X

Как вы жили, будем знать

Наши представления о купечестве основаны на классической литературе. Русские писатели Островский, Мамин-Сибиряк, Чехов, Шишков нелестно отзывались о предпринимателях прошлого века: невежественны, бессердечны, за копейку не то что страну — мать родную продадут… В общем, сплошное «темное царство». Эти стереотипы во многом опровергают документы, извлеченные недавно из архивов КГБ.

На сопках Маньчжурии

24 ноября 1881 года у тюменского 1-й гильдии купца Ивана Петровича Колокольникова родился пятый сын — Виктор.

После окончания реального училища он занимался торгово-промышленными делами как совладелец знаменитого в Сибири торгового дома «И.П. Колокольникова наследники», учрежденного после смерти отца в 1895 году.

Братья Колокольниковы прибыльно торговали чаем, сахаром и другими «колониальными товарами», промышляли лесом и золотом, держали лавки и магазины, состояли в руководстве Ирбитской и Крестовско-Ивановской ярмарок и нескольких отделений государственного банка.

Представители купеческого сословия обычно не служили в армии. При необходимости толстосумы откупались от воинской повинности. Но случались и исключения из правил.

В 1903 году Виктор Колокольников поступил в Брянский пехотный полк вольноопределяющимся 1-го разряда. Такое звание в русской армии получали добровольцы с высшим или средним образованием.

Зачем тюменский купец надел военную форму? Почему уехал из родного города в далекий Кременчуг, где был расквартирован полк? С какой целью сдал экзамены на младший офицерский чин? Из тщеславия? Из-за тяги к острым ощущениям? Впрочем, обойдемся без предположений.

В своей анкете Виктор Иванович так объяснил причины поступления на воинскую службу: «…Считал, что каждый гражданин России, независимо от сословной принадлежности, состояния и образования, обязан оружием защищать Отечество».

Такая возможность ему скоро представилась: началась русско-японская война, и Брянский полк отправился на передовые позиции в Маньчжурию.

Военная кампания 1904-1905 годов слабо освещена в отечественной истории. И дело не столько, как считалось по Ленину, в империалистическом и захватническом характере этой войны (хотя японский флот вероломно напал на русскую эскадру}, сколько в военно-политическом поражении России.

Замечено: политики, историки и публицисты не жалуют вниманием проигранные войны, независимо от того, при каком режиме они происходили — при царском (как с Японией или с Германией), или коммунистическом (как с Афганистаном). А если эти события исследуются, то, как правило, тенденциозно и в обвинительно-менторском тоне. Забываются не только военные неудачи — показатель слабости правительств и бездарности высшего командования,- но и духовная сила народа, его природная сметливостьи национальная гордость.

Разве не мог прапорщик Колокольников задержаться в Тюмени по пути на фронт? Да запросто! Но вместо домашнего тепла он выбрал холодные окопы под Ляояном. При отражении непрерывных неприятельских атак Виктор Иванович был тяжело ранен разрывной пулей в левую ногу, однако не вышел из боя, за что получил офицерский «Георгий» -орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.

Этот наиболее известный знак отличия в дореволюционной России не входил в официальную систему государственных наград. Между тем он являлся предметом особой гордости для награжденных и искреннего уважения и восхищения для окружающих. Знаки ордена Св. Георгия всех 4-хстепе-ней рассматривались как боевые награды за подвиги, совершенные на полях сражений, что не имело аналогов в других европейских государствах. Известно: большинство российских императоров не имели офицерских «Георгиев» или, как Александр I, Николай I и Николай II, носили крест 4-й степени этого ордена. Такой же, как у Колокольникова.

Директор коммерческого училища

После госпиталя Виктор Иванович, списанный по ранению в ратники ополчения 2-го разряда (по-нашему — годен к нестроевой в военное время), уехал в Москву, где окончил два института — сельскохозяйственный и коммерческий. В 1910 году он возвратился в Тюмень и «создал на собственные средства торгового дома Колокольниковых коммерческое училище, ставшее, как писали тогдашние газеты, образцовым учебным заведением во всей России».

Первоначально это училище помещалось в двухэтажном деревянном доме на углу улиц Подаруевской и Успенской (Семакова и Хохрякова). Через четыре года оно перебралось в новое каменное здание на Затюменском мысу. Дорогой проект этого здания, получивший золотую медаль на парижской выставке, Колокольников купил у столичного архитектора Олтаржевского.

В первый класс коммерческого училища принимались 10-летние дети разного социального происхождения, национальности и вероисповедания. Обучение — семилетнее. На уроках преподавали Закон Божий, русский язык и словесность, иностранные языки (немецкий и французский), историю и географию. И специальные предметы: коммерческую арифметику, бухгалтерию, коммерческую корреспонденцию (на русском и иностранных языках), политическую экономию, торговое и промышленное право, товароведение и каллиграфию.

После окончания этого училища молодые люди могли работать в торговле, промышленности, сельском хозяйстве или продолжать обучение в институтах и университетах.

Представьте, какую Россию могли построить выпускники такого училища. Тогда станет понятно, зачем основал его Колокольников.

Но это учебное заведение было частным, а значит, платным. За обучение платили 50 рублей, и еще за завтраки 7 рублей, и за танцы с игрой на музыкальных инструментах (по желанию) — 3 рубля. Зато училищу помогали многие тюменские предприниматели и горожане.

Сохранились некоторые «финансовые отчеты о поступлениях и использовании средств:

1. От Челябинского отделения Русского торгово-промышленного банка — 200 рублей.

2. От Тюменского отделения Русского внешней торговли банка — 150 рублей.

3. От членов педагогического комитета — 50 рублей.

4. От Катаевой E.А. на 2 вакансии им. П.Г. Катаевой — 150 рублей.

5. От Колмакова — 50 рублей.

6. От Eршова М.С. — 50 рублей.

7. От Eршова Ф.С. — 50 рублей. Итого: 700 рублей. Израсходовано из этой суммы на плату за учение — 550 рублей. За обучение двух девочек E.А. Катаевой (по ее желанию) -100 рублей. Потрачено на книги, платья и пальто — 50 рублей.

Общая сумма расходов составила 700 рублей…».

Такие «отчеты» и «рекламные листы» директор коммерческого училища регулярно публиковал в городских газетах и благодарил «сдатчиков».

В свободное от занятий время учащиеся и педагоги устраивали спектакли, карнавалы и вечеринки. Отмечались 100-летие Бородинского сражения и 300-летие царствования дома Романовых. Служились торжественные молебны, а здание украшалось флагами и праздничной иллюминацией.

Но началась война, Некоторые ученики Колокольникова сбежали на фронт. Само училище стараниями директора было превращено в госпиталь для раненых и увечных воинов. Здесь же для них проводились различные благотворительные мероприятия.

13 апреля 1917 года «Сибирская торговая газета» сообщила: «На пасхальной неделе состоялся вечер детей евреев, сбор с которого в сумме 305 рублей поступил на нужды доблестной русской армии. Инициатива вечера принадлежит Колокольникову и Бердичевской. Сами же дети участвовали в программе и вели его хозяйственную часть».

Но в феврале 1918 года в Тюмени появились матросы из революционного отряда военного комиссара Северного района и Западной Сибири Запкуса. Они обложили тюменских купцов контрибуцией в два миллиона рублей золотом. Тех, кто не подчинился приказанию, как младший Колокольников — душевнобольной Ювеналий, расстреляли. Виктора Ивановича спасло от расправы заступничество преподавателей и учащихся. А сам он заступился за арестованного в Тюмени бывшего премьер-министра Временного правительства князя Г.E, Львова и даже «выразил готовность взять его на поруки».

Не зря князь Львов отметил в дневнике: «…самые близкие у меня в Тюмени — братья Колокольниковы. Это крупнейшие лесники и чайники (торговцы чаем — ред.), миллионеры и очень влиятельные в Сибири люди, любезные свыше меры…»

Пережив короткий период большевистского правления, Виктор Иванович продолжал директорство в училище при власти Временного Сибирского правительства и сменившего его адмирала Колчака.

Однако учебно-педагогическая деятельность уже не занимала главного места в жизни тюменского купца, гражданина и просветителя. С лета 1919 года его основной целью стала забота о русских беженцах.

Окончание следует.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта