X

Большая перемена

Возвращаюсь к презентации новых книг тюменского писателя Константина Лагунова.

Прибыв в минувший четверг в центральную городскую библиотеку на ул. Луначарского, я обнаружил бойкую распродажу изданий и длиннющую очередь к автору за автографами.

Само действо задержалось началом почти на полчаса, ибо народ все прибывал и прибывал, люди уже стояли в проходах. С трудом нашлось место пред. обл. комитета по культуре А. Герберу. Курьеру удалось найти место… за трибуной, предварительно умыкнув стул с подиума, на котором разместились ведущие. Кстати говоря, трибуной никто не воспользовался.

Поразило большое количество молодых открытых лиц, разброс «флангов» творческих сил (от радикалов до народно-державников), разнообразие профессий — управленцы, учителя, бизнесмены, военные. Но — скупо была представлена пресса. Жара, но никто не ушел.

Над залом плыла-сияла прекрасная картина В. Волкова «Иринарх». Отклик на художественно-документальную повесть К. Лагунова с тем же названием. О выдающемся, но пока мало известном нам просветителе северных народов Тюмени -Иване Семеновиче Шимановском. Настоятеле Обдорской (ныне Салехард) миссии на рубеже нашего века. Священнике РПЦ, богослове, богомазе, переплетчике, педагоге, писателе, строителе, враче и рыбозаводчике…

На высоком берегу Оби двое. Иринарх и его ученик, ненецкий подросток Айбой. За рекой — осенний ковер тундры. И над ним вознеслась рука Иринарха, благословляющая мальчика — отправляться в трудный путь, продолжить начатое.

Презентация открылась чтением. Библиотекари сами выбрали отрывки из новых книг писателя, читали хорошо, комментировали очень личностно. И это тоже благо, ибо в недавние времена они озвучивали чужие методички.

Краткая хроника и суть выступлений — не по чину, а по порядку.

B. Медведев, зам главы администрации г. Тюмени:

— Почему исповедально-публицистическая книга «Пред Богом и людьми» издана за счет средств мэрии? Да потому, что ее написал не просто наш любимый автор. Эта исповедь помогает людям избавляться от комплекса холопского звания…

Профессор философии Н. Зотов (Тюменский университет):

— Значительна личность автора, честный, предельно обнаженный разговор с читателем. Автор не утаивает ничего в истории своей жизни. Как было, так и было. И в трудном, и в черном цвете наших общих лет он обвиняет прежде всего самого себя.

Н. Зотов вспомнил 1973 год, когда по поручению тогдашних идеологов К. Лагунов разъяснял студентам индустриального института про А. Солженицына. Назвав при этом «Раковый корпус» талантливым произведением.

C. Шуйский (СП России) сказал о том, что голос писателя в эти трудные времена нужен людям. Когда дорожает все, кроме человеческой жизни, остро чувствуешь писательское бессилие, бесправие. И справиться с ним можно и на «душевном» направлении творчества.

В. Бессараб (директор тюменского филиала Санкт-Петербургского издательства «Интербук») вспомнил о сложных перипетиях пути к читателю романа К. Лагунова «Бронзовый дог». Творчество прозаика не во всем устраивает его по части выразительности литературного языка, но по части обнажения хищнического наступления на тюменские недра — вполне. Как новую высоту в биографии автора надо считать историко-художественное исследование «И сильно падает снег…». Раскрыта жуть «теории» продразверстки, горькие судьбы сибирского крестьянства в 20-е годы. Он предложил к 70-летию К. Лагунова в сентябре с. г., соединив усилия деловых людей и госструктур, начать издание библиотечной серии лучших книг писателя.

Потом было много вопросов к автору, реплик в его адрес. Отвечая, К. Лагунов тоже вернулся к истории «Бронзового дога». Страшная метафора ушедших времен — бывший первый секретарь Тюменского обкома партии, крутой нравом человек, смешавший добро и зло. в бурной нашей нефтегазовой эпопее, ставший зампредсовмина, Б. Щербина проводит планерку с живыми людьми под самой стеной четвертого блока Чернобыльской АЭС. Белая смерть.

Тот же Щербина на весь Союз разносит по селектору в 19834″. и роман, и автора. Писатель, мол, сидит на двух стульях, с одного работает на Америку и ждет — не дождется, когда его тиснут за рубежом. Последние книги К. Лагунов писал о времени и о себе «с отрицанием отрицания». Почему великая страна стала грудой развалин? Откуда истоки мучительных напряжений в современном обществе? Один из них — мучительная судьба нашего крестьянства, российский мужик, с 20-х годов попавший в рабство, которое свет не видывал.

В «Иринархе» — надежда, что появятся люди, подобные ему, с верой, совестью и надеждой займутся благими делами…

В книге-исповеди автор пишет: «Прозрев, я понял: дорога, на которую толкнула меня судьба, вела не к храму, а в преисподнюю. Покаянно склонив голову пред Богом и людьми, молю о прощении. Господи! Прости мне недобрые дела мои, ибо не ведал, что творил. Верни мне Веру. Вороти Надежду. Покуда я жив, я волен думать, смею надеяться, могу мечтать».

Знаю многих из присутствующих, кто в кулуарах говорил о неприятии К. Лагунова, его книг. Но никто из оппонентов слова не взял. Отчасти и потому, что это сделал сам писатель. В своем слове пред Богом и людьми.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта