X

  • 14 Июнь
  • 2024 года
  • № 63
  • 5562

Центральная площадь

Счастливая случайность — немаловажная помощница в любом, даже завершенном, на первый взгляд, краеведческом поиске, в котором нередко появляются неожиданные и любопытные продолжения. В этом состоит прелесть и занимательность следопытской работы — если только она, к великому огорчению исследователя, не окажется прерванной обстоятельной, но малоизвестной для тебя статьей из Большой Советской Энциклопедии, библиографического справочника или других публикаций, составленных сведущими людьми.

Сравнительно недавно, будучи на главпочтамте, я приобрел несколько почтовых конвертов для пополнения своей коллекции. На одном из них бросилось в глаза изображение десантного планера А-7. «Позвольте-позвольте… — подумалось, — да ведь это же «Антонов-семь!». И сразу же вспомнились прочитанные когда-то без особого внимания и потому не задержавшиеся в памяти сведения о событиях сурового 1941 года: именно здесь, в Тюмени, на месте, где сейчас стоит наш главпочтамт, строились по проектам прославленного авиаконструктора О. К. Антонова эти самые А-7! Было от чего поволноваться и порадоваться счастливой находке, взбудоражившей и мысль, и память. Так вот и родилась тема настоящей статьи: какова она, судьба Центральной площади нашего города?

Итак…

ШТРИХ ПEРВЫЙ

в разные времена площадь эта носила название Торговой, Базарной, а в наши годы — Центральной, хотя до 50-х годов располагалась она почти на окраине города. По середине ее пересекала Царская улица, переименованная в честь февральских событий 1917 года в улицу Республики. На площади торговали дровами, сеном, мхом, продавали лыко и изделия из него. Базар занимал площадку от существующей по сей день водонапорной башни по улице Орджоникидзе до магазина «Подарки». На площадке, утопающей в грязи, стояли крытые лабазы, склады, ларьки, палатки, отдельные запущенные группы деревьев. С начала века и до середины 50-х годов общий вид площади изменился мало, однако пережила она за полвека множество событий.

Известный русский геолог, академик В. А. Обручев в своем описании путешествия в Сибирь писал о Тюмени и Базарной площади в 1888 году: «Тюмень поразила нас глубокой черной грязью на немощеных улицах, сибирским хлебом в виде кольцеобразных калачей из серой пшеничной муки и дешевыми пушистыми коврами грубой работы; один ковер для путешествия на лошадях мы приобрели».

Базарную площадь посещали: русский писатель Ф. М. Достоевский, адмирал С. О. Макаров, знаменитый русский клоун А, Л. Дуров.

Вспоминал в своих записках о Центральной площади известный советский писатель Ф. И. Панферов. В 1930 году он приехал в Тюмень, познакомился на базаре с возницей из Шадринска и поехал вместе с ним в село Шатрово (теперь районный центр Курганской области). Впечатления о жизни села помогли писателю создать в своем воображении село Бруски, описанное в романе с одноименным названием.

Старожилы Тюмени помнят, как в суровые июньские дни 1941 года на Центральной площади возле деревянной трибуны. Стоявшей на месте современного памятника В. И. Ленину, собрались почти все жители города на митинг по случаю начала Великой Отечественной войны. Старая, много видавшая за свою жизнь, площадь была заполнена до отказа. Могли ли предположить тюменцы, что спустя некоторое время в реконструкции площади в качестве рабочей силы примут участие пленные немцы, те самые, на борьбу с которыми были призваны из Тюмени тысячи мужчин и юношей?

Закончилась война, и в голове главного архитектора Тюмени П. А. Гриненко родились планы преобразования площади. На месте пустыря, там, где сейчас стоит здание индустриального института, предполагалось строительство одного из учебных корпусов школы рабочей молодежи. Не на месте оказался и стадион «Спартак», занявший другую сторону площади на задах теперешнего магазина «Ткани». Постепенно год за годом архитектурный облик площади приобретал современные черты.

Одно из красивейших зданий площади — машиностроительный техникум — выросло на углу улиц Республики и 8-го Марта в 1953 г., несколько раньше (весна 1952-го) — здание управления МВД; затем появились корпуса областного комитета КПСС (1953-1954); главпочтамт (1954-1955); реконструированное здание магазина «Ткани» (1956); облисполком (конец 50-х); жилые дома возле почтамта (1960) и магазина «Подарки» (1964).

Тогда же был введен в строй учебный корпус Тюменского индустриального’ института (архитектор Гриненко). К этому времени закончилось оформление площади.

ШТРИХ ВТОРОЙ

Для большей занимательности ему следовало бы дать броский подзаголовок в такой вопросительной интонации: «В Тюмени — летающие танки?». Трудно в такое поверить, но опытный экземпляр крылатого танка действительно был построен в нашем городе. Вернемся к началу Великой Отечественной.

В 1940 году после удачного завершения конкурса на лучшую конструкцию десантного планера почти не известному тогда авиаконструктору Олегу Константиновичу Антонову правительство поручило наладить серийный выпуск планера, получившего шифр «А-7». В октябре 1941-го планерный завод и конструкторское бюро были эвакуированы в Тюмень. На месте пивоваренного завода, крытых лабазов рынка на Центральной площади и многочисленных малых и больших складов появился «авиационный завод», как его громко называли дотошные тюменцы, невзирая на «секретность». Сборочные цеха, где строились планеры, разместились в четырех лабазах, в которых в мирное время торговали мясом, молоком и т. п. Теперь на этом месте располагаются главпочтамт, примыкающий к нему жилой дом и областная Дума.

Построенные в Тюмени транспортно-десантные планеры Антонова грузились на железнодорожные платформы и, укрытые брезентом, доставлялись на прифронтовые аэродромы. Они хорошо поработали при обслуживании десантных операций, снабжали партизан, бесшумно, не привлекая внимания зениток, пересекали линию фронта.

Наладив серийное производство планеров, О. К. Антонов на основе своего опыта планеростроения задумал построить летающий танк КТ («крылатый»). По мысли конструктора, такие танки, несущие на себе крылья, после буксировки тяжелыми самолетами могли планировать к партизанам в тыл врага. С помощью планеров А-7 на партизанские базы доставлялась даже артиллерия, а вот танков у народных мстителей не было. Москва выделила для опытов танк Т-60, и в один из осенних дней по улицам Тюмени к «авиазаводу» с грохотом подъехала бронированная машина. Обросшая крыльями и закутанная в брезент, она вскоре возвратилась в Москву для испытаний. Полеты были поручены прославленному летчику-испытателю С. Анохину, впервые в жизни сидевшему не в кабине самолета, а в башне танка. Несмотря на ворчание скептиков, танк легко взлетел, привязанный тросом к четырехмоторному тяжелому бомбардировщику, и раньше, чем колеса самолета оторвались от земли. Столь же благополучно он и спланировал на землю. Рассказывают, правда, что в полете Анохина вместе с танком чуть не сожгла охраняющая аэродром зенитная батарея, сбитая с толку необычным зрелищем…

Вот так и стала Тюмень родиной первых в мире крылатых танков. Лучшим памятником конструктору Антонову служат летающие в тюменском небе самолеты, созданные его конструкторским бюро: от знаменитой «Аннушки» — Ан-2 до крылатых гигантов «Ан-124»-«Русланов». Думается, что город много выиграет, если Центральная площадь получит мемориальную доску или другое памятное сооружение, напоминающее жителям и гостям областного центра о славном авиационном прошлом Тюмени.

ШТРИХ ТРEТИЙ

Многие годы на площади, у въезда во двор главпочтамта, на бетонном основании стояла металлическая вышка. Она служила в качестве передающей антенны любительского телевизионного центра — родоначальника телевизионного вещания в городе. История тюменского телевидения настолько тесно связана с судьбой Центральной площади, что заслуживает подробного рассказа.

К началу 50-х годов в стране работали всего три телецентра: в Москве, Ленинграде и Киеве. Вездесущих радиолюбителей такая специфика не устраивала. И вот в некоторых городах появились любительские телевизионные центры, созданные руками энтузиастов: Харьков (1950 Одесса (1952), Томск (1952 Свердловск(1953), Омск (1954 Уфа, Владивосток и др. В Тюмени такой телецентр был построен в 1957-м. Он размещался на верхнем этаже-надстройке здания главпочтамта.

Интерес к предстоящим телепередачам в Тюмени был настолько велик, что областной радиоклуб ДОСААФ задолго до пуска аппаратуры организовал воскресный радиолекторий. Среди прочего велась и пропаганда телевидения. Газета «Тюменский комсомолец» в апреле 1955 года сообщала: «В Тюмени силами общественности будет выстроен любительский телевизионный центр. Многие инженеры, техники, директора предприятий и радиолюбители изъявили желание принять живейшее участие в этом интересном и важном деле… К концу года предполагается закончить первую очередь строительства телецентра. Жители Тюмени смогут смотреть у себя дома новые кинофильмы. В дальнейшем телецентр будет передавать спектакли и концерты из областного драматического театра и концертно-эстрадного бюро».

Во дворе почтамта на бетонном фундаменте в октябре 1955 года была установлена вышка с передающими антеннами высотой 62 метра. Нетерпеливые фанаты ТВ, не дожидаясь пуска телецентра, использовали вышку для приема передач из Свердловска. Несмотря на более чем 300-километровое расстояние, на экране телевизора получили слабое изображение. Эпизодически принимались московские передачи за счет тропосферного отражения радиоволн.

Так, в мае 1958 года Николай Стоянов — энтузиаст строительства телецентра — писал в «Тюменской правде» в заметке «Сверхдальний прием телевизионной передачи»: «На днях вечером, включив телевизор, я увидел на экране какое-то изображение и услышал звуковое сопровождение. Подстроив телевизор, я начал принимать программу Московского телецентра. С 22 часов 30 минут до00 часов 15 минут телецентр передавал выступления кинорежиссеров и операторов, рассказывающих о сотрудничестве с киностудиями стран народной демократии. Рассказ каждого режиссера иллюстрировался показом фрагментов из фильмов. Были показаны кадры из кинофильмов: «Великий воин Албании Скандербег», «Урок истории», «Чудесное воскресение», «Олеко Дундич». В00 часов 15 минут на экране телевизора появилась надпись «Песни и танцы наших друзей», затем начался концерт… Передачи принимались с помехами, временами изображение совсем исчезало. Особенно прием ухудшился в конце передачи, которая закончилась в 2 часа 5 минут по тюменскому времени».

В продаже появились первые телевизоры. Группа радиолюбителей под руководством начальника радиоцентра Тюменского аэропорта Николая Стоянова вела заключительные работы по монтажу аппаратуры. В монтажную бригаду входили работники дистанции связи железной дороги, студенты лесотехнического и машиностроительного техникумов, пединститута. К ноябрьским торжествам 1957 года монтаж удалось закончить, и начались пробные передачи. «Изображение на экранах прыгает, а то и совсем исчезает. Но все равно по вечерам телевизоры как магнит притягивали внимание любителей», — писали тюменские газеты. Чуть позже, в декабре, начались регулярные передачи. Они продолжались до 1965 года, когда вступил в строй мощный передатчик на южной окраине города.

Серьезный вклад в развитие телевизионного вещания внес Тюменский индустриальный институт. В его главном здании, расположенном на Центральной площади, с1965 года велись учебные телевизионные передачи как в аудитории, так и в эфир, для заочников. Много лет в институте, работала единственная за Уралом светоклапанная телевизионная установка «Аристон» с площадью экрана 12 кв.м. Телевизионная студия вела учебные передачи не только внутри института, но и через городской передатчик и радиорелейные линии в северные города области: Тобольск, Сургут, Нижневартовск и Нефтеюганск.

В 1981 году оборудование учебного телецентра заменили на передатчики цветного изображения, прошли удачные опыты стереоскопических (объемных)учебных передач. Работала студенческая студия, для которой был создан специальный радиорелейный канал на общежития. В начале 80-х годов радиолюбители института создали учебный телевизионный класс на цветных портативных телевизорах, который использовался в Звездном городке для обучения космонавтов.

Знакомство с телецентром у космонавтов состоялось давно. В конце 1966 года в институте побывал Павел Иванович Беляев (к сожалению, безвременно от нас ушедший). Что показать ему, удивившему весь мир? Но, оказывается, в институте нашлось такое, к чему космонавт проявил большой интерес. Это студенческий телецентр. Павел Иванович садится перед камерой. Eму сообщают, что в этот момент его видят десятки студентов, сидящих в другом месте, в аудитории перед экранами телевизоров. Космонавт берет авторучку и, секунду задумавшись, пишет на бумаге: «Очень интересное и полезное дело. Желаю сотрудникам телевизионного центра института новых творческих достижений в своей работе. Всем успехов, здоровья и счастья. Летчик-космонавт СССР П. Беляев. 26. 10. 66 г.»

Спустя 14 лет в институте на имя автора было получено письмо из Звездного городка, от А. А. Леонова, космического напарника П. И. Беляева. Среди прочего, он писал: «Наши специалисты, ознакомившись на международной выставке «Телекинотехника-80″ с малой замкнутой системой учебного телевидения… изготовленной в Вашем институте, нашли возможным использовать ее для решения наших задач. С целью ознакомления с техническими возможностями системы прошу Вас дать согласие на проведение испытаний системы… на нашей базе и заключить договор о научно-творческом сотрудничестве… Москва, 29 апреля 1980 г.». ШТРИХ ЧEТВEРТЫЙ И ПОСЛEДНИЙ

Только старожилы Тюмени помнят, что еще в середине 50-х годов на Центральной площади, примыкая к улице Республики и к зданию машиностроительного техникума, стояла уютная часовенка, обнесенная металлической изгородью. Построенная незадолго до революции в честь 300-летия царствующего дома Романовых, она не успела попасть в объективы дореволюционных фотографов и на старинных открытках города неизвестна. Однако часовне была дарована долгая жизнь. Позже ее использовали для торговли керосином. С точки зрения пожарных, бдительных к проявлению огня во все времена, лучшее помещение для керосиновой лавки сыскать было трудно…

По планам реконструкции Центральной площади часовню разрушили в 1957 году. Трудно сказать теперь, оглядываясь на события тридцатилетней давности, насколько оправданна была подобная акция. Маловероятно, что часовня удачно вписалась бы в современный ансамбль Центральной площади. Впрочем, есть же удачные примеры градостроительства, например, в Москве, когда стройки нашего времени (вспомните гостиницу «Москва») удачно соседствуют с великолепной стариной.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта