X

  • 17 Май
  • 2024 года
  • № 52
  • 5551

След человеческий

Боюсь казаться слишком большим моралистом. Поэтому давайте в очередной редакторской колонке попробуем забыть о выборах, о мировых проблемах. Поговорим об истории. Тем более есть повод, даже два.

На днях в Тюмени начались «Словцовские чтения». И на этой же неделе «Тюменский курьер» перепечатал статью Эллы Максимовой («Известия») о царском золоте и увлекательный комментарий Александра Петрушина о кладах, которые тюменская земля хранит еще с той поры, когда люди покупали золотые вещи, не боясь ни государственного, ни частного рэкета.

Я же обратил внимание лишь на несколько строк Эллы Максимовой, брошенных ею как бы между прочим: «всех фигурантов (связанных с царскими сокровищами — Р.Г.) постепенно освободили с той же подпиской, под надзор и слежку. В 37-38-м, надо полагать, большинство «устранили»…»

Это предположение Эллы Максимовой оказалось абсолютно достоверным.

Немало фамилий, названных московской журналисткой, нашлись в списках «Книги расстрелянных», которую наша газета печатает второй год и которой нет еще конца-краю. А еще в архиве бывшего УКГБ по Тюменской области сохранилось дело по обвинению шестнадцати жителей Тобольска в контрреволюционной деятельности и заговоре с целью свержения советской власти.

Одна из шестнадцати — та самая Марфа Уженцева (у Максимовой — Ужинцева), которой был доверен на сохранение узелок с золотыми вещами. Она его хранила четырнадцать лет. До 1932 года. А потом была арестована и вынужденно отдала узелок чекистам.

И продолжала себе жить тихо и мирно бывшая монахиня Ивановского монастыря в Тобольске, понемногу торгуя, для пропитания, свечками.

Прошло еще пять лет. 13 ноября Марфу Уженцеву вновь арестовали. У нее, когда-то хранившей несметные сокровища, при обыске было изъято «вещей, ценностей и документов» — паспорт да книга с картинками.

Я немало листал таких «дел». Дело Марфы Уженцевой и других — одно из самых бесстыдных. Бесстыдных в смысле надругательства над процедурой суда, процедурой допроса. Те, кто допрашивал Марфу, даже не стремились «делу чтоб придать законный вид и толк»…

Мне показалось, что сотрудников НКВД не интересовала и судьба царских сокровищ. Так, касаются вскользь, что «Уженцева в 1932 году привлекалась к ответственности за хранение золотой валюты». И все.

Золото, как писала Элла Максимова, к этому времени было переплавлено и сплавлено. И потому 62-летней бывшей монашке предъявили обвинение в участии «в контрреволюционной повстанческой организации». Мол, «следствием это точно установлено»…

(Куда там — точно! В «обвинительном заключении» помощник оперуполномоченного Тобольского окротдела НКВД сержант «госбезопасности» Зубенко пишет: «Вещественных доказательств по делу нет».).

И в тот же день «следствие» окончено. Три листа серой бумаги вместили всю жизнь Марфы Андреевны. Под которой она вынуждена собственноручно подвести черту: «…Мне, обвиняемой Уженцевой Марфе Андреевне, об окончании следствия объявлено, в чем и расписываюсь». И подпись.

И снова бесстыдное вранье в выписке из протокола «тройки» — мол, виновной себя признала…

Смахнули, словно крошки со стола, жизни Марфы Уженцевой и ее товарищей по несчастью. Эта же папка сохранила редкий документ. О приведении приговора в исполнение. «Мы (перечисляются фамилии сотрудников милиции и госбезопасности

— Тарасов, Рублевский, Айзенштат, Балахонцев, Подрезов) на основании приказания начальника управления НКВД по Омской области капитана госбезопасности Валухина… привели в исполнение приговор «тройки», расстреляли нижепоименованных…».

Следуют четырнадцать фамилий. Они пронумерованы — от №87 до №100. Словно вырваны из большого текста. Марфа Уженцева в этом списке стоит под номером 92… Форма акта сделана под копирку, впрок. А фамилии впечатаны позднее… Сколько было таких закладок, сколько фамилий впечатывали?

Кстати, человек, отдавший приказ о расстреле, капитан госбезопасности Валухин, был депутатом Верховного Совета СССР и избран по Тюменскому округу. А за 1937-й год награжден орденом Ленина. Значит, и за убийство монахини Марфы… В связи с начавшейся избирательной кампанией есть над чем подумать…

P.S. А до выборов уже осталось 29 дней.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта