X

  • 28 Ноябрь
  • 2023 года
  • № 133
  • 5485

Сколько стоит молоко в молоке?

Иван Копейкин в своем субботнем обозрении на первой странице «Курьера», кажется, не впервые сравнивает цены на сырье (зерно) и конечный продукт (крупа, хлеб). Получается, что переработчики и торговцы обдирают крестьян. Довольно близко к истине, но это далеко не вся истина.

В выкладках Ивана Копейкина не хватает ряда сравнений, которые я попытаюсь восполнить.

В 1989 году в России доля стоимости зерна (пшеницы) в печеном, хлебе составляла 61 процент, в 1994-м — 21. Но это одна сторона проблемы. А вот другая: в том же 1989-м в США доля стоимости пшеницы в стоимости буханки хлеба составила 6,3 процента (шесть и три десятых!), уменьшившись в 1994-м до 5,1 процента. То есть от диспаритета цен страдают и наши колхозники, и американские фермеры, только этот диспаритет разного порядка.

Можно еще привести данные по другим продуктам за те же годы (в процентах)1:

Особенно замечательно смотрятся эти проценты там, где их больше 100. Наглядно виден советский экономический разврат: закупочные цены намного выше розничных.

Понятно теперь, почему так больно ударил рынок по селу? В США диспаритет цен ползучий, а у нас он получился прыгучим. А что делать? Вряд ли от разврата надо отучать постепенно.

Я не хочу обвинять или упрекать российское крестьянство -я ему сочувствую. Это не вина, а трагедия российского (шире -советского) села, что его вначале долго грабили, а потом долго развращали. Поэтому производительность труда колхозника раз в 10 ниже, чем у фермера в США. Это и есть источник жуткого ценового диспаритета. Но его невозможно преодолеть без усилий со стороны самих селян.

Такова жизнь. Одни бьют горшки, другие за это платят.


1Источник данных — газета «Финансовые известия» за 21.12.95г.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта