X

Что не успел написать про Сибирь Ломоносов

Июнь взбодрил Тюмень по части проведения банкетов, вечеров и презентаций. Ананасы уже в шампанском, крабы пока шли с водярой и косили глаз в устрицы, правда, из консервных банок. Мой знакомый, набирающий силу «делчек» (так он сократил делового человека), кое-чем причастный к нашим филологическим делам, не был оригинален во время довольно скучного банкета.

«И пусть вас сокращают, пусть вас совсем закроют. Что вы, Влад Саныч, о своих?! Ах, Захарова, Захарова, ее и Запад признает за работы о Достоевском? А ваш третьекурсник Денис, мой родственничек, учебнику по литературе для 10 класса корки оторвал, в спортивные штаны сунул и без подготовки на пятак ей экзамен спихнул…»

Спорить было бесполезно. На приглашение прийти на защиту дипломных работ наших университетских филологов делчек не откликнулся. Но ведь российский воздух просто раскалывается от словесной трескотни о необходимости духовного возрождения, о спасении погибающей культуры. Нравится вам или не нравится, беснуются или глумятся городские клеветники над почти беззащитными филологами, объективно они были и будут своеобразной элитой в культурной жизни любого нормального регионального центра. Люди, занятые литературной критикой, языками, наукой об искусстве слова, сегодня самые униженные и оскорбленные в Тюмени.

Но их место никто не займет. И чем хуже будет их положение, тем беднее будут детские души, тем дремучей будет местническое невежество.

А между тем университетские филологи делали и делают свое дело. По крайней мере, на своем уровне они успешно наверстывают упущенное — постигают многое из того, в чем преуспел остальной культурный мир за 70 лет господства в нашей стране идеологического монизма в литературе и искусстве.

Уже пятый год нам предрекают конец. Мол, скоро выпускники школ перестанут сдавать документы на филфаки. Но конца пока не видно, свою сотню первокурсников набираем стабильно. И что хорошо, все больше молодых увлекаются филологией серьезно, делают настоящие открытия.

Сергей Панов узнал от нас о деконструкции в ознакомительном курсе о новейших течениях западной культурологии. Сторожа но ночам офисы новых русских, предпочитая обеду одно яблоко, он накопил энную сумму, выучил французский. Сейчас Сергей в Москве, читает отца-основателя деконструкции (Ж.Деррида) в подлиннике. Ну чем не ломоносовский вариант?

Слышу. Возражают, крутят палец у виска. Долго крутить придется, не повредитесь. Число Пановых растет. К ним подтягивается и учительская среда. Да, погоды мы не делаем, но это уже проблемы общества, пустившегося в хищнический марафон за потребительскими радостями.

Когда выдохнетесь, может, вспомните и о нас. А пока защитил свою дипломную работу на «отлично» Максим Шилов. На местном материале. «Странная» тема — литературное творчество тюменских зэков. Нет, не очередной липовый словарь уголовного мира, не серии анекдотов со смаком.

Понимая всю тревогу тюменцев по причине разгула преступности, растущий процент рецидива, Максим, изучив материалы, сделал свое открытие. Там, в зонах, оказывается, хватает людей, которые готовы вернуться в обычный мир, возродившись. Только мы не умеем их вовремя заметить, поддержать.

Громадный пласт народной жизни оказался вне внимания общества. И наш русский фольклор стал ближе всего этим людям. Именно там живут и развиваются такие классические жанры, как бывальщина, сказ, устный рассказ. Кстати, работа Шилова перекликается со знаменитой радио-«Гаванью» Киры Смирновой и Эдуарда Успенского. Но ее песни широко бытовали во всех слоях нашего социума. А материалы Шилова до него интересовали только редакции спецгазет МВД. Может, найдется издатель в Тюмени. Коммерческий успех сборника рассказов наших заключенных не исключается. Острота сюжетов и напряжение коллизий, что интересно, не отменяют в этом случае настоящей духовности.

Толпа тюменских рокеров пришла на защиту Володи Медведева — Джаггера. У них свои эпатажные и острые отношения с обычным искусством. Их относят к явлениям современной молодежной контркультуры.

Что — думаете, Медведев смущал госкомиссию ненормативной лексикой известных кумиров наших рок-групп? «Бренчал» тяжелым металлом? Нет, уважаемые, он получил свою «пятерку» за тему «Проблемы художественного текста в работах Ролана Барта». Столпа западноевропейского постструктурализма.

Да, Ломоносов вроде бы говорил о том, что могущество России будет прирастать Сибирью. Только зачем ограничивать сию мысль в тюменской адаптации нефтью и газом? Тем более что в известной оде Михайло Васильевич упомянул про российское юношество, охочее до успехов в науках и искусствах. Именно они и были повинны во многих достижениях петровских реформ. В том числе и сугубо экономических. А чем мы хуже?

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта