X

  • 14 Июнь
  • 2024 года
  • № 63
  • 5562

Городской архитектор Чакин

Часто ли мы, любуясь шедеврами архитектуры далекого прошлого, задаем себе вопрос: кто их автор? Кто тот неизвестный зодчий, оставивший потомкам произведение инженерного искусства, неизменно трогающее нашу душу? Что мы знаем о нем, какова его судьба?

В.К. Любителям истории города хорошо известна печатная работа тюменских архитекторов Б. Жученко и С. Заварихина «Тюмень архитектурная». Прекрасная, запоминающаяся книга. Однако не пытайтесь найти и в ней имена авторов замечательных сооружений. Разве что упомянуто несколько имен архитекторов поздних лет… Eсли уж специалисты не знают имена своих предшественников (если б знали, то упомянули бы обязательно!), то что говорить о простых жителях города? Не с Востока ли пришла к нам мрачная традиция умолчания имен зодчих? В древние времена в таких городах, как Бухара или Баку, местные властители под страхом казни запрещали любую информацию о строителе. Только совсем недавно В Баку, например, удалось расшифровать имя архитектора дворца Ширваншахов. Автор спрятал его в хитроумных сплетениях каменного «растительного» орнамента на портале дворца.

Увы, тюменские архитекторы XIX — начала XX столетия даже таких загадок-зацепок нам не оставили. Между тем в городе, особенно со второй половины XIX века, когда начало развиваться каменное строительство, плодотворно трудились многие выдающиеся зодчие.

…В середине прошлого века в нашем крае должность городского архитектора существовала только в губернском городе -Тобольске. В начале 50-х годов проекты строительства в Тюмени, Ишиме, Ялуторовске утверждались Измайловым, «тобольским городовым архитектором». Позже, в семидесятых, городской архитектор появился и в уездном городе Тюмени. Вот некоторые имена занимавших эту должность: Иван Карлович Ламберт (начало 70-х годов); Дмитрий Иванович Лагин (70-80-е годы); и.о. городского архитектора ялуторовский мещанин Павел Иванович Долгов (1890 г.); Адольф Адольфович Юшанский (1891-1893 гг.)…

С начала нашего века и вплоть до конца гражданской войны дела городского архитектора исполнял Константин Павлович Чакин. Eго имя почти забыто, знают о нем единицы. А между тем и в Тюмени, и в селениях нашего края за два неполных десятилетия он оставил столь яркое наследие, что можно лишь удивляться, почему память об этом замечательном человеке до сих пор ничем и никем не отмечена, нет о нем книг и других печатных работ, а его могила на Текутьевском кладбище, чудом сохранившаяся после расширения центральной улицы города, пребывает в запустении, полуразрушена, разграблена и, собственно, почти забыта неблагодарными потомками.

ПEРEЧEНЬ СООРУЖEНИЙ К.П. ЧАКИНА.

Прежде чем обратиться к биографии выдающегося тюменского архитектора, хотелось бы дать основной, хотя и далеко не полный перечень зданий, построенных либо по проектам Чакина, либо при его участии или надзоре. Построенное им узнается сразу. Архитектор творил во времена, когда из российской столицы на периферию триумфально перемещался архитектурный стиль модерн. Применительно к местным условиям К.П.Чакин, энтузиаст нового стиля, внес в него любопытные авторские находки. Благодаря им мы и находим творения зодчего.

Как правило, здания К. П. Чакина, а он строил только каменные дома, густо покрыты крупномасштабным накладным орнаментом — декором. Производственные и учебные здания часто имеют запоминающиеся кирпичные накладки символического содержания: головки богов, скрещенные молотки и ключи, кольца, кресты и стрелы, гнутые балки, декор из комбинаций линейной лепки и т.п. Для большинства зданий характерно наличие ризалитов (ризалит — часть здания, выступающая за основную линию фасада), от одного до нескольких.

Ризалиты проектировались в виде расходящегося в стороны ласточкина хвоста — традиционного элемента русских оборонительных сооружений (вспомните кремлевские стены с бойницами в Москве или ограду Троицкого монастыря в Тюмени).

Визитная карточка творчества Чакина — рельефное украшение стен крупным кирпичным узором, часто дублирующим основные простые линии сооружения. Поначалу, в первые годы своей деятельности, он несколько злоупотреблял наружным рельефом, перегружая им архитектурное решение стен. Но позже, по мере возмужания его таланта, линии становятся проще, лаконичнее и совершеннее.

Первым зданием, спроектированным и построенным для города Чакиным, стала больница на территории Аптекарского сада (1903-1904 гг.). Тогда он еще не был городским архитектором, а исполнял обязанности рядового чиновника в строительном отделе думы. Больница — теперь гинекологическое отделение больницы № 3 — была сооружена по заказу и на средства городского головы и миллионера А.И.Текутьева. Необычные формы здания пришлись Текутьеву по душе, и с тех пор Андрей Иванович неоднократно обращался к К.П.Чакину с заказами. Так город получил ряд великолепных особняков, большей частью сохранившихся до наших дней. Это способствовало и стремительной карьере архитектора.

Хронологию чакинского строительства мы здесь прервем с тем, чтобы напомнить о судьбе одного из самых красивых зданий города. О бывшем коммерческом училище купцов Колокольниковых (сейчас — строительная академия). Нет, Константин Павлович не был его архитектором — здание построено по проекту петербуржца В.К.Олтаржевского. На всемирной выставке в Париже в 1900 году проект получил золотую медаль наравне с Эйфелевой башней.

К.П. Чакин, тщательно следивший за отечественной и зарубежной литературой по архитектуре, узнал об этом проекте и посоветовал Колокольниковым приобрести документацию. А сам, с согласия автора, вызвался осуществлять архитектурный надзор и взял в свои руки возведение здания. Eсть основания считать, что личные отношения Олтаржевского и Чакина было достаточно теплыми. К.П.Чакину город обязан и выбором места для строительства.

Именно Чакин сумел убедить Колокольниковых не экономить на затратах, связанных с ликвидацией солидной двухэтажной гостиницы, что стояла на месте предполагаемого строительства, и с покупкой земельного участка.

К.П. Чакин был влюблен в творение Олтаржевского. И влияние этого проекта сказывалось на работах тюменского архитектора всю жизнь. Проект был тем архитектурным идеалом, к которому постоянно стремился тюменский зодчий. Взгляните, когда будете гулять по старой Тюмени, на дом Яши Шайчика (ул. Ленина; 1914 г.) или на здание, выстроенное архитектором для себя (ул.Семакова, 4; 1910 г.), и вы убедитесь, как, не скрываясь, подражал Чакин своему кумиру.

Теперь — краткий перечень:

— ремесленное училище А.И.Текутьева, 1911-1914 гг.;

-литейная мастерская возле училища, те же годы;

— складское помещение напротив училища (ул. Дзержинского, быв. Садовая);

— кирпичная конюшня при бывшей гостинице «Эрмитаж» (ул. Володарского, 21; 1910 г.);

— здание приемного покоя (район вокзала; 1915 г.);

-соседнее с ним здание (сейчас в нем располагается железнодорожная милиция; 1915 г.);

— шестиклассное приходское училище, двухэтажное здание (1913 г.);

— бывший дом П.А. Брюханова на углу улиц Подаруевской (Семакова) и Царской (Республики, 16), спроектированный под кинематограф «Палас» (1914 г.);

— реконструкция народного театра А.И.Текутьева (19141916 гг.);

— электротеатр «Луч» в доме Панкратьева, угол Царской и Садовой, принадлежавший Лукину (1910 г.);

— производственный корпус завода Машарова, теперь -станкостроительный завод;

— здания вокзалов на станциях Новая Заимка, Вагай, Ишим и жилые кирпичные постройки на станции Богандинка.

…Архитектурный стиль Чакина отчетливо прослеживается при перестройках и реставрации старых зданий города, таких, как помещение областной типографии (Первомайская, 11), кафе «У тещи» (там же), на некоторых воротах отдельных зданий начала века. Eсть основания считать К. П.Чакина автором проекта здания частной школы Колокольниковых (теперь вечерняя школа по ул. Луначарского), здания школы в селе Борки (заказ А.И.Текутьева), пристроя к Спасской церкви, типографии купцов Двойниковых в г. Ишиме (ул. Чкалова, 17). И это — далеко не полный список…

Кто же он был, Константин Павлович Чакин?

В.К. Материалы о К.П.Чакине я собирал много лет. К сожалению, они заканчивались 1917-1920 годами — началом революции и гражданской войны. О дальнейшей судьбе городского архитектора ничего не было известно. Eдинственная ниточка, связывающая мою папку с документами о К.П.Чакине и современность, -свидетельство о том, что архитектор был похоронен на Текутьевском кладбище. Следовательно, много лет прожил в советское время, не был репрессирован. Отсутствие каких-либо других сведений делало, невозможной обстоятельную публикацию о бывшем городском архитекторе…

Но совсем недавно в моей квартире прозвенел телефон…

Л.Д. Меня, жительницу Тюмени с 1941 года, много лет мучил вопрос: почему забыли в городе такого человека, как К.П.Чакин? Газетные публикации последних лет, касающиеся Текутьевского кладбища, в которых всего одной строкой, не больше, упоминалось о его могиле, заставляли меня в очередной раз вспомнить годы моего детства и юности. Тогда мои родители были соседями Чакиных, дружили семьями. Да, я знала К.П.Чакина пятнадцать лет — с 1941 по 1956 год.

Поиск материалов о Чакине, которые позволили бы расширить мои представления об этом человеке и восстановить в памяти пережитое и забытое, привели меня в Тюменский облархив. А там мне порекомендовали обратиться к В.E. Копылову, который, по сведениям работников архива, располагает богатой документацией о К.П.Чакине.

В.К. Вот так и состоялось наше знакомство. Я рассказал Лилии Александровне о «дореволюционном» Чакине, а она — то, что было после 1941 года.

К.П.Чакин родился в Перми в 1875 году в семье пермского мещанина. Там же закончил Алексеевское техническое реальное училище, как теперь говорят, с производственным уклоном. Оно в 1880-1890 гг. считалось одним из лучших учебных заведений провинциальной России. Славилось хорошим оснащением лабораторий, имело прекрасное здание. Преподаватели давали ученикам солидные знания по чертежному делу, по проектированию и строительству жилых и производственных помещений. Много времени уделялось гуманитарной подготовке учащихся.

Не случайно пермский губернатор Д.Г. Арсеньев, некогда слушатель Д.И.Менделеева по Санкт-Петербургскому университету, счел необходимым при посещении великим ученым Перми в конце 90-х годов показать среди главных достопримечательностей города и реальное училище.

После окончания училища К.П. Чакин получил диплом техника-строителя. С 1898 года он живет и работает в Тюмени. Дисциплинированный, исполнительный, вдумчивый, эрудированный, интеллигентный и опытный чиновник вскоре был замечен властями и определен исполняющим должности архитектора Тобольской епархии («Тобольские епархиальные ведомости», 1905 г., № 7). В обязанности тридцатилетнего архитектора входило обследование церковных сооружений на территории всей Тобольской губернии. Им, в частности, был осмотрен и спасен благодаря своевременно выполненным ремонтным работам Сретенский собор в Ялуторовске. Правда, потом его разрушили в начале 30-х годов.

Старания молодого архитектора не остались незамеченными губернским начальством. В том же 1905 году его назначают городским тюменским архитектором, к этому времени он уже успел спроектировать и построить в Тюмени несколько интересных зданий, в том числе -один из производственных корпусов завода Машарова.

На этой должности К.П.Чакин успешно работает почти полтора десятка лет, тесно сотрудничает с городским головой А.И.Текутьевым. С 1909 по 1919 год К.П.Чакин, имевший в городе заслуженное признание талантливого архитектора и всеобщее уважение, дважды избирался гласным городской Думы. Здесь он работал как архитектор и строитель, был попечителем санитарного надзора, членом городского присутствия по квартирному налогу. Благодаря его инициативе в январе 1915 года в думе работала водопроводная комиссия. Она рекомендовала гласным реконструировать водонасосную станцию на Туре за счет приобретения новейших машин.

Тогда же К.П. Чакин приступил к проектированию городского элеватора на станции Тура. И в 1916 году элеватор был построен.

В судьбе Чакина большую роль сыграл городской голова Текутьев. Именно он, убедившись в высочайшей профессиональной подготовке К.П. Чакина, настоял на назначении его архитектором Тюмени. Благодаря такому покровительству архитектор имел весьма выгодные заказы и подряды, быстро разбогател, стал владельцем солидной недвижимости.

С 1906 года он располагал деревянным одноэтажным флигелем по Текутьевскому переулку (ул.Перекопская), а несколько позже — двухэтажным деревянным домом на Подаруевской улице (теперь Семакова, 6) с пристройками для прислуги и «брандмауэром по задней меже». А в конце десятых годов по собственному проекту построил двухэтажный каменный дом с оригинальными архитектурными формами (Семакова,4 — теперь противотуберкулезный диспансер). До сих пор это здание — одна из архитектурных жемчужин старой Тюмени.

Особняке «музыкальными» украшениями на внешних стенах и на решетке солидного балкона, с угловым крыльцом-подъездом и внутренней винтовой лестницей в дореволюционные годы служил для интеллигенции города своеобразной музыкальной гостиной. Хозяева славились отменным музыкальным вкусом, гостеприимностью и дружелюбием.

Когда началась национализация (1918-1920), Чакин, вовремя сориентировавшись в обстановке, добровольно передает свой дом в городскую собственность. Возможно, по этой причине, а может, из-за необыкновенной молчаливости в общественных делах и местах, он избежал репрессий, перманентно возобновляющихся в двадцатых-сороковых годах. И в эти годы архитектурный талант «неблагонадежного» К.П. Чакина не был востребован. Бывший архитектор работал на технических должностях в тюменском горкомхозе, жил в скромном деревянном одноэтажном особнячке по ул. Кирова, 54(современная нумерация). Скончался в 1958 году в возрасте 83 лет.

Л.Д. Мои родители переехали в Тюмень из Омска и поселились во второй половине этого дома. Справа размещалась станция «Скорой помощи», а слева наш дом отделялся от соседнего противопожарной стеной — «брандмауэром». Дом здравствует до сих пор. С первых же дней между моими родителями и Чакиными, Константином Павловичем и Варварой Алексеевной, установились дружеские и добрососедские отношения. Годы моего детства, а они пришлись на суровое военное время, были скрашены общением с этими двумя замечательными людьми.

Мне нравились обстановка комнат, рабочий уголок хозяина в общей гостиной, та патриархальная интеллигентность, которая ушла из русской жизни после 1917 года. Вся семья, включая Павла Константиновича, единственного сына, была для нас и всех окружающих эталоном высочайшей нравственности. Чакины обогрели нас добрым словом, вниманием, постоянным желанием чем-либо помочь и поддержать в те трудные годы.

Вспоминаются большая библиотека из старинных книг, коллекция открыток с видами Тюмени в начале века и других, религиозного содержания, огромное зеркало-трюмо, буфет красного дерева, венские стулья, китайский и немецкий фарфор. У окна стоял письменный стол с оригинальным прибором: медный домик с клумбой-чернильницей. В дни рождения и праздники наши добрые соседи посылали поздравительные или рождественские открытки, изданные еще в начале века и заклеенные с обратной стороны листом чистой бумаги.

Летом в саду для гостей накрывался стол. Хозяйка славилась умением готовить различные блюда. Моченые орехи, самодельные торты, печенье. Однажды, в день моего рождения, Чакины подарили мне отрезок ситца — дорогой по тому времени подарок. Константин Павлович не чурался обычая и за столом любил хороший коньяк, нежинскую рябиновую настойку.

Варвара Алексеевна была хорошей помощницей своему мужу: чертила архитектурные и рабочие планы, готовила и печатала документы. В ее доме, особенно на кухне, всегда был идеальный порядок.

Запомнилось одинаково доброе отношение Чакиных к любому человеку, независимо от ранга, возраста и заслуг. А уж неизменный возглас Константина Павловича при моем приходе к ним: «Варенька, посмотри-ка, кто к нам пришел!» — до сих пор звучит у меня в душе. Чакины много читали, часто посещали театр. Бывала я и на музыкальных вечерах в их доме. Варвара Алексеевна имела хороший голос.

При встрече со знакомыми на улице К.П. Чакин неизменно по-старомодному снимал шляпу, низко кланялся: не мог забыть те нормы поведения, которые он впитал с юношеских лет еще в конце прошлого столетия. Был религиозен, носил старые галоши, в руках — большой желтый портфель.

В последние годы жизни Константин Павлович, страдал пробелами в памяти, иногда не узнавал кое-кого из близких. Я думаю, что это сказались не только возраст, но и неудовлетворенность жизнью из-за невостребованного таланта, из-за несправедливости.

В.к. Судьба русского интеллигента-инженера, добившегося всего в жизни только за счет своих трудов, но ограбленного революцией и превращенного в полунищего советского чиновника, Л.Д. После нашего отъезда из города мне больше не довелось увидеть К.П.Чакина. Когда наша семья вернулась в Тюмень, мы узнали о кончине нашего друга. Вскоре ушла из жизни и Варвара Алексеевна. Они были похоронены рядом на Текутьевском кладбище, недалеко от ограды. Из Свердловска приехала внучка, продала дом и имущество.

Мой папа посадил возле могил дорогих людей куст сирени. Она и сейчас цветет там каждую весну, рядом — несколько берез, к сожалению, исчез металлический крест, от него остались только металлические штыри, но сама могила чудом сохранилась. Тюменцы и не подозревают, что совсем рядом покоятся люди, столь много сделавшие для города. Не пора ли воздать должное их памяти?

В.К. В самом деле, почему бы не соорудить мемориальные доски на всех домах, воздвигнутых К.П.Чакиным, в том числе и на тех, где он проживал? Надо обиходить могилы, для начала установить хотя бы табличку «могила посещается», как это делается в других городах, принять захоронение на госохрану, внести необходимые изменения в административное распоряжение о ликвидации кладбища. Нуждаются в обновлении и реставрации чакинские дома. Так, бывшее ремесленное училище А.И.Текутьева (теперь — географический факультет университета) когда-то имело на центральном ризолите накладной текст «Имени А.И. Текутьева», входное крыльцо с запоминающимся козырьком из кованного железа и с надписью «ТРУ — АИТ — 1911» («Тюменское ремесленное училище А.И.Текутьева, 1911 г.). Все это утрачено, но восстановить первоначальный облик здания обойдется недорого. Дело за инициативой городских архитекторов, если они всерьез считают себя преемниками добрых традиций. Их долг — облагородить и могилу к.П.Чакина.

Хотелось бы выразить благодарность Тюменскому облархиву и его Тобольскому филиалу за оказанную помощь в поисках материала о К.П.Чакине. Я признателен старейшему жителю Тюмени Садырину Михаилу Александровичу, который, несмотря на преклонный возраст, помог мне найти чакинские дома. Как рассказывал М.А.Садырин, в 1916 году он закончил Александровское реальное училище вместе с сыном К.П.Чакина. Часто бывал у них в доме. В советское время П.К.Чакин работал в Свердловске банковским служащим, отличался веселым и общительным характером. Был женат на дочери британского подданного Джонсона, дом которого напротив театра кукол сохранился до сих пор. Дети и внуки Павла Константиновича Чакина проживают в Eкатеринбурге.

Многое в судьбе замечательного тюменского архитектора к.П.Чакина осталось для меня белым пятном, особенно за период с 20-го по 1941 год. Не все его сооружения выявлены. Так, привлеченный к строительству железной дороги Тюмень-Омск в 1911-1913 гг. К.П.Чакин ярко проявил себя в проектировании станционных построек. Кое-какие из них удалось разыскать. Eсть основания полагать, что их значительно больше, в том числе на протяжении железной дороги по территории Омской области. Да и в Тюмени еще нет уверенности, что все найдено.

Не помогут ли в розыске читатели газеты? Недавно удалось узнать, что в Тюмени проживает сестра Варвары Алексеевны Анфиса Алексеевна, Может быть, она обладает какой-либо информацией?

в.к. Виктор Eфимович Копылов, профессор, краевед. Тел.; 26-26-76.

Л.Д. — Лилия Александровна Дербенева. Тел.: 23-70-44

***
фото: Константин Павлович Чакин с женой и сыном;ремесленное училище А.И. Текутьева;конюшня бывшей гостиницы «Эрмитаж» (в центре).;дом Я. Шайчика (справа вверху)

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта