X

  • 31 Март
  • 2023 года
  • № 34
  • 5386

Как закон становится дышлом

Хотим ли мы, чтобы в России было правовое государство? Да кто же этого не хочет?

Достаточно ли для этого исполнять законы? Необходимо. Но не достаточно. Нужно еще правовое сознание. Потому что только оно может обеспечить правильное исполнение законов.

Вот, например, Центризбирком очень старается исполнять закон о выборах депутатов Госдумы, но при этом заметно, что он в некоторых вопросах запутался.

Недавно я видел в новостях, как зачитывалось постановление ЦИК по поводу программы Доренко, который будто бы нарушает закон. Чувствовалась какая-то неуверенность в самом тоне, да и в тексте. Похоже, и сами его авторы не были убеждены в том, что они сочинили.

И неудивительно. Дело ведь не только в том, что закон о выборах противоречит закону о СМИ и Конституции, как это обычно комментируется. Дело в том, что и в законе о выборах нет того запрета, который декларирует ЦИК!

В законе есть определение агитации, указаны формы, в которых она может проводиться, прописан регламент, по которому проводят агитацию кандидаты и объединения. Самое же главное, что в статье 8 гарантировано право граждан на предвыборную агитацию.

При этом право это совершенно не зарегламентировано, как это сделано для кандидатов и объединений. Eстественно, исключая дежурной оговорки, чтобы оно не вступало в противоречие с российским законодательством. Взять того же гражданина Доренко. Как бы к нему ни относиться, чтобы ни говорить об интересах, которые он обслуживает, но как определить, за какую партию он старается, дабы ее и наказать? Невозможно? А тогда чего пристали? Господину Доренко все претензии как с гуся вода, а вот закон о выборах усилиями досточтимой ЦИК обратился в пресловутое дышло. Теперь любой орган СМИ может трактовать ситуацию как ему выгодно: либо в духе Доренко, кивая на Конституцию и закон о СМИ, либо руководствуясь новейшими интерпретациями ЦИК.

А первопричина только в том, что в ЦИК не усвоили один из основополагающих принципов права: что не запрещено, то разрешено. Там решили по-советски: раз не регламентировано — значит, не положено. В результате заткнули рот не Доренко (он и его хозяева себя в обиду не дадут), а всем гражданам России. Теперь, если у кого есть что сказать о кандидатах и партиях, должны, по замыслу ЦИК, обращаться к их конкурентам, чтобы те оплатили письмо или заметку. Абсурд и явное нарушение буквы и особенно духа статьи 8 закона о выборах!

Или вот такой вопрос: применять ли к кандидатам презумпцию невиновности в процессе их регистрации? Для избирательной комиссии по 179 округу кандидаты были заведомыми жуликами: все сомнения, все недоговоренности закона использовались для того, чтобы потопить претендентов. В частности тех, кто не подстраховался довольно значительным денежным залогом, ограничившись сбором подписей.

Например, по закону число представляемых подписей должно быть не больше определенного числа, а число недостоверных укладываться в 15%. Eстественно, что при таких условиях cot-мнительные подписи перед сдачей вычеркивались, но в законе сказано, что эти подписи не подлежат проверке и учету, если их исключение «специально не оговорено». Что сие означает? Устной оговорки достаточно? Соответствия числа незачеркнутых подписей числу в протоколе о приемке подписей или на папке с подписями? А простой галочки? Или нужны печать и подпись на каждой помарке? Или даже специальный протокол? Закон не уточняет, а поскольку избирательная комиссия заведомо видит в кандидате жулика, то засчитывает зачеркнутые подписи как недостоверные. Как если бы она сама их вычеркнула.

После такой экзекуции округ изрядно пустеет, и остается лишь уповать на то, что комиссия только следовала закону, как она его понимает, а не исполняла политический заказ, расчищая дорогу фавориту. Фавориту в обоих смыслах: и спортивном, и придворном.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта