X

Даже устав в цветочек

СНТ «Незабудка» отметило сорок лет со дня своего создания.

В Тюмени де-юре 165 садоводческих и одно огородническое некоммерческое товарищество. Eще 26 прошли процедуру банкротства и стали называть себя товариществами собственников недвижимости. Большинство тюменских СНТ создавалось в семидесятые-восьмидесятые годы, то есть ровесников у «Незабудки», которая располагается на 22-м километре Салаирского тракта, немало. Но далеко не везде дачники живут настолько дружно, относятся к своему СНТ с любовью, а к председателю и ко всем членам правления — с большим уважением.

Галина Криницына с улицы 4-й Садовой — одна из первых дачниц «Незабудки». В 1981 году ее отцу, фронтовику, который состоял в партийной организации турбомеханического завода, дали здесь участок, шесть соток.

— Помню, как отец мне сказал: «Давай, доча, займемся землей вместе», — рассказывает Галина Михайловна. — Я же из семьи сельских учителей, и когда переехала из Мордовии, мне отчаянно не хватало огорода. Там у нас был родовой дом, можно сказать, поместье, где жил мой прадед Eлизар. Eго все в округе знали, поскольку он был единственным в нашем селе, кого сам Калинин наградил орденом Красной звезды. Домой на него пришло три похоронки. И он вернулся. Только из нашего дома с богатой историей родителям вскоре пришлось уехать. В послевоенные годы в Поволжье был страшный голод, а в семье пятеро детей. В колхозе тогда запрещали даже сено косить, скотину кормить было нечем. И отца позвали переехать в Тюменскую область. Фронтовой друг говорил, что голодными мы тут точно не останемся. В Тюмени мы купили небольшой домик с землей, а потом нам дали квартиру в пятиэтажке. И мы затосковали по земле. Поэтому когда папе предложили дачный участок, так обрадовались! Приехали сюда и ахнули! Какой сосновый лес! В 1981 году здесь была всего одна просека. Потом участки стали распределять и прорубать другие. Так у нас получилась идеальная, почти питерская планировка улиц. Первые годы обустройства дачного общества были временем трудным, но прекрасным — все дружно рубили лес, заготавливали дрова, пекли картошку и по-фронтовому разогревали баночки с тушенкой. Земля тоже не подвела. Когда начали ее копать, папа все восхищался: «Какая роскошь: на два штыка — плодородная земля!» Только добираться было трудно — вставали в пять утра, чтобы успеть на первый автобус. Приезжали, переобувались в резиновые сапоги, иначе утонешь в грязи. Дорог не было, света тоже. В девяностых и вовсе начался хаос. Мы оставили участок и несколько лет не ездили. А в начале 2000-х нам вдруг стали настойчиво звонить и предлагать продать дачу. Мы удивились, откуда такой ажиотаж. Приехали и не поверили своим глазам: на нашей улице — песчаная дорога. Я разулась, прошлась босяком. И поняла, что ни за что не продадим нашу дачу. И ни разу еще об этом не пожалели.

Отец Eлены Шпак тоже получил здесь участок в 1981 году как главный инженер «Главтюменнефтегаза».

— Участочек был малюсенький — всего пять соток, — рассказывает Eлена Александровна. — Но мне и это казалось много. Я вовсе не была фанатом земледелия. Каждую пятницу, просыпаясь, думала: только бы сегодня не поехали на дачу! Для меня это была трагедия, вычеркнутые из жизни дни. Я же очень городской человек, коренная москвичка. Привыкла, что все доступно, все рядом. Дом наш стоял рядом с Измайловским парком — красота там неописуемая! А тут какая-то дача, на которой надо вкалывать с утра до вечера. Грязь, земля под ногтями. Но однажды папа мне сказал: «Лена, тут участок есть пустой — десять соток, там много муравейников, если сейчас его кто-то заберет, то все муравейники снесут». А я на даче до этого не работала, только этих муравьев хлебушком подкармливала, молочком поила. И мне их стало жалко. Так у меня появился свой участок. Целый год ничего там не делала, только муравейники охраняла, их обитателей подкармливала. Но как-то по дороге на дачу мы увидели баннер, предлагающий строительство домов из бревен. Я так загорелась, уговорила мужа. И нам построили первый в нашем СНТ бревенчатый дом, его дочь называла уголком белочки. Жить там круглогодично и не собирались, по-прежнему считали себя горожанами. Но снова случилось «однажды». Закончилась вода в колодце, нам пришлось бурить скважину. Но раз есть скважина, появился и водопровод, потом душ, поставили стиральную машину, провели газ… И мы решили продать городскую квартиру. Так три года назад я покончила с Тюменью. Сейчас живем только здесь. Обзавелись теплицами, посадили яблони, сливы, груши, развели виноград, разбили клумбы. И теперь наше СНТ любим не меньше, чем родную Москву.

Всеобщую любовь к своему СНТ дачники в «Незабудке» объясняют тем, что они живут дружно, у них прекрасный председатель, который обо всем заботится. В дачном обществе ухоженные дороги, налаженное электроснабжение, связь и интернет без перебоев, регулярное автобусное сообщение, два магазина, есть детская площадка (дополнительное оборудование для нее на юбилей СНТ подарила компания ТЭО), планируется создать спортивную.

— Да, порой нам было трудно, даже очень трудно, старожилы помнят, — говорит Наталья Деменюк, председатель СНТ. — Но люди не захотели жить в грязи, проводили субботники, помогали правлению. Именно люди, работяги, взяли все в свои руки. Это им мы обязаны комфортом, который сейчас есть. А сколько людей помогали и помогают нам бескорыстно! Спасибо им!

Eлена Eремина, директор департамента потребительского рынка, называет дачников самым большим общественным объединением, в котором состоит каждый второй житель нашей страны. Всех их объединяет одно — каждую пятницу или субботу люди едут на дачу — рыхлят, поливают, окучивают. Вкладывают в это дело всю душу. И даже если устают, работая на грядках, все равно они бесконечно счастливы.

ФОТО АВТОРА

***
фото: Галина Криницына с мужем на даче;Елена Шпак на своем дачном участке.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта