X

  • 23 Июль
  • 2024 года
  • № 79
  • 5578

Оружие участкового — спокойствие и вежливость

Участковый Eвгений Белошапкин сидит в своем кабинете. Он — в парадной форме. За спиной у него — открытое окно, из которого видны море и проплывающий парусник.

На самом деле из окна участкового пункта милиции на Широтной, 19 открывается сугубо урбанистический пейзаж — многоэтажки, оживленная трасса, гаражи. А то, что описано вначале — картина маслом, подаренная жителями шестого микрорайона Тюмени своему участковому.

Случай, действительно, уникальный. Никогда прежде не слышала, чтобы граждане милиционеру подарки дарили. Значит, есть за что.

Eвгений Белошапкин — человек разговорчивый. Про свою работу говорит так легко и непринужденно, что кажется, будто участковый — самое простое на свете дело.

«Я давно хотел стать участковым. Здесь главное — общение. К каждому человеку нужно найти подход, быть отчасти психологом».

Секрет прост — спокойствие и вежливость, даже если перед тобой тот, кто недавно освободился из колонии. Таких на участке Белошапкина достаточно — из четырнадцати тысяч жителей 61 -это условно осужденные и отбывавшие наказание в местах лишения свободы. Участковый всех знает поименно. Бывшие заключенные навещают милиционера раз в месяц, а те, кто получил условное наказание, отмечаются в ГОМ-1.

Шестой микрорайон, как, впрочем, и все спальные районы, -неспокойный. Слишком много людей сосредоточено в одном месте; множество домов размещено на ограниченном участке земли. Вечером улицы здесь пустынны.

Eвгений точно знает, где не стоит гулять с приходом темноты. «Самые неблагополучные дома — это шестой и второй по улице 9-го Мая и пятый по улице Гнаровской, — говорит участковый. — Во дворах все время собираются сомнительные граждане».

За три года в жизни участкового уполномоченного было много неприятных случаев: на него нападали, пытались отобрать табельное оружие, оскорбляли. Eвгений с честью вышел из всех ситуаций. Справился, и когда его в 2002-м направили в чеченскую командировку.

«15 августа у нас с Ириной была свадьба, а 20-го ехать в Чечню, — рассказывает Белошапкин. — Нас было 115 человек, погиб один, двое вернулись с ранениями. Было страшно. А кому не страшно на войне? Однажды мы вчетвером шли по Грозному, неожиданно навстречу вылетела машина, полная боевиков. Как выяснилось позже, за ними гнались наши на БТР. Увидев нас, чеченцы открыли огонь. Мы упали на землю, стали палить в ответ. К счастью, в тот раз все обошлось, никто не пострадал».

Этот факт из биографии участкового всплыл в самом конце нашей беседы совершенно случайно.

«Что же вы сразу не сказали, что в Чечне были?» — «Что мне теперь, на каждом углу об этом кричать?» — заскромничал Eвгений.

То, что он стал милиционером — не случайность, а, скорее, закономерность или, если хотите, семейная традиция. Eго отец был милиционером, брат — следователь в Ханты-Мансийске. Даже жену Eвгений себе выбрал под-стать — она тоже сотрудник милиции.

Судьба Белошапкина-младшего, видимо, тоже предрешена. Александру всего три года, а отец уже твердо решил — быть сыну милиционером.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта