X

Рождество пришло на сцену

Пушкин и духовная музыка, как выяснилось, вполне совместимы.

7 января в Тюменской филармонии состоялся первый концерт Рождественского фестиваля.

Надо отметить, что фестиваль перерос камерный формат – теперь это масштабное действо с участием 160 хористов, оркестрантов и одного актера драматического театра.

Заслуженный деятель искусств России Евгений Шестаков, ранее возглавлявший Омский академический симфонический оркестр, несколько месяцев «мотался» между Екатеринбургом, Тюменью и Магнитогорском, репетируя программу по частям, чтобы впервые увидеть и услышать ее целиком только во время фестиваля. И вот что получилось.

В первой части концерта прозвучали музыкальные иллюстрации Георгия Свиридова к повести Пушкина «Метель» для чтеца и симфонического оркестра. В сводном оркестре играли музыканты екатеринбуржского муниципального камерного оркестра «BACH», тюменского оркестра «Камерата Сибири» и духовая группа из Уфы.

Пушкинскую повесть читал народный артист России, актер Омского академического театра драмы Валерий Алексеев. Его черный плащ, старинное кресло и неспешное чтение создавали ощущение литературного вечера. А прекрасная музыка Свиридова, громада симфонического оркестра дополняли картину. Единственным неподходящим пятном оказался видеоролик о новогодней Тюмени, который транслировался на экране и выглядел совершенно неуместным, никак не связанным ни с «Метелью», ни с музыкой, ни с плащом и креслом актера.

А вот второе отделение Шестаков открыл, «рассыпав перед зрителями бриллианты русской духовной музыки». Песнопения, перемежающиеся оркестровыми интермедиями в исполнении артистов Магнитогорской государственной хоровой капеллы имени Эйдинова и камерного хора тюменской филармонии «Ренессанс». Дирижер назвал все происходящее «концертной службой», в которой были исполнены «Верую» и «Отче наш» Игоря Стравинского, «На Рождество Христово» и «Помилуй нас, Господи» Александра Архангельского, «Молитва Господня» Александра Гречанинова и т. д.

Затем прозвучала кантата «Москва» Петра Чайковского, написанная на стихи Аполлона Майкова. В советское время из текста кантаты, посвященной коронации Александра III, были вырезаны все упоминания о церкви и царе, но в Тюмени это произведение прозвучало в оригинальном варианте.

Шестакова и музыкантов не отпускали со сцены едва ли не полчаса. Под бешеные аплодисменты дирижеру пришлось взять за руку первую скрипку и увести за кулисы, а оркестру и хору дать четкий знак «расходимся».

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта