X

  • 23 Июль
  • 2024 года
  • № 79
  • 5578

Школа жизни в городе Кимры

Привет, мой друг! Спешу поделиться с тобой новостью. Буквально на днях я вернулась из «Летней школы Русского Репортера». Моя мечта все-таки осуществилась. Можешь меня поздравить!

А если ты еще не слышал об этой школе, то поясню. Каждое лето журнал «Русский Репортер» организует курсы — собирает молодых журналистов, ученых, социологов и фотографов. В лагере они обмениваются опытом, выезжают на задания и выполняют журналистские работы. Попасть в эту школу можно было только по конкурсу. Когда мне сообщили, что я его прошла, то я буквально прыгала до потолка! И начала собирать чемоданы — местом Летней школы была территория детского лагеря «Волга» на берегу одноименной реки, возле деревни Прислон в Тверской области.

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

Сюрпризы начались с самого начала. Рейс Тюмень — Москва отложили сначала на час, потом вовсе перенесли на день. Пока группа «школьников» грузилась в автобус в Москве, чтобы ехать в Тверь, я сидела в зале ожидания Рощино и переживала, что прибуду позже всех — как-то там меня встретят?.. Но на месте никакого отчуждения не почувствовала — скорее, наоборот.

Забираюсь по ступенькам в мастерскую, а из-под теннисного стола доносится звонкий голос: «Галя приехала!» Неизвестная девушка бежит меня обнимать. А после здороваться и знакомиться подходят остальные участники. И у меня сразу возникло ощущение, что мы знаем друг друга очень давно.

Мастерская — это группа людей одной специальности. В нашей было 20 фотографов: из Москвы, Петербурга, Новосибирска, Твери, Самары и других городов. Как оказалось, отношение к фотографии у всех совершенно разное. Женька Пашнин из Москвы, например, учится на врача. Он точно знает, что после окончания вуза будет работать гинекологом, а фотография — всего лишь увлечение. Сашка Рябиновый — 11-классник, и уверен, что не выберет «нажатие на кнопку» своей работой. А Андрей Кабанов из Питера учится на фотофакультете в Санкт-Петербурге.

Страшно даже представить, но в школе было около тысячи человек! Со всей России и из других стран — из Украины, Молдовы… Некоторые иностранцы впервые увидели Россию и Волгу.

Мы жили в палатках, обучение шло в потрепанных корпусах детского лагеря. Питались по-походному, на кострах готовили еду. И на обед или ужин выстраивались огромные очереди. Но никто не возмущался, почему подгорели макароны или не проварился рис — для нас эта пища казалась самой вкусной.

Мытье посуды вообще считалось особым ритуалом. Еще за едой все посматривали в сторону тарелок и вздыхали. Зато потом веселились, играли в «угадай фотографа по описанию снимка». Так я узнала о многих классиках фотографии. Например, об Анселе Адамсе — он первым начал снимать цветные пейзажи.

ОБ ИЗВЕСТНЫХ ФОТОГРАФАХ

… На занятиях с нами были уже современные классики. Это Юрий Козырев — военный фотожурналист, который работал на двух чеченских войнах, в Ираке, в Египте. Говорят, что Козырев «снимает ужас войны без горы трупов». А в общении он оказался добрым, тихим человеком, что появлялся перед нами в скромном беретике. Но был закрытым и порой уходил от прямых ответов, что он снимает и как.

Еще один учитель — Сергей Максимишин, один из ведущих фоторепортеров страны, двукратный победитель World Press Photo. Невысокий, полноватый, суровый мужчина, который не стеснялся быть резким с учениками.

Ирину Попову я знаю по публикациям в «Русском Репортере», недавно напечатали ее серию «Молодые семейные пары в ожидании малышей» — будущие родители сняты спящими в своих постелях. Вокруг них — весь неприглядный быт современной глубинки, условия, в которых зарождается новая жизнь.

Также нам преподавали Михаил Доможилов, Яна Романова, Артемий Лебедев. Каждое утро в 10 часов мы хватались за ручки и блокноты и бежали на лекции. Посещение было свободным, но как можно было пропустить эти занятия!

Каждый из асов говорил о собственном понимании фотографии, пытался предсказать дальнейшее развитие искусства. Доможилов, например, показывал свой проект «Футбол на мотоциклах». Козырев рассказал, что делит все снимки на «те, что можно показывать жене», и «те, что можно показать всем».

— Если кадр может повторить всякий, то смело его показываешь супруге и прячешь в долгий ящик, — говорил он.

По итогам обучения они посмотрели наши снимки и вынесли свой вердикт.

КИМРЫ — ОБУВНОЙ ГОРОД

Работа началась с разработки темы и разделения участников на пары. Одна группа выбрала объектом исследования город Кимры, другая — Дубну. Я, вместе с девушкой-социологом, заинтересовалась Кимрами, а точнее — их обувным производством.

Ушла в проект, что называется, с головой — днями пропадала в городе. Удивляли люди — настолько они разные! Один дедушка рубил в ванне гнилые яблоки для своих любимых коз — оказалось, после такого кушанья они дают вкуснейшее молоко.

Умиление вызвала у меня секретарь завода «Красная звезда» Елена. Она обвиняла меня в непонимании ее языка и требовала расписаться, что я отказываюсь прийти к ним в понедельник. Фразы «я в воскресенье уеду уже из вашей области» она не слышала.

Женщина-билетер в Кимрском краеведческом музее долго возмущалась, что «школьников» слишком много и все хотят бесплатно пройти на экскурсию, а она как-никак денег стоит — 400 рублей с экскурсоводом. Пыталась объяснить, что нам только кусочек экспозиции нужно — обувь.

Еще до начала XX века жители села Кимры (статус города присвоен в 1917 году) занимались кустарным обувным производством и торговлей, местность славилась как один из обувных центров России. В 1907 году построена фабрика, которой позднее дали название «Красная звезда». Она просуществовала до 1996 года, а потом распалась, филиалы выкупили частные предприниматели. Мы попытались попасть на одно из таких предприятий.

На «Красной звезде» нам отказали, на «Никс» объяснили, что не пустят на производство, потому что боятся рассекречивания технологий. В итоге решили искать бывших работников большой фабрики.

Знакомьтесь! Глафира Григорьевна (1930-го года рождения). Окончив Ярославский техникум, она по распределению попала в Кимры. Была мастером участка в пошивочном цехе, после — в вырубном. Трудовой стаж — 43 года.

Она до сих пор восхищается, насколько красива была обувь фабрики, каким хорошим спросом пользовалась среди населения страны. Самое интересное — Глафира Григорьевна и сейчас отдает предпочтение кимрской обуви, не признавая никакую другую.

Нина Петровна Цаплыгина работала на «Красной звезде» с 1971 года, шила детскую обувь, а теперь работает продавцом в магазине. Помнит, как покупала сыну Даниле лакированные сандалии за 3 рубля 78 копеек.

— Работали в две смены, производили 1200 пар в день. Трудились сверх плана — старались! — вспоминает Цаплыгина. — По-другому тогда было не интересно.

У Сергея Власова дедушка и папа были обувщиками, имели семейный бизнес. Но со временем он стал невыгодным — пришли крупные производители с дешевыми материалами и моделями.

Сергей работает мастером по ремонту, и сам в своей жизни сшил только домашние тапочки, но пока существуют плохие, дешевые поделки, у него всегда будет работа, — как бы мстя за развалившийся семейный бизнес, говорит он.

Короче говоря, Кимры — обувной город! Однако нигде нет скульптуры ни сапожка, ни сапожника. Меня это удивило. Я привыкла, что в Тюмени постоянно появляются новые скульптуры, скверы, аллеи. А в Кимрах, как оказалось, люди всем миром собирают средства на установку памятника сапожнику.

Его макет — фигура человека 2,5-метрового роста, с 60-м размером ноги и с грустными глазами, стоит в мастерской скульптора Самвела Сардаряна и трескается.

— Нет финансирования у администрации, — с обидой говорит Сардарян. — Сегодня опять буду его целый день водой смачивать, чтобы устранить щели…

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ДОМА

Уезжала я из лагеря, как для меня свойственно — не прощаясь. На самой ранней электричке до Москвы. Только было ощущение, будто я не домой возвращаюсь, а, наоборот, из дома. Получила ли я от школы то, чего хотела?! Ожидала ответа на вопрос: «Правильно ли я фотографирую, что в моих работах не так?» Ответа мне никто не сказал — лишь разные советы, но зато я поняла, что все мнения субъективны.

Надо просто фотографировать, как чувствуешь, не сидеть на месте, искать интересных для себя героев, снимать про них истории. А еще — удалить в себе стереотипы и помнить, что где-то рядом есть совсем другая жизнь. Не та, к которой мы привыкли, но не менее интересная.

***
фото: За просмотром фотографий;Кимры покорили своим деревяным зодчеством;Нина Цаплыгина;Сергей Власов за работой;Волга;Самвел Сардарян и его сапожник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта