X

  • 11 Июнь
  • 2024 года
  • № 62
  • 5561

«Не был, не участвовал, не призывался… »

— Так я и пишу в анкетах, — улыбается Василий Ушаков, бывший токарь завода N 766. — Не участвовал, пишу. Правда, я был два дня в военкомате, дали мне направление в Тюменское пехотное училище. Но нас 12 человек 1925 года рождения как специалистов вернули на завод…

Завод N…

Предприятия Минвооружений — завод N 769 и завод N 766 — это сегодняшний «Строймаш». А тогда они делали мины. Правда, делали не сами по себе станки и/Цеха: Мины делали «специалисты 1925-го и последующих годов рождения». Вот небольшие воспоминания «не участвовавших».

Маргарита Угрюмова:

— Я пришла на завод 2 января 1943 года. Тогда молодежь побросала учебу, пошла работать. Мне еще не было 16-ти, пошла токарем. В учениках долго не держали: два дня — и все — крути баранку. Работали по 12 часов, тяжело. Некоторые получат карточку, за неделю съедят, а потом, случалось, у станка валятся, голодные, холодные. Цеха не отапливались, поставили печку железную — «паровоз» называли, пилили сырые дрова, кололи тут же и работали…

Василий Ушаков: Самое тяжелое время — начало 42 года, когда мы осваивали выпуск мин. И вот мне приходилось точить специальные образцы, которые уже в лаборатории испытывали на разрыв, на сжатие, чтоб мина была более доброкачественная: чем больше осколков, тем больше будет убито врага. Военпред, когда мы переходили на новый тип мины, первые отливки из литейки нес под полой. Секретно! И меня, когда мы переходили на новую мину и я работал у станка, закрывали щитами, чтобы другие рабочие не видели…

Ну… рост у меня и сейчас небольшой. Приходилось и подставочки ставить для меня… В то время мне шел семнадцатый год. С нас требовалось только одно: дай, дай, дай!

Тов. Степанов и другие

«…Наркомат минометного вооружения.

Грамота.

За перевыполнение производственных, заданий в предмайском социалистическом соревновании, обеспечивающих помощь фронту для разгрома германского фашизма, дирекция, парторганизация и завком завода номер семьсот шестьдесят девять согласно решению общезаводской комиссии от 28 апреля 1944 года присуждает тов. Степанову Борису Степановичу данную грамоту.

Директор завода Давыдов, секретарь парторганизации Тимофеев, председатель завкома Добань».

Тов. Степанову Борису Степановичу было тогда пятнадцать с половиной лет, и был он знатный токарь, тысячник, гордость завода, прежде носившего «Дмитровский экскаваторный», а в годы войны скромное, но высокое звание «Завод номер семьсот шестьдесят девять». По 1100 трубок минного стабилизатора давал в смену токарь Степанов.

В сорок третьем мать привела его на завод, а директор Давыдов не принял: мал. Всего-то было Борису Степановичу 14 полных лет, а на вид — мелковат удался — давали не больше 12. Пришел в другой раз. Приняли. Только плотник смастерил полуметровую подставку у станка. Каждую декаду выполнял токарь Степанов месячный план. И каждую декаду приходил в цех директор завода — поздравить. Иначе работать было нельзя, поскольку письмо за письмом слал фронт на завод: «Больше мин давайте, товарищи! Не задерживайте!..»

Премии и праздники

Были письма и благодарности от воинских частей, их зачитывали даже на собрании.

Была премия — кусок резины на подметки. Потому что у большинства «на деревянном ходу» была обувь.

Токарь 769-го Костя Мухаметзянов получил в виде премии три метра материи на платье. Такой матрасный материал, полосатый. Костя сделал подарок матери, она сшила платье из этого тика.

Все вместе праздники отмечали, отмечали Новый год и 1 Мая, октябрьские. В эти праздники у заводской администрации одна была цель: накормить досыта, повеселить. Вспоминали, как директор завода Давыдов спрашивал у токаря Маши Корепановой: «Маша, ты накушалась досыта — нет?»

О сколь многом вспоминается в кругу сверстников, таких же «не служивших, не участвовавших»…

О выходных — два раза в месяц, для пересменки.

О том, как в эти выходные военкомат призывал военнообязанных — учиться военному делу настоящим образом, бегать с деревянной винтовкой в Гилевской роще…

О том, как раз или два раза в год завод выпускал экскаватор и он шлепал гусеницами по Тюмени до железнодорожного вокзала. Весь город сбегался смотреть.

О том, как в литейке завода на флюс извели чуть не все памятники с Текутьевского кладбища…

И том, как все время хотелось есть. И хотелось спать, еще больше, чем есть. Первый раз выспались вдоволь 9 мая, сразу после митинга и праздничного обеда.

В тюменском музее, в зале Отечественной войны, стоит миномет. А рядом — мина. Нестрелявшая. Тоже, видно, «не служившая».

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта