X

  • 22 Февраль
  • 2024 года
  • № 19
  • 5518

Владимир Винокур: «Из нас двоих клоуном работаю я»

Время сейчас такое, что вроде бы не до шуток. А может быть, совсем наоборот. Ведь лучший способ расслабиться — это посмеяться… Шоу-программа Владимира Винокура и Льва Лещенко «Вовчик & Левчик» с успехом прошла в Концертном зале имени Гуляева в прошлый четверг.

Вовчик — отдельно, Левчик — отдельно. Такое условие поставили организаторы концерта журналистам. То есть пока один на сцене, другой дает интервью.

Первым пел Лещенко. Так что первое интервью — Владимира Винокура.

— Что это вы вдруг вдвоем, жизнь заставила?

— Ну, это вызвано не только тем, что сегодня очень модно работать парами. Допустим, есть Алла Борисовна-Филипп, Королева-Николаев, Агутин-Анжелика Варум, Ширвиндт-Державин, Апина вдруг стала с Насыровым работать. Наша спарка, по-моему, самая естественная. По одной простой причине: за многие десятилетия люди привыкли, что мы дружим, и не только по жизни, но и по сцене. Тридцать лет дружим. Eще со времен ГИТИСа, это 1968-69 годы.

— А дачи ваши вместе не случайно?

— Не случайно. Я первый туда въехал, потом позвал Леву, потом позвал Королеву с Николаевым. Понравилось. Спокойная обстановка. Нормальные люди. Там же, кроме нас, полно людей, целый комплекс — дачный кооператив. Хорошее место, река рядом, огорожено. Местные люди очень быстро привыкли (деревня рядом). Мы ходим в шортах, в плавках траву косим. Уже привыкли.

— Лещенко говорил, что собирается на вашем участке строить теннисный корт…

— Eще не построил, но место отметил. Там сейчас стоят времянки, в которых складированы инструменты, стройматериалы. Потому что дома у меня ремонт. Я ведь первым въехал в поселок. Дом строила скоростным способом бригада с Украины. Наняли мы дешевую рабочую силу, а дешевое не бывает хорошим. Поэтому всего через три с половиной года все разрушилось. Всё пришлось переделывать. Пока делаю ремонт, мои жена и дочь живут у Лещенко на даче. Потому что его коттедж позже строился, у него более современно и качественно. Дома в ста метрах друг от друга. Я живу у реки, Лева в середине поселка… Ремонт обещают через месяц закончить. И вот потом Лещенко у меня поживет.

— Откуда «Вовчик и Левчик»?

— Это произошло два года назад. Был юбилей Хазанова, а Аркадий Хайт написал для нас номер, в котором Вовчик и Левчик — два новых русских — переговариваются по радиотелефону. Один говорит: «Алле, Вовчик! Ну как дела, это я, Левчик. Хазанова будем поздравлять?» «Алле, Левчик. Да это я, Вовчик. Все нормально, велосипед купил». Программу несколько раз показали по телевидению, с тех пор и пошло. И народ это принял, и мы на афишах стали писать «Вовчик-Левчик».

Это не панибратство. Я рад, что Лева, при том что он занимается серьезным делом (клоуном-то я работаю), с удовольствием согласился и дуркует вместе со мной. Не то что люди его ранга. Ну как бы я, допустим, Кобзону сказал «Йосичек»? Этого никто бы и не понял. А Леву приняли.

Мы как бы дополняем друг друга. Получается программа типа шоу. То есть Лева поет, я шучу, он может рассказывать байки, я — петь. И вдвоем можем петь. Это не мы придумали, это жизнь заставила нас. И мы сейчас мечтаем, как кончится инфляция и наступит время… Быть может, у нас появятся средства, и мы сделаем такое… Когда-то в годы 60-е были мюзик-холлы: московский, ленинградский. Вот и мы можем собрать вокруг себя молодых артистов. Чуть меньше работать на эстраде, но возглавлять целую программу, в которой были бы не только музыкальные номера, ной разговорные жанры, пародия, артисты балеты, цирка, молодые актеры.

Кстати, у нас сейчас появилась телевизионная программа «И стар, и млад». Три передачи уже снято. Этот проект придумали мы с Левой. Стар и млад — не в смысле «старик и молодой». Стар -двойной смысл — и старше по возрасту, и star — как звезда. В каждой программе звезды выводят на эстраду малоизвестных артистов. В сентябре-октябре эти передачи пройдут в эфире. И это будет удар, потому что они интересные. Сняты в концертном зале «Россия», есть зритель. Все как положено. А участники? Это новые имена. Необязательно мои или Лещенко ученики. Юрий Антонов выводил молодое дарование, Кай Метов — молодую певицу, Coco — артистку из Грузии. Заявки были совершенно неожиданные. Я думаю, эта передача имеет право на жизнь. Скоро пройдет первый сериал. Интересно, как зритель воспримет?

Сегодня беда одна — телевидение настолько коммерческое, что очень сложно молодому артисту пробиться. Вот эта программа и может стать одним из таких благотворительных путей. Вы заметили, наверное, пробиваются все-таки бездари. Почему? Eсть даже поговорка такая, что талант себя проявит, а бездарь должна выкручиваться. Сегодня как раз такое время, что бездарям легче выкручиваться. Они активизируются, достают деньги. Особенно девочки молодые. Ну, естественно, им легче доставать деньги у молодых бизнесменов. И в общем-то мы видим сегодня по телевидению огромный калейдоскоп каких-то «безымянных» имен. Но дело в том, что вы даже не услышите фамилию. Как клички у собак. Шуратам, без зубов, мальчик-девочка такой. А талантливые ребята, о которых речь идет в нашей программе, они не могут найти пути. Из Иркутска приехал танцевальный коллектив, родители собирали деньги, городская администрация какие-то средства дала, чтобы дети просто доехали. А мы уже приняли, разместили, бесплатно кормили, поили, и они снялись в программе. Удивительно, я таких коллективов давно не видел. По большому счету — суперпрофессиональный.

Бандитское состояние нашего телевидения нам, артистам старшего поколения, не страшно. Ни мне, ни Льву не нужна телевизионная реклама, потому что мы получили эту раскрутку 20-25 лет назад. Но жалко тех, кто не застал то время.

Это было единственное положительное при коммунистах — «от каждого по способностям». И тогда находили таланты, но, может быть не платили так по труду как сегодня. У нас была коммунистическая уравниловка. Какой бы ты зал ни собрал — двадцать человек или 20 тысяч. Мы собирали стадионы. Я лично работал и в Иркутске, и в Новосибирске, и в Омске, и в Тюмени. Но мы получали ровно 47 рублей 50 копеек. Я говорю это не потому, что мы потеряли огромные деньги и не купили лишней машины. Нам хватало. Мы брали количеством, были молодые, работали по несколько концертов в день, месяцами не бывали дома.

К чему я? Сегодня мы решили сделать телевизионную программу, которая требует больших вложений. Ведь если это мюзик-холл, то должен быть полноценный балет, если большая программа и молодые артисты — костюмы, оформление сцены, художник, режиссер, балетмейстер, свет, звуковая аппаратура — это большие деньги. Пока этого нет. И мини-шоу мы делаем своими средствами. Принимающая сторона умоляет брать минимум людей, иногда не берем даже рабочих сцены. Звукорежиссеры, музыканты, девочки таскают кофры. Это от бедности. И у Левы государственный театр, и у меня, но ни я, ни Лева не получаем ни копейки от государства.

Полгода назад, когда Черномырдин был премьером, я сказал ему на встрече, что мы фактически все, что зарабатываем, тратим. Приглашаю художников, одеваю своих девочек (делают пародии на известных артистов, а те, как известно, одеты прекрасно), оформляем сцену. Но как же, говорит Черномырдин, ты же «государственный». На афише вот написано…

У Черномырдина сейчас полно забот помимо моего театра. Но мы подождем. Дело молодое.

— Ваши отношения с программой «Аншлаг»?

— Аншлаг — передача не моя. Передача коллективная, и я с удовольствием снимаюсь в ней. Мы дружим с Региной Дубовиц-кой уже 23 года. Я появился у нее в 1975 году в передаче «С добрым утром», она была редактором радийной программы. Я позвонил родителям, они меня слушали в воскресенье. Я делал пародию на Хазанова… А Регина очень много сделала, чтобы появилась такая передача «Аншлаг», которая нас объединяет. В передаче не только юмористы, появляются и певцы, и артисты самых разных жанров. И это правильно.

— Что нового увидели вы в Тюмени?

— Сегодня нас с Левой возили в одно хозяйство. Нас удивило и поразило, как люди работают, Показывали коров, продукцию: и колбасы, и сыр, и творог, и сметана… Но такие налоги! Они работают так, как ни в одной стране мира. Но там хозяйствам дают дотацию. А эти, ограбленные, не получают по четыре месяца зарплату, Eсли бы Виктор Степанович снял бы эти бандитские налоги и дал бы людям понять, что они нужны государству… Ведь есть с кого брать, но не с тех, кто вкалывает день и ночь, нужна амнистия какая-то, и налоговая, и финансовая, для того, чтобы вернуть деньги на места.

На такой экономической ноте закончилось наше интервью с Владимиром Винокуром, и он поспешил на сцену веселить тюменского зрителя, оставив на память традиционный «курьерский» автограф. А мы остались в ожидании «Левчика», интервью с которым читайте в следующем номере.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта