X

Двадцать первый год

Сто лет назад, 31 января 1921 года, в Чуртанской и Челноковской волостях Ишимского уезда Тюменской губернии (сейчас Викуловский и Абатский районы) начались вооруженные выступления крестьян против насильственной продовольственной разверстки.

Мятеж или восстание

Среди всех задач, стоявших перед большевистской властью во время Гражданской войны, не было более важной, чем обеспечение продовольствием. Перебои с ним начались еще до февральской революции 1917 года и сами по себе сыграли значительную роль в падении самодержавия в России.

В условиях гражданского противостояния заготовка продовольствия для Красной армии и населения промышленных городов европейской части России выродилась в почти непрерывный конфликт между продотрядами и отданным им во власть крестьянством.

Очередной этап реквизиции зерна, проводимой вооруженными отрядами по Декрету Совета Народных Комиссаров от 20 июля 1920 года «Об изъятии хлебных излишков в Сибири» (от Тюменской губернии — 6,5 миллиона пудов хлеба), вызвал волну сопротивления: лубковщина в Нарымском крае, «Колыванщина» и «Бухтарминский мятеж» на Алтае. Серьезность ситуации наиболее ярко продемонстрировали события в Тюменской губернии, ставшей центром восстания, распространившегося на прилегающие территории Омской, Челябинской и Eкатеринбургской губерний, а также на Северный Казахстан.

В советской историографии утверждалось, что эти события стали результатом происков контрреволюционных элементов, «уцелевших после разгрома Колчака белогвардейцев, эсеров и богатых крестьян-кулаков».

В отличие от восстания в Тамбовской губернии, известного как антоновщина, сибирские мятежники не смогли создать воинскую структуру и учредить административные органы, но они мобилизовали в «народную армию» десятки тысяч местных мужчин и заняли уездные города: Тобольск, Петропавловск, Сургут, Березово, Обдорск, окружили Ишим, Ялуторовск и Тюмень.

В Государственном архиве социально-политической истории Тюменской области сохранилась записка председателя губчека Студитова: «Коменданту города Тюмени. Предлагается Вам сегодняшний день усилить охрану города. Из произведенной нами операции. документально установлено, что восстание в городе Тюмени назначено на 11 февраля 1921 года в 9 часов вечера. Обратите внимание на необходимость прекратить хождение по городу с определенного времени».

Историкам еще предстоит разобраться с хранящимся в Региональном управлении ФСБ по Тюменской области документами 18-летнего учащегося сельхозтехникума Степана Лобанова, представленного чекистами «корнетом колчаковской дружины Святого Креста и Зеленого Знамени и руководителем тюменского контрреволюционного центра».* В этом деле нет обвинительного заключения. Вещественных или документальных доказательств «заговора» не добыто. При обыске у не служившего в царской или колчаковской армиях «корнета» обнаружена и изъята «одна стреляная гильза». Маловато для достижения целей, о которых 21 марта 1921 года сообщила губернская газета «Известия»: «Заговорщики планировали прервать телеграфную и телефонную связь и, воспользовавшись известным им паролем, захватить склады с оружием. К тому времени в Тюмень должны были прибыть повстанческие отряды из волостей. Предполагалось захватить и губчека, но заговорщики сами попали в руки чекистов, не успев привести в исполнение свой замысел».

Как бы то ни было, у секретаря губкома РКП(б) Агеева и предгубисполкома Новоселова хватило выдержки не сбежать из Тюмени в соседний Eкатеринбург в уже приготовленном для этого вагоне. В то же время местные коммунисты, чекисты и красноармейцы во главе с председателем уездного исполкома Демьяновым тайно оставили в ночь с 20 на 21 февраля 1921 года Тобольск и отошли на восток вверх по замерзшему руслу Иртыша (до села Загвозино нынешней Омской области). Через день в бывший губернский город вошли повстанцы. Очевидец писал: «Странное, непривычное зрелище — воины не воины. Простая домашняя одежда, мешки. А оружие! Тут и современная винтовка, и допотопный дробовик, и просто дубина. Это восставшие крестьяне».

Усмирение

Одним из лозунгов Западно-Сибирского крестьянского восстания стало высказывание «Советы без коммунистов». Протест против политики и методов правящей коммунистической партии сопровождался жестокими расправами с продработниками, местными коммунистами и им сочувствовавшими. Так стихийная защитная реакция сибирского крестьянства на государственный произвол и беззаконие переродилась в «русский бунт». По определению Пушкина, «бессмысленный и беспощадный». Неслучайно события 1921 года в нашем крае именуют «Сибирской Вандеей» — по аналогии с кровавым мятежом 1793-1795 годов в департаменте Вандея во время Великой французской революции.

Вместе с тем со стороны повстанцев и вовлеченного в этот бунт населения Тюменской губернии отмечались попытки целенаправленного руководства боевыми операциями и самоуправления контролируемой территорией. В наиболее организационной форме повстанческие органы гражданской и судебной власти были созданы в Тобольске путем проведения 27 февраля 1921 года единственных в России выборов во время Гражданской войны «на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования и никак иначе».

Несмотря на такие амбиции повстанцев, многим из которых очень хотелось верить в то, что они являются частью более широкого движения, способного свергнуть коммунистический режим, их шансы на успех были крайне невысоки. После победы в Гражданской войне в Красной армии насчитывалось пять с половиной миллионов человек. 11 декабря 1920 года был издан первый приказ о демобилизации, но ситуация, сложившаяся в Тюменской губернии, когда мятежники перерезали в районе села Голышманово железную дорогу и прервали доставку хлеба в голодающие промышленные города, потребовала направить в Западную Сибирь регулярные части Красной армии и экспедиционные отряды ВЧК.

Главным усмирителем крестьянского восстания в нашем крае председатель Реввоенсовета республики Троцкий назначил командующего войсками Приуральского военного округа Мрачковского. Он родился в Сургуте, куда сослали его отца — одного из руководителей «Южно-Российского рабочего союза». Рано включился в революционную борьбу с царизмом, создавал на Урале боевые дружины. Во время Гражданской войны командовал Особым северным экспедиционным отрядом, который в августе 1919 года, после оставления колчаковцами Тюмени, вошел в состав сформированной здесь 51-й стрелковой дивизии Блюхера. За взятие Тобольска в сентябре-октябре того же года награжден орденом Красного Знамени. Для усиления карательной группировки Мрачковского в Тюменскую губернию из Архангельска по железной дороге был направлен 86-й стрелковый имени Володарского полк.

Через Поволжье, Сибирь, Кубань…

В Тюменской областной научной библиотеке имеется уникальное издание: «История полка имени Володарского». Эта книга тиражом 2500 экземпляров издана в Тюмени товариществом «Книга народу» в январе 1923 года к пятой годовщине Красной армии в качестве «подарка красноармейцу от Тюменского губкома РКП(б)».

Это подразделение под названием «Стальной отряд» численностью до 250 человек было сформировано в Петрограде в октябре 1917 года для «охраны вождей восставшего пролетариата и подавления контрреволюционных проявлений».

В июне 1918 года ему поручили розыск убийц комиссара по делам печати, пропаганды и агитации Володарского и причастных к этому преступлению эсеров. Тогда же отряд преобразовали в полк имени товарища Володарского и направили на Восточный фронт против войск Комитета Учредительного собрания, вошедшего в историю как Самарский Комуч.

Затем были боестолкновения с частями армии адмирала Колчака, объявленного в ноябре 1918 года Верховным правителем России.

После разгрома колчаковщины «володарцев» перебросили на Южный фронт, где за взятие Новороссийска 27 марта 1920 года, захват большого количества пленных деникинцев, лошадей, орудий, автомобилей, аэропланов, английского оборудования и — главное — духового оркестра им вручили Почетное революционное знамя с прикрепленным к нему орденом Красного Знамени. В последовавшей затем войне с Польшей, в которой также участвовали «володарцы», жестокость проявили обе стороны. Будущий маршал и нарком обороны СССР Ворошилов писал старому другу Орджоникидзе: «Мы ждали от польских рабочих и крестьян восстания и революции, а получили шовинизм и тупую ненависть к «русским». Поляков истреблено нами изрядное количество. Изрублено и постреляно больше двадцати тысяч. Озверение бойцов вызвано упорством поляков до максимальных пределов, а в таких случаях наши ребята рубят беспощадно. Наши потери на белопольском фронте также огромны. Мы потеряли почти весь свой комсостав, всех военкомов и до десяти тысяч бойцов, столько же лошадей.»

Исход войны решила неудачная для Красной армии битва на Висле: десятки тысяч красноармейцев, включая «володарцев», попали в плен. Поляки не отличались великодушием к пленным. Будущий премьер-министр Польши Казимеж Свитальский записал в своем дневнике: «Красные сдаются в плен охотно. Разложение боевого духа большевистской армии дезертирством на нашу сторону затруднено в результате остервенелого и безжалостного вырезания пленных нашими солдатами.»

В октябре 1921 года в Риге был подписан мирный договор. Польше отошли Западная Украина и Западная Белоруссия. Россия заплатила Польше тридцать миллионов золотых рублей в качестве контрибуции.

Избежавших гибели в боях и ужасах польского плена «володарцев» отвели на переформирование в Архангельск. Свою злобу за поражение в войне с поляками они выместили на восставших против продразверстки сибиряков.

Упорство и озлобление

В «Истории полка имени Володарского» даны описания боестолкновений с 10 марта 1922-го по январь 1922-го в Ишимском, Ялуторовском и Тобольском уездах Тюменской губернии. Отмечено, что «повстанцы сгруппированы в отряды, обозначаемые по названиям деревень (Шабалинский, Ивановский, Чирковский, Снегиревский и др.) различной численности: от 100 до 300 человек. Вооружены плохо: одна винтовка на 5-10 человек. В большинстве используют первобытное оружие — самодельные пики или винтовочные штыки, прикрепленные к деревянным шестам. Исключение составлял лишь Дороховский отряд, имевший 250 винтовок и даже пулемет. Восставшие из прилегающих к волостному селу Армизонскому деревень (Зубарева, Жидкова, Глубокое, Гоблино, Шабалино, Орлово и др.) сопротивления почти не оказали и отступили под действием одного артогня. Лишь при занятии д. Снегиревской пришлось выдержать часовой бой и даже отбить несколько атак числом около 1500 человек. В результате этих боестолкновений полк понес незначительные потери: один убитый, пятеро раненых и гораздо больше пострадало от холода — 14 обмороженных.»

Продолжение следует.

*В добровольческие дружины Святого Креста принимались православные и мусульмане. У крестоносных дружин было зеленое знамя с крестом посередине и надписью «За Веру и Отечество». У дружинников- мусульман были зеленые нашивки с изображением белого полумесяца.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта