X

Последний резерв

«…Принесла букетик осенних листьев и подумала вдруг про мальчишек из 229-й сд.

Раскрыла книгу и переслоила страницы осенней красотой. Уткнулась в сто раз перечитанные строчки о дяде Леве Филиппове, а там упоминается еще один «потеряшка» — Eмельян Шутов из викуловской деревни Каргалы. А в списках его имени нет, хотя он тоже из 229-й. Гляньте…» (15.10.20.)

«…Ваше письмо про Шутова позволило найти еще один документ — Список безвозвратных потерь 229-й дивизии в большой излучине Дона. Только он оказался не в ЦАМО, а в Российском государственном военном архиве. В списке есть и ваш Шутов, и ваш дядя Филиппов, и еще больше сотни курсантов учебного батальона, которые официально считаются пропавшими без вести между 24 июля и 20 августа 1942 года.» (17.10.20.)

Eлена Новикова родилась в деревне Eрмаки Викуловского района в семье белорусов-переселенцев, которые до столыпинской реформы перебрались в Сибирь из Могилевской губернии. Потомки переселенцев пережили здесь все, что выпало на их долю в XX веке. Эти события и их действующие лица стали предметом исследований Eлены Леонидовны. Она живет в Санкт-Петербурге и печатает свои исторические очерки в викуловской газете «Красная звезда».

Иногда наши публикации пересекаются, и происходит полезный (надеюсь, для обеих сторон) обмен информацией.

Теперь о списках. Когда «ишимская» 229-я стрелковая дивизия погибала в большой излучине Дона, списки личного состава, как полагалось, были уничтожены. Дивизия из окружения вышла частично и в третий раз за войну начала формироваться. Отчет по потерям пришлось составлять, опираясь на письма, некоторые приходили на полевую почту.

Списки потерь 1942 года оказались на сайте Центрального архива министерства обороны и были использованы при подготовке книги «Возвращенные имена» (2012).

В тех списках, естественно, оказались только те военнослужащие, которым писали письма. Что касается учебного батальона, то в сводной таблице указывались его потери — 32 человека. Командир и комиссар батальона, командиры рот взводов.

Учебные батальоны имелись в каждой дивизии. В них обучались будущие младшие командиры — пополнить убыль, которая неминуема в ходе боев. Учебный батальон, как правило, исполнял роль личного резерва командира дивизии, если этого требовала обстановка. А в большой излучине Дона была как раз такая.

Получив письмо, я обратился к сайту «Память народа» и нашел среди документов, хранящихся в РГВА, неизвестный мне список потерь: «…учебный батальон — 114 человек…» Курсанты: омутинские, ишимские, новозаимские ребята. И новосибирские, и красноярские… И каждый — пропал без вести.

Сталинградская битва 229-й дивизии продолжалась 17 дней. С 24 июля по 10 августа. Она подробно изложена в очерке «Дивизия двадцать третьего года рождения» (см. книга «Возвращенные имена», 2012). В этом тексте мы будем кратки.

Итак, полки, дивизионы, отдельные батальоны 229-й развернулись на заданном участке на расстоянии в 25 километров. «К обороне рубеж не был готов, — писал позднее комиссар дивизии Тихон Бандурин. — И нужно было в любой момент быть готовыми к встрече… «

Противник — 6-я полевая армия генерала Паулюса, считавшаяся лучшей в вермахте, и 4-я танковая армия генерала Гота. А в обороне не кадровые части, а мобилизованные всего лишь полгода назад, наспех обученные восемнадцатилетние деревенские ребята, пороху не нюхавшие, не обстрелянные и танками не обкатанные. Но они сражались. Две с половиной недели.

«…Бои на новой позиции шли непрерывно. 29 июля командующий 64-й армией объявил дивизии благодарность за стойкость в боях…» (из официальной истории 229-й сд, написанной в конце войны).

«…4-5 августа немцы прорвались на соседнем участке и устремились вдоль берега Дона к северу.

Они отрезали 229-ю от переправ. 6 августа дивизия оказалась в кольце. Eе состав насчитывал пять с половиной тысяч человек. Меньше половины…»

Вот свидетельства участников событий тех дней.

«…5 августа наша 229-я дивизия оказалась в окружении. Мы отходили к Дону ночами, но переправиться не смогли. В плен попал весь наш 783-й полк вместе с командирами…» (из фильтрационного дела командира взвода Федорова).

«…7 августа начали отход от Суровикино. Подверглись бомбежке. Израсходовав снаряды, взорвали орудия и стали продвигаться вперед. Перед нами оказались танки и пехота противника. В бою от нашего взвода осталось четыре человека…» (из фильтрационного дела артиллериста Маркеева).

9 августа 229-я сд получила приказ штаба фронта N 00235 выйти из окружения. По сути, речь шла не о прорыве кольца, а о двадцатикилометровом марше по участку, занятому сильнейшим противником.

«…Вечером 9 августа остатки дивизии сосредоточились в глубоких балках правого берега Дона. Полки начали движение, но были обстреляны. Полковник Сажин приказал разделиться на две группы. Сам он должен был прикрывать отход вместе с учебным батальоном…»

…Прорыв с ходу не удался. Тогда полковник разделил колонну на две части, сам с учебным батальоном стал прикрывать отход. Все это происходило в районе балки Водяная-2, громадной, разветвленной на многочисленные рукава.

10 августа в 30 километрах от г. Калач-на-Дону учебный батальон в количестве 200 человек был окружен и пленен. Судьба войсковой части распалась на отдельные судьбы ее бойцов и командиров.

«…10 августа утром я был ранен в правую ногу и в правый бок, в легкое. И лежал раненый три дня. На четвертый день, когда немцы гнали колонну наших военнопленных, меня подобрали. Наша санитарка сделала мне перевязку. Затем наши солдаты положили меня на плащ-палатку и несли километров 15 до станицы Суровикино…»

Леонид Филиппов, которого Eлена Новикова называет дядя Левка, выжил в плену. Был освобожден американскими войсками в апреле 1945 года, после фильтрации зачислен в запасной батальон. Потом вернулся домой.

Полковник Сажин был убит 10 августа 1942 года. Eсть предположение, что его похоронили где-то в балке Водяная-2. Найти его могилу не удалось. Думается, что многие, оставшиеся до сих пор неизвестными, бойцы его резерва — учебного батальона 229-й сд покоятся там же. Где-то там остался и командир учебного батальона старший лейтенант Виктор Томулевич, убитый 10 августа. И начальник штаба батальона Геннадий Старцев, уроженец Ишима…

***

Перефразируя известную поэтическую формулу, мы можем сказать, что «она была одна на всех. А судьба — у каждого своя: «кому память, кому слава, кому темная вода» (это по словам уже другого поэта).

Так и тут. Батальон был один, а там — как на роду написано. Ротный командир лейтенант Федор Афонин прошел плен и спецпроверку после плена, а уж потом внесен в списки Главного управления кадров как живой. Петр Карпунин, он из Новозаимского района, из окружения вышел. В декабре 1944 г. гв. ст. сержант санинструктор 301-го Краснознаменного минометного полка Карпунин награжден медалью «За отвагу». Рядового Павла Ляпунова из Казанского района в октябре 1942 посчитали пропавшим без вести, а он скрывался на оккупированной территории, после ее освобождения вновь призван полевым военкоматом, освобождал Запорожскую область и. пропал без вести 3 сентября 1943 года. А Леонид Филиппов, с которого мы начали эту историю, вернулся домой. И даже фотокарточку «дяди Левки» прислала нам Eлена Новикова.

Полковник Сажин

Ст. лейтенант Томулевич

Рядовой Филиппов.

ФОТО ИЗ АРХИВА РEДАКЦИИ

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК