X

Тревожная мама, смелая мама

В книге «Тройка неразлучных, или Мы, трое чудаков» Ганы Боржковцовой есть мама, похожая на меня. Я обнаружила сходство, перечитав книгу несколько лет назад.

Конечно, подобная параллель не могла возникнуть в детстве при первой встрече с «Тройкой неразлучных»: тогда я еще не была мамой, а к типичным родительским страхам и тревогам относилась так же, как все дети. Боролась за право одеваться не по погоде, а по моде, не мыть руки десять раз на дню, есть яблочки прямо с дерева, даже не обтерев… И читать ночью!

Книгу Боржковцовой я нашла в областной юношеской библиотеке на Червишевском тракте, куда меня привел папа. Библиотекарша не одобрила выбор: «Что ты все берешь детские книжки, да еще и зарубежные!» Но все-таки выдала «Тройку» на руки, записала в формуляр. С очень-очень недовольным лицом.

Чтение так увлекло, что я не хотела прерываться. Но родители твердо сказали «нет» и выключили свет. Я немного выждала, затем пробралась с книжкой к ночнику и продолжила читать при его тусклом свете. Тут-то меня и застукали.

На всю жизнь запомнила волшебное чувство, испытанное при свете ночника во время тайного чтения. Оно волновало и подталкивало искать книжку. В Год литературы я решилась, записалась в ближайшую библиотеку и первым делом затребовала «Тройку неразлучных». Увы, книгу признали слишком старой и списали из фонда. Тогда я бросилась искать переиздания. Но оказалось, что никому в России не интересно переиздавать книжку какой-то малоизвестной чешской писательницы. Наконец, повезло найти букинистический экземпляр, в точности такой, какой помню по детству. И вот тогда я обнаружила в «Тройке неразлучных» то, чего не замечала раньше (так бывает только с хорошими книгами).

Герои — две сестры и брат. Когда на улице весна, эти трое идут в школу укутанные, будто еще зима, все в вязаных шапках с ушами и в варежках. Остальные ребята смеются над ними, называют чудаками и психами. Но герои терпят насмешки, хотя им нестерпимо хочется скинуть шапки и расстегнуть толстые пальто. Они любят маму. А мама всего боится. Прямо как я.

«Eй, например, приходит в голову, что мы все непременно утонем. Поэтому мы никогда не ездим на школьные экскурсии. Eще мама опасается, что мы простудимся и подхватим не какой- нибудь там насморк и кашель, а непременно воспаление легких. Бациллы только того и ждут, когда мы переохладимся». Перед отправкой сына в школу мама минут двадцать измеряет ему температуру, испугавшись, что у него жар. Потом переживает, что задержала детей, они опоздают и из-за спешки забудут смотреть по сторонам, а кругом машины… Короче, жизнь мамы полна неприятностей.

Старшая дочь, Марьяна, считает, что для людей, у которых есть дети, существует река забвения и они забывают, какими были сами, как хотели топать по лужам и подставлять голову ветру: потому что в их душах поселился страх за собственных детей.

Между тем во время войны мама — точнее, тогда еще не мама — носила еду человеку, которого папа прятал от немцев. Потом маму и папу посадили в тюрьму. Об этом дети узнали от тети. Родители никогда не рассказывают, что было во время войны, и не вспоминают о тюрьме. Они долго не хотели иметь детей. «Видно, никак не могли забыть, что творилось на белом свете». Волосы у мамы уже седые.

Вот так, боязливая мама — на самом деле отважный человек. И она точно знает, что не все опасности воображаемые.

Завершая рассказ о жизни семьи, Марьяна говорит: «Наверное, где-то глубоко запрятано и мужество тех, кто все время чего-то опасается. Наверное, где-нибудь затерялись и хорошие концы историй, которые вообще-то закончились плохо».

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

ОК