X

  • 05 Март
  • 2024 года
  • № 23
  • 5522

Оборотная сторона победной медали

В наступившем 2009 году будет отмечаться 65-летие событий, получивших в истории Великой Отечественной войны название «десять сокрушительных сталинских ударов». Затем имя Сталина вычеркнули, но традиция установилась.

О победах вспоминать всегда приятно. Поэтому о стратегических операциях, проведенных советскими вооруженными силами в 1944 году, рассказывали, писали, снимали кино охотно и много: о гениальности наших полководцев, о героизме Красной армии, в одиночку спасающей Европу, о коварстве союзников, вставлявших палки в колеса, о народах, радостно встречавших освободителей.

Это одна, парадная сторона медали, которая выставлена для всеобщего обозрения и воспитания подрастающих поколений.

Была и другая сторона медали. На ней: бездарные генералы, проваленные операции, неисчислимые и бессмысленные жертвы, неоценимая помощь союзников.

О разгроме немцев на Курской дуге, форсировании Днепра и освобождении левобережной Украины написаны горы литературы. А бои на Западном фронте с осени 1943 по весну 1944-го даже в мемуарах воевавших там ветеранов описываются крайне скупо.

К примеру, маршал артиллерии Николай Воронов – представитель Ставки Верховного главнокомандования, контролировавший в этот период Западный фронт, – вспоминал: «Осенние месяцы на Западном фронте прошли без существенных перемен. Стояла ужасная погода с моросящими дождями и туманами. Это не давало возможности вести систематическую воздушную и наземную разведку противника, занявшего новый оборонительный рубеж… Однако Ставка требовала немедленных решительных действий…»

В период с октября 1943 до апреля 1944-го Западный фронт под командованием генерала армии Василия Соколовского провел одиннадцать (!) фронтовых операций и – не добился какого-либо результата. И это в условиях, когда в его составе находилось пять общевойсковых армий (33 стрелковые дивизии), 3 артиллерийские, 2 пушечные и одна минометная дивизии, танковый корпус, 9 отдельных танковых и 8 артиллерийских бригад под прикрытием 1-й воздушной армии.

После первых неудачных попыток разгромить немецкую группу армий «Центр» Ставка 18 января потребовала от Соколовского взять хотя бы Витебск и Оршу, но и это оказалось непосильной задачей. Конечным результатом усилий всего Западного фронта в течение полугода стало продвижение войск на отдельных направлениях на 10-20 км. Цена за эти километры была заплачена колоссальная – убитыми и ранеными фронт потерял 530537 человек (!).

В тот же период соседний Белорусский фронт генерала армии Константина Рокоссовского провел три операции и продвинулся на 200 км, потеряв при этом в два с половиной раза меньше солдат и офицеров.

Видимо, кому-то из штаба Западного фронта пришла в голову мысль свалить всю вину за неудачи на военную контрразведку «Смерш», и письмо пожелавшего остаться неизвестным офицера попало в руки самого Сталина.

«КРИК НАБОЛЕВШЕГО СЕРДЦА»

В анонимном послании Верховному главнокомандующему Сталину говорилось: «Данное письмо является как крик наболевшего сердца и прошу Вас, тов. Сталин, не осудить сурово меня в этом! На Зап. фронте создалось положение настоящего гонения и преследования командиров частей и соединений. Всему голова, как говорится, царь и бог, это уполномоченный контрразведки. Они что хотят, то и делают и зачастую совершенно явно подрывают авторитет командира. Ясно совершенно то, что за командиром следят, за каждым его шагом. Если командир съел лишний кусок хлеба или лишний грамм сахару, то из этого делается целый тарарам. Командир не может принять решение без согласия на то уполномоченного контрразведки. От командиров отняли женщин, а каждый контрразведчик имеет одну или две… Настроение командиров от всего этого весьма незавидное, а ведь большинство из них, не щядя своей жизни, защищали родину. Почему это так? Вообщем, больно и обидно. Я не даю подписи, т.к. знаю, что если подпишу, то, наверняка, пропал». (Орфография письма сохранена – Авт.)

«ПО ДАННЫМ АГЕНТУРЫ…»

В свою очередь начальник военной контрразведки «Смерш» генерал-лейтенант Виктор Абакумов 1 апреля 1944 года доложил Сталину:

«Агентурой … за последнее время зафиксирован ряд высказываний генералов и офицеров … о том, что командующий Западным фронтом генерал армии Соколовский и его начальник штаба генерал-лейтенант Покровский не обеспечивают руководства боевыми операциями… За 1943 год Западный фронт перемолол свои резервы. За первые две декады января 1944 года в проводимой операции под Оршей мы потеряли 50000 человек, не добившись никакого успеха… В феврале с.г. за 10 дней боев части 33-й и 39-й армий понесли потери свыше 28000 человек, а в марте с.г. за 3 дня боев только одна 33-я армия потеряла 8000 человек…»

Тогда же Сталин получил еще одно письмо – полковника Иллариона Толконюка из штаба 33-й армии, воевавшей на Западном фронте. Судя по содержанию этого документа, «Смерш» не сгущал краски, а скорее приукрашивал действительность.

«С большим рвением и желанием подавляющее большинство генералов и офицеров приняли на себя выполнение Вашего приказа взять Оршу, но, понеся огромные потери, желаемых результатов не добились…

За этот период 33-я армия потеряла только убитыми, ранеными и пропавшими без вести – 103011 человек, в т.ч. убито три и ранен один командир дивизии, убито и ранено 8 заместителей командиров и начальников штабов дивизий, 38 командиров полков и их заместителей, 174 командира батальонов… За этот же период армия потеряла 419 танков и 60 самоходных орудий сожженными и разбитыми артиллерией и авиацией противника непосредственно на поле боя… Операции, как правило, готовились поспешно, разведать оборону противника как следует никогда не удавалось. Войска вводились в бой с неосвоенным и необученным пополнением, составляющим основную массу состава боевых подразделений. Офицерский состав принимал подразделения на ходу и шел с ними в бой, не зная подчиненных ему людей, которые так же не знали своих командиров… Дивизии вступали в бои полувооруженными: автоматического оружия имели мало, к станковым, ручным пулеметам и автоматам имелось по одной ленте и одному магазину. Если учесть, что большинство бойцов было вооружено винтовками и этим, и без того малым количеством автоматического оружия, люди владели плохо, то станет ясно, что огневая мощь дивизий была крайне низкая.

Необученные подразделения и офицеры никаких маневров на поле боя не предпринимали, а ложились под огнем противника и давали себя истреблять, окрыляя тем самым врага, который получал удовлетворение, безнаказанно расстреливая лежащую пехоту, которая ко всему прочему даже не имела лопат для окапывания. За один-два дня боя наступающая дивизия теряла почти всю свою пехоту, а результатов не добивалась. В полках оставалось пехоты по 10-15 человек, а высокое начальство все требовало наступления и с нетерпением ждало результатов. С физическими свойствами человека у нас никто не считается, люди до оцепенения лежат под огнем противника на поле боя и становятся совсем недеятельными и безразличными».

Продолжение следует.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта