X

  • 31 Март
  • 2023 года
  • № 34
  • 5386

Мы шли под грохот канонады…

А во времена Василия Сурикова, известного сибирского живописца, зимние праздники в наших краях проходили хотя и бурно, но все же не в пример нынешним.
Что нынешние? Самое слабое сравнение с ними – штурм Кенигсберга. Правда, под Кенигсбергом, думается, прежде, чем начинать артподготовку, все же ждали приказа командования. Не то в наши вольные демократические времена. Каждый, у кого хватило наличных (а судя по грохоту на городских улицах, Тюмень не зря относят к числу трех-пяти самых имущих городов в стране), открывал канонаду, полагаясь на собственные ощущения пространства и времени.
Самые нетерпеливые начали пристрелку еще за пару дней до наступления праздника. А что творилось собственно 31 декабря – не поддается никакому описанию. Хоть и знаешь, что до Кенигсберга от Тюмени далековато, что в последний раз нашему городу угрожали оружием в феврале 1921 года, но что-то такое нехорошее навевали залпы тысячи орудий, шипенье и свист взлетающих зарядов, вызывая воспоминание о бессмертной ведьме Шеле О,Нил, от которой сбежал в прусское войско герой Роберта Бернса. Помните?
…У Фридриха в войске
Я дрался геройски.
С колонной пруссаков
В атаку ходил
Навстречу снарядам,
Ложившимся рядом
С шипеньем и свистом, Как Шела О Нил…
… Но поскольку тюменские фейерверкеры пришли к огненной забаве прямо от праздничного стола, а трезвых праздников со времен Горбачева-Лигачева в нашей стране не бывает, получалось сами видели что. А вот что увидел я, когда вышел на улицу убедиться, что бой на улице идет потешный, а не взаправдашний.
Не знаю, кто, что и сколько принял. Не знаю, залил ли хозяин «пусковой установки» в дуло и своим ракетам, но после первого же выстрела установка несколько отклонилась от вертикали и отчетливо нацелилась в окна дома напротив.
… Шипящая струя ударила точно под нижнюю кромку подоконника и рассыпалась искрами по стене. Следующий заряд он всадил в нескольких сантиметрах правее. После каждой отдачи разрывы чуточку смещались, как будто преследовали убегающего противника. Ошалелый «ракетчик» едва успевал проводить глазами своих посланцев, только слабо различимые среди залпового огня междометия свидетельствовали о глубине его восторга.
Тем временем другой пушкарь садил по вопящим, видимо, от ужаса автомобилям в глубине двора. Их хозяева, пригибаясь, бросались туда, надеясь, как мне показалось, даже собственным телом защитить своих дорогих любимцев.
… Я стоял посреди грохота, треска, сыплющего с неба огня. Вспоминал батальные строки из нашей литературы. Вот, например:
Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга…
Или:
Мы шли под грохот канонады,
Мы смерти смотрели в лицо…
Или: …
В честь нашего народа
Мы радостный салют
В полночный час дадим!
И глядя на стрелки часов, склоняющиеся к утру, я немного завидовал тем, кто во времена художника Сурикова штурмовал всего лишь снежные городки. Ну, залепят по физиономии крепким снежком, так не огненным же китайским боем саданут по окнам! Чувствуете разницу?

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта