X

  • 02 Декабрь
  • 2022 года
  • № 135
  • 5340

Оркестр гремит басами, трубач выдувает медь

Второй этаж Тюменской мебельной фабрики занимают несколько творческих мастерских и «FABRIC LOFT» — заведение, в котором можно выпить кофе и даже послушать оркестровый концерт.

Но об этом мало кто знает. Так что, оказавшись темным дождливым субботним вечером практически в промзоне и опасливо озираясь по сторонам, некоторые любители музыки спрашивали себя: туда ли они попали?..

Тот, кто не повернул назад и дошел до места назначения, был вознагражден — в «FABRIC LOFT» ждали теплые пледы, кофе, приглушенный свет и музыканты оркестра «A prima vista», готовые встать перед зрителями.

— Весь предыдущий день мы были сами себе грузчики, — шутит художественный руководитель Анастасия Жигалина. — Пришлось перевезти много звуковой техники, да еще инструменты; все это поднять по лестнице на второй этаж. Но мы справились. И еще хочется сказать спасибо Михаилу Бредихину — он наш звукорежиссер, человек-всеслышащее ухо. Он способен провести концерты даже в плохо подходящих для этого, слишком маленьких залах.

Нынешний концерт можно в каком-то смысле назвать большим возвращением оркестра «A prima vista» — в течение последнего года музыканты играли редко и в сокращенном составе.

В субботу же на сцену вышли: два виолончелиста, скрипач, гитарист и бас-гитарист, пианист, барабанщик, перкуссионистка, трубач, саксофонист, флейтистка, гобоистка, а кроме того вокалистка Eвгения Камалетдинова и дирижер Анастасия Жигалина.

— Наш оркестр собрался несколько лет назад. Это произошло как-то само собой, — рассказывает худрук. — Мы прежде встречались во время различных конкурсов, перед началом разминались — играли вместе, импровизировали. И захотелось поработать всерьез. За последний год состав сильно изменился — кто-то понял, что не может посвящать оркестру достаточно времени, кто-то переехал, кто-то обзавелся семьей. — Но так же естественно пришли новые люди, — продолжает она. — Например, брат и сестры Кострицкие, наши скрипач, гобоистка и флейтистка, выросли в музыкальной семье. Их мама тоже играет на флейте. Розе, младшей из них, всего 14 лет, но она не отстает от взрослых музыкантов в технике, стремится расти над собой. Да и душа, которую музыкант вкладывает в игру, от возраста не зависит. А трубача, кубинца Алекса Кастильо, случайно встретил на улице наш саксофонист Сергей Сигов. Заметил кофр, спросил, мол, трубач? А хочешь с нами играть? В общем, смог объясниться, хоть Алекс и говорит в основном по-испански. Как-то так складывается, что жизнь к нам людей сама приводит.

Юлия Старцева

. Концерт из трех отделений оркестранты составили исключительно из собственных произведений. Начав с восточных мотивов, они перешли к джазу и затем к постмодерну. — Партитуры, то есть основу, пишу я, — говорит Анастасия Жигалина. — Но все сольные партии музыканты составляют сами. В наших композициях достаточно импровизации. И это здорово. Это то, к чему мы стремимся.

Но как бы ни тянуло каждого исполнителя к свободному выражению собственных чувств, в оркестре они должны звучать слажено и гармонично, для чего им и требуется дирижер.

— На наших концертах бывают зрители, которые никогда не ходили в филармонию, — рассказывает худрук. — Им может показаться, что музыканты прекрасно играют и сами без всяких подсказок. А я просто машу руками. Но контакт дирижера и музыкантов — тонкая вещь. Он основан на доверии: я должна знать, что на меня смотрят, они — быть уверены, что я вовремя подам знак. Ведь в какой-то момент каждый из них не слышит себя: вокалистка, например, может слышать только барабаны. Зритель не успевает заметить этой нашей связи, он может ее только услышать.

Вопреки мнению Анастасии, многие зрители, в числе которых и я, связь как раз заметили: между выступающими на сцене явно была химия — говорящие взгляды, дрогнувшие в мимолетной улыбке уголки губ, знаки, понятные им одним. Чувствовалось, что весь механизм оркестра живой, движущийся, каждую секунду делающий общее дело. И это дело всем по душе. Играли ли они четкую, ритмичную токкату, или яркий, звенящий марш, или джазовую импровизацию, то неспешно текущую, то взвивающуюся саксофонным соло, — они выглядели сосредоточенными, но счастливыми.

Как и зрители, с первых нот погрузившиеся в музыку. Чтобы им было проще понять, о чем идет речь в произведениях, Анастасия Жигалина перед каждой композицией зачитывала эпиграфы — отрывки из книг и сборников стихов разных авторов, от Пушкина до Брэдбери.

Юлия Старцева

Музыканты намеренно не стали приглашать в зал родственников и друзей.

— Хотелось попробовать выступить перед незнакомой публикой, — объясняет Анастасия Жигалина. — Да к тому же, если пригласить всех своих — зал заполнится. И чем же тогда платить владельцам, если не продано ни одного билета?

Вообще, размер зала — главная проблема самособранного оркестра. И для качества звука, и для возможности пригласить больше гостей нужно значительное помещение. Но его съем надо оплачивать вперед. А таких средств музыканты «A prima vista» не имеют. Вот и приходится выступать в тех заведениях, где, по словам художественного руководителя, «хозяева к нам добры».

— Не знаю, возможно ли это, чтобы нам как проекту дали какой-нибудь грант, — мечтательно вздыхает Анастасия. — Так хочется выступить на большой сцене.

***
фото: Алекс Кастильо ;Гости слушают музыку ;«A prima vista»: все в сборе.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта