X

Прасковья. Маша. Герда, или Путешествие из Ишима в Историю

24 января в Ишим прибывает съемочная группа «Леннаучфильма» во главе с известным режиссером Константином Артюховым. Это не первый приезд питерских кинодокументалистов на сибирскую землю. Два года назад они снимали здесь фильм о великом сказочнике Петре Ершове. В этом году их целью стали съемки нового документального фильма, посвященного простой сибирской девушке – Прасковье Луполовой.
Судьба Прасковьи Луполовой добрую сотню лет занимала умы ее современников и их потомков. О ней писали книги, сочиняли оперы, ставили спектакли; она стала прообразом многих литературных героев. Над могилой Прасковьи установлена плита с памятной надписью. В начале двадцатого века ее хотели причислить к лику святых. И только революция помешала канонизации.
Прасковья родилась в 1784 году в Елисаветграде (ныне Екатеринослав) в семье дворянина. Ее отец Григорий Луполов был доблестным воином, участвовал в русско-турецкой войне, однако в 1798 году по неизвестной причине был разжалован из прапорщиков, лишен всех прав состояния и сослан в Сибирь. Его семья – жена и дочь, предваряя судьбу декабристок, последовала вслед за ним. Если бы не это обстоятельство, может, и не было бы истории, которая потрясла Европу.
В Сибири Луполовы поселились в деревне Жиляковка, в двух верстах от Ишима. Глава семейства служил в Ишимской канцелярии земского суда. О его дочери Прасковье достоверно известно, что она была очень религиозной, чему, видимо, способствовала и царская воля, лишившая ее благополучного будущего. Параша часто посещала Богоявленский собор – старейший в городе, сохранившийся до наших времен. Может, во время молитвы и пришла в голову смиренной девушке дерзкая по своему замыслу мысль: дойти до Петербурга, попасть к милосердному государю, испросить у него прощения для отца и удалиться в монастырь.
Сегодня, быть может, это уже не вызывает ни удивления, ни восхищения. Но в начале XIX века восемнадцатилетней девушке отправиться из Сибири в Петербург!..
Сломив сопротивление родителей, которые, конечно, боялись отпускать в дальний путь единственную дочь, осенью 1803 года Прасковья покинула Ишим, имея лишь одну серебряную монету да иконку, подаренную матерью.
А дальше… дальше начинается сказка. Прасковья была уверена, что путь в Санкт-Петербург лежит через Киев, поэтому и дорогу она спрашивала до Киева. Ночевала в деревнях у добрых людей. Однажды попала к разбойникам: не поверив в ее историю, они хотели убить ее, но, увидев, как смиренно она молилась всю ночь, пожалели и не только отпустили, но еще и дали денег на дорогу.
Как-то раз Прасковья упросила ямщиков подвезти ее от одной деревни до другой: у нее не было теплой одежды, и она замерзала. Ямщики по очереди надевали на нее свои шубы и сами, чтобы согреться, бежали рядом с санями. Это не выдумка, это исторический факт.
Так Параша добралась до Екатеринбурга. Там она познакомилась с некой госпожой Миловой. Кто была эта добрая женщина, еще предстоит выяснить историкам – у нее Параша провела несколько зимних месяцев, выучилась грамоте, после чего госпожа Милова проводила ее, снабдив деньгами и сопроводительным письмом, к своим знакомым. Теперь девушка шла пешком до Вятки, потом до Казани, оттуда в столицу – к конкретным людям, которые могли оказать ей помощь и поддержку.
5 августа 1804 года, спустя год после начала путешествия – Прасковья вошла в Петербург. Во время странствий она повторяла одну только фразу: «Бог не оставляет несчастных». Придворные дамы, к которым она обратилась с письмом от госпожи Миловой, были потрясены историей Параши. Участие в ее судьбе приняли фрейлины императрицы: графиня Самарина, Татьяна Васильевна Юсупова, Дарья Александровна Трубецкая, княгиня Авдотья Ивановна Голицына. Они помогли ей сначала попасть к царице Марии Федоровне, а затем путешественницу принял Александр I.
Оказался отец Прасковьи невиновным или нет, но император помиловал его, разрешив жить, где тот пожелает, а Параше за ее поступок подарил две тысячи рублей серебром – огромные по тем временам деньги.
Не лишним будет сказать, что вместе с Григорием Луполовым император помиловал ещё двух ссыльных, за которых просила Прасковья.
Девушка была принята в высшем свете, обласкана, стала богата и ни в чем не нуждалась. Придворные дамы и дальше были готовы опекать покорившую их юную сибирячку. Но, преодолев дорогу, опасности, голод и царскую немилость, Параша смогла преодолеть искушение богатством и благополучием: верная данному обету, она решила уйти в монастырь. Александр I позволил ей удалиться от мира в один из монастырей Нижнего Новгорода.
Прожив там несколько лет, послушница Прасковья заболела чахоткой и перебралась в Десятинный монастырь в Великом Новгороде, где и умерла в 1809 году.
Прижизненная слава сибирячки Параши после ее смерти выплеснулась за пределы Российской империи. Первой ласточкой стал роман модной французской писательницы Мари Софи Коттен по мотивам, если можно так сказать, путешествия Параши «Елизавета, или Ссыльные в Сибири». В России он был переведен с французского языка и издан еще в 1807 году. Это была история молодой девушки, отправившейся в трудный путь, чтобы добиться милости для своего возлюбленного.
В 1815 году Ксавье де Метр написал книгу, которая в русском переводе называлась «Юная сибирячка», или Параша Луполова»: исторически достоверная, или, как бы мы сегодня сказали, документальная повесть. Ксавье де Метр хотя и был французом, но жил в России, был женат на фрейлине Софье Загряжской – тетке Натальи Николаевны Пушкиной, а потому вхож в лучшие дома Петербурга. Занимался литературой, писал миниатюрные портреты. Был хорошо знаком с родителями А.С Пушкина, написал два портрета матери поэта – Надежды Осиповны и самого маленького Саши. Так что Александр Сергеевич наверняка знал историю Прасковьи Луполовой, причем из достоверных источников. Литературоведы не без оснований отмечают, что в основу образа Маши Мироновой, героини «Капитанской дочки», отправившейся в столицу к императрице просить милости для любимого человека, положены реальные черты Параши Луполовой.
В первой половине XIX века биография юной сибирячки вошла в русскую историографию. С.Н. Глинка в своем хронографе «Русская история» отмечает в числе самых знаменательных событий европейской жизни 1804 года «подвиг бедной и неизвестной россиянки по имени Прасковья Григорьевна Луполова». Ее краткую биографию можно прочитать в «Энциклопедическом словаре» Д. Бантыш-Каменского, которым пользовался в своей работе Пушкин.
Книга Ксавье де Метра переиздавалась на протяжении всего XIX века в Париже, Лондоне, Брюсселе, Амстердаме, в России – в оригинале, переводах, многочисленных лубочных изданиях для народа. В 2001 году в очередной раз она была переиздана в Париже.
Уже в тридцатые годы XIX века писатель Н. А. Полевой написал пьесу «Параша-сибирячка»: ее премьера состоялась в 1840 году в Александринском театре в Москве; главную роль сыграла знаменитая Варвара Асенкова, разделившая впоследствии судьбу своей героини: как и Параша, она умерла от чахотки.
На сюжет пьесы Полевого было написано либретто оперы Д. Струйского, а роман Мари Коттен лег в основу либретто музыкальной драмы итальянского композитора Доницетти.
Не берусь утверждать категорически, но по-моему приключения Герды из сказки Андерсена «Снежная королева» один в один списаны с приключений, с которыми в реальности пришлось столкнуться ишимской страннице. Припомните хотя бы добрую старушку, у которой провела Герда всю зиму, или разбойников, которые отпустили девочку, дав в дорогу денег. Ну и, наконец, царский дворец, где девочка встретила добрых принца, принцессу и короля. Чем не история Параши-сибирячки?
В 1864 году в Лондоне была опубликована «Книга золотых дел» Шарлотты М. Янг. В главе «Просители помилования: 1720 – 1805 гг.» автор рассказывает лишь о двух девушках, совершивших подобный подвиг самопожертвования, – шотландке Элен Уокер и Прасковье Луполовой. В начале XVIII века Элен Уокер отправилась пешком из Эдинбурга в Лондон, чтобы просить помилования для своей сестры, приговоренной к смертной казни. По сравнению с путешествием русской девушки, ее поход похож больше на загородную прогулку. Но… Элен Уокер стала прообразом героини романа Вальтера Скотта «Эдинбургская темница», – Джинни Дине, английский писатель, поставил памятник Элен в той деревне, где она жила.
А что же Параша? На сценах театров ставились пьесы, люди читали романы, и никто не вспоминал о том, что главная героиня покоится в подцерковье Рождественского собора в Десятинном женском монастыре Великого Новгорода. Только в середине XIX века краеведы обратили внимание на этот факт. А в начале XX века стараниями игуменьи монастыря Людмилы удалось установить плиту на могиле. Она же пыталась добиться канонизации Прасковьи. Помешала революция…
В 1930 году Рождественский собор был закрыт. В монастырских постройках размещался НКВД. О Параше-Сибирячке никто не вспоминал. В годы войны Рождественский собор был разрушен, сейчас на его месте руины. Но могила Параши, как ни странно, сохранилась…
В начале ХХI века в Ишиме вспомнили историю знаменитой землячки. На Черняковской площади у Никольской церкви ей поставлен памятник работы скульптора Вячеслава Клыкова, в краеведческом музее создана экспозиция.
И вот теперь известный кинорежиссер Константин Артюхов совместно с питерской фирмой «Кинор» вдохновился идеей создать документальный фильм о Прасковье. Заявка на фильм получила одобрение в Федеральном агентстве по культуре и кинематографии. Будущая лента получила статус «национального фильма». Уже прошли съемки эпизодов в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге. В Ишиме будут сняты места, исторически связанные с пребыванием семьи Луполовых в этом городе – Богоявленский собор, деревня Жиляковка, Сибирский тракт, по которому шла Прасковья, заснеженные просторы Приишимья, бронзовый монумент работы Вячеслава Клыкова…
Уже весной этого года работа над фильмом «Параша-Сибирячка» должна быть завершена.
***
фото: памятник Прасковье Луполовой в Ишиме.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта