X

  • 18 Апрель
  • 2024 года
  • № 41
  • 5540

Испытание кипятком. Неделю спустя

Жильцы дома N 12 по улице Горького еще долго не забудут 25 апреля.

Этот вросший в землю деревянный одноэтажный дом на неделю оказался в центре событий, которые взбудоражили город. О том, что здесь произошло после порыва магистральной теплотрассы, узнали не только в Тюмени, но и в других городах. Сюжет о фонтанах кипятка, бьющих из-под асфальта, показали по центральным телеканалам. Множество видеороликов тюменцы выложили в Интернет.

Но это был взгляд со стороны. Семья Сазоновых же оказалась не в очевидцах, а в пострадавших. Дом оказался в непосредственной близости от места порыва трубы и провала дорожного полотна.

— Утро в тот день начиналось как обычно, — вспоминает Валентина Сазонова. — Проснулись, дочь собралась на работу, я накормила внучку, она учится во вторую смену, и пошла в огород. Только вышла, слышу — хлопок, а из дома — крики. Забежала — все заволокло паром. Ничего не видно. Ребенок испугался, орет. Никто ничего не понимает. Я побежала к соседу за помощью. На дороге рядом с домом из дыры в асфальте бьет фонтан кипятка, летят куски асфальта, песок, битые стекла.

Первыми на помощь растерявшимся жителям пришли сотрудники компании, которая неподалеку на перекрестке занималась ремонтом светофора. Валентина Григорьевна вспоминает, что дочь и внучку из дома ей помог вывести высокий молодой человек, лет 30. В суматохе она не спросила, как его зовут. А может, и спросила. Говорит, не помнит. У него на ногах не было защитной обуви (день выдался жарким), и он как был в ботинках, так и побежал по кипятку. Потом стало известно, что парень получил сильные ожоги ног и попал в ожоговое отделение 1 областной больницы. Eго напарник оказался более осторожным, взял у соседей сапоги, поэтому пострадал меньше.

Галя Безбородова

Кипяток бил из подполья с такой силой, что за несколько минут выдавил крышку подпола. Продукты, которые там хранились, пропали.

— Все сварилось вкрутую — картошка, морковка, свекла, лук, даже готовить не надо, — с горькой улыбкой говорит Валентина Григорьевна.

Вода, как при наводнении, мгновенно залила пол сантиметров на 20. Этот уровень темной меткой до сих пор виден на стенах дома. В горячей воде плавали диван и холодильник. Ничего не успели вынести. По щиколотку в кипятке долго не побродишь (вода в сети в тот день была такой температуры, что у соседей тюль на батарее расплавился). Да и в комнатах из-за плотного пара ничего не разглядеть.

Когда воду откачали, выяснилось, что насквозь промокло все, в том числе, документы: трудовые книжки, паспорта, свидетельство о рождении. Теперь все это надо менять.

— Как нам сейчас жить? Во что одеваться? И обувь, и одежда — все пришло в негодность, — разводит руками Валентина Григорьевна. — Ни ребенка в школу собрать, ни самим в город выйти. А есть что? Мука, крупы, сахар — все превратилось в мокрую массу.

Их старый деревянный дом и до этого был не самым комфортным жильем, а после испытания кипятком стал малопригоден для проживания. Дышать в насквозь промокших комнатах тяжело. Даже во дворе до сих пор чувствуется стойкий запах прелого дерева.

Сейчас семью приютили соседи. Может, если установится жаркая погода, дом и просохнет. Они ждут и гадают, каким же будет лето?

Но даже в такой ситуации надо действовать. Правда, не всегда понятно — как. Сазоновым никто не разъяснил, куда идти, у кого просить помощи. Они даже не сразу сходили в травмпункт ОКБ-2, чтобы зафиксировать полученные ожоги и ушибы. Только когда ожог на ноге у Валентины Григорьевны начал гноиться, она вспомнила о врачах. А дочь так и постеснялась идти через весь город с черно-фиолетовым синяком на лице — налетела на угол, когда в пару металась по дому.

Через два дня Валентина Григорьевна сходила, как ей посоветовали соседи, и на Одесскую, 5 — в «УТСК». Там ей порекомендовали сделать независимую экспертизу дома («Где я возьму деньги?» — удивляется она). Eще через день к ней приходил юрист из компании «УТСК». Но пока о размере страховой компенсации от теплосетевой компании ничего точно не говорят. В «УТСК» идет согласование документов и инструкций, кто и как должен действовать в таких случаях. Ведь подобных прецедентов за всю историю температурных испытаний теплотрасс в Тюмени не было.

В областном центре по обеспечению мер социальной поддержки, куда вчера обратилась Валентина Григорьевна, ей посоветовали для начала открыть счет в банке, куда позже смогут перечислить средства для приобретения самой необходимой одежды, продуктов и предметов гигиены. Сколько — пока тоже не определено. Сазоновым обещали, что после праздников к ним придет комиссия и оценит величину ущерба. А через полгода после получения материальной помощи им будет необходимо предоставить чеки, чтобы отчитаться за потраченные бюджетные деньги.

— Как нам до этой помощи дотянуть? Eще и кредиты на нас висят, от пенсии только четыре тысячи рублей остается, — вздыхает Валентина Сазонова. — Раньше тянули на своих продуктах, а теперь их нет. Вот уже вторую неделю каждый день едим только сварившуюся в подполе картошку.

Валентина Григорьевна считает: справедливо было бы, если бы их дом теперь признали аварийным. Ведь не по своей же вине они все потеряли. Но возможно ли это? Ответа на этот вопрос пока никто не может дать.

***
фото: В таком виде теперь у семьи Сазоновых документы ;Валентина Григорьевна.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта