X

  • 17 Май
  • 2024 года
  • № 52
  • 5551

Больше всего репутации банков угрожают сотрудники, которых увольняют «по соглашению сторон»

В четверг был грустный день. Арбитражный суд под председательством Натальи Трубицыной отменил решение предыдущего суда и посчитал, что в противостоянии «Тюменский курьер» и «Тюменский кредит» не права газета.

Мы уважаем решение суда. Но куда девать вопросы, на которые мы так и не получили ответа?

Суперкоротко: милицейская сводка за 4 ноября о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудника банка по ст. 147 ч. 3 (хищение) послужила основанием для заметки в газете. Банк посчитал себя задетым этой публикацией и обратился в арбитражный суд.

Чего не понял я?

Суд под председательством Н. Трубицыной сосредоточил свое внимание не на праве газеты публиковать или не публиковать милицейские сводки, а на виновности сотрудника банка Фетисова (хотя устанавливать вину — не газетная компетенция). Суд посчитал, что поскольку собранное сотрудниками Центрального РУВД многотомное дело N 950560414 прекращено 17 января 1996 г. следственным управлением УВД (п.2 ст.5 УПК РСФСР за отсутствием в действиях Фетисова А.А. состава преступления), стало быть, газета не права.

Может быть, не права — на 8 февраля.

А на 11 ноября, когда была опубликована наша заметка? Дело-то было в самом соку, к Александру Фетисову была даже применена мера пресечения -подписка о невыезде. И, может быть, поэтому в первом заседании суда юридические силы «Тюменского кредита» сосредоточились на том, чтобы доказать, что газета чуть ли не преступление совершила, опубликовав и разгласив сверхсекретный документ специального пользования — милицейскую ежедневную сводку. Пытаясь убедить в этом суд, банк даже представил на заседание фиктивную справку о том, что пресс-центр УВД с газетой «Тюменский курьер» «не сотрудничает и никакой информации для публикаций не представляет». Справка скреплена гербовой печатью с надписью… «для оформления командировочных удостоверений».

Видимо, это и послужило основой для отказа «Тюменскому кредиту» в иске. Это было 7 декабря.

И вдруг через два месяца все странным для меня образом перевернулось, хотя никаких документов, содержащих новые обстоятельства того, о чем шла речь в нашей заметке, не появилось.

Eсли следовать нормальной логике, могли ли 11 ноября газета и ее редактор ориентироваться на документ, датированный 17 января? Ведь до 17 января Александр Фетисов-младший был подследственным, и газета как бы права. А 17 января было сделано некое юридическое действие, и газета (та же, за 11 ноября 19.95 г.!) оказалась не права. Время пошло вспять?

Не знаю. Я был бы согласен, если бы в решении суда было записано, что милицейская сводка за 4 ноября содержит ошибочные утверждения и подлежит дезавуированию. Но такого из уст судьи не прозвучало.

Я не знаю, какая бабка ворожит господину Фетисову. Ведь еще 21 сентября президент банка Д. Мясищев в своем письме в правоохранительные органы утверждал, что вышеупомянутый сотрудник обналичивал деньги, предъявляя при этом в своем же банке чужие паспорта, хозяева которых и знать об этом не знали. Что и установила, по словам юристов «Тюменского кредита», банковская служба безопасности.

Но вот что интересно: в начале ноября по инициативе банка возбуждается уголовное дело против «ведущего специалиста АКБ «Тюменский кредит» (так в сводке), а 8 февраля на суде представитель банка выкладывает бумагу, из которой следует, что еще в середине октября данный специалист уволен «по соглашению сторон». Мне трудно отделаться от мысли, что «соглашение сторон» включало в себя и дату этого соглашения.

Но если есть «соглашение сторон», то как с ним согласуется последовавшее вслед за этим возбуждение уголовного дела? Тем более, что на суде из уст юриста постоянно звучит, что никакого ущерба Фетисов ни государству, ни банку не нанес…

Eсли есть «соглашение сторон», датированное октябрем, почему оно было предъявлено суду только в феврале, а до тех пор банк пытался опротестовать лишь само право газеты обращаться к сводкам?

Я направил письмо прокурору области Эрнесту Валееву с просьбой проверить законность прекращения уголовного дела N950560414. Эрнест Абдуллович сказал, что в определенный законом срок (до месяца) я получу ответ.

Понимаю и разделяю заботу банка «Тюменский кредит» о собственной репутации. Но повторюсь: именно банк был инициатором возбуждения уголовного дела, которое приобрело такой неожиданный и для инициатора поворот. Это банк провел собственное расследование и установил, что Александр Фетисов обналичивал деньги по чужим документам.

Понятно, банк не рассчитывал на огласку. Ведь на самом-то деле репутации банка угрожают не газетные заметки, а собственные банковские сотрудники и ведущие специалисты, которых приходится увольнять «по соглашению сторон».

Таким образом, если стать на точку зрения банка, вина газеты «Тюменский курьер» только в том, что ситуация стала достоянием гласности. Стало быть, и банк, и арбитражный суд наказывают нас не за ошибки, которых мы не допустили, а за исполнение наших законных обязанностей. Мол, о банках следует писать либо хорошо, либо не писать вовсе. Правда, до сих пор это правило распространялось лишь на покойников да на жену Цезаря.

С искренним уважением к арбитражному суду и банку «Тюменский кредит» —

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта