда-нибудь снова греметь имя завода «Электрон». Производство-то налаживается.

***
фото: В цеху завода ;Токарь Владимир Велижанин ;Шлифовщик Денис Велижанин с микрометром.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта