X

Не хочу жить по шаблону

Многие считают, что спортсмены — фанатики, которые ничего, кроме как пинать мяч, махать ракеткой и т.п., не умеют. А когда заканчивается карьера — становятся толстыми, скучными и никому не нужными.

Какое заблуждение! Бывшие спортсмены в любом возрасте и при любых обстоятельствах могут кардинально менять вид деятельности и в короткие сроки достигать успехов. У них априори высокий уровень самодисциплины и ответственности, а это — залог продвижения практически в любом деле. Яркий тому пример — история Александра Бухвастова, руководителя известной в городе школы аргентинского танго. Именно его мы решили сделать героем нашей новой рубрики, где хотим показать спортсменов с других, не спортивных, сторон.

Александру Бухвастову 25 лет. Этот возраст для спортсмена — пик карьеры. Так могло бы случиться и у него, предпосылки к тому были. Но жизнь повернулась иначе. Тогда было горько, теперь он об этом нисколько не жалеет. Впрочем, обо всем по порядку.

— Я с пеленок рос в спортзале, — рассказывает Александр, — привык к его шуму, без него заснуть не мог. Коляску надо было трясти так, будто на дороге нет асфальта, чтобы имитировать стук мячей.

Волейболисты 80-х годов, возможно, помнят имя его отца — Павла Бухвастова, он входил в состав сборной России, был одним из лучших пасующих. Оба сына — старший Андрей и младший Александр — пошли по стопам отца. С наставником им повезло, первым их тренером в ДЮСШ стал Валерий Фролов, который в 60-е годы был основным связующим российской сборной.

— Тренировки у нас были жесткие, в чем-то даже жестокие, — вспоминает Александр. — Нас буквально расстреливали ударами, учили не бояться мяча. Суровая методика, но правильная.

В 11 лет он впервые выступил на чемпионате России. Команда заняла обидное четвертое место, зато его, дебютанта, назвали лучшим связующим. И в 13 лет его пригласили на просмотр в престижный волейбольный клуб «СамотлорЮгра». Он тогда был всего 158 см ростом, а основной состав — 190 и выше. Как с ними бороться?

— Я понял, что мой козырь — не действовать по шаблону, быть собой, работать и показывать то, что умею, — говорит Александр.

Уже после третьей тренировки с ним подписали трехлетний контракт. Однажды в решающем матче чемпионата России с одной из команд высшей лиги его бросили на амбразуру при счете 11:20 не в их пользу. От хорошей «связки» в игре многое зависит — они вытащили третью партию с немыслимым счетом — 35:33, и пятую, которую, казалось, безнадежно проигрывали 2:8, все-таки выцарапали.

Но триумф был недолгим. На одной из тренировок Саша получил тяжелейшую травму: пять переломов и разрыв ахиллова сухожилия. Полтора года в гипсе, полтора — реабилитации. О большом спорте можно было забыть. Он поступил в ТюмГУ на экономиста. При подготовке к «Дебюту первокурсника» его заметили и пригласили выступать в шоу-балет. Он и здесь на лету схватывал движения. Там же познакомился и с Антоном Маянцевым, который открыл потом первую в Тюмени школу аргентинского танго. Однажды Антон сказал ему: «А слабо, позанимавшись три занятия, выйти на милонгу* и перетанцевать со всеми дамами?» Но разве бывшему спортсмену что-нибудь не по силам? Александр вызов принял. — Я даже не знал, в чем идти, явился в спортивном костюме, футболке, но в танцевальных туфлях, — вспоминает Бухвастов. — Все чуть от смеха не попадали, увидев меня.

На первых занятиях ноги партнерше он, конечно, оттоптал. А танцевальные термины воспринимал почти как ненормативную лексику. Что значили все эти очо, бальдоса, каминадо? Однако за три дня базовые движения освоил.

Первая милонга показалась ему сущим адом. Казалось, что все смотрят на него осуждающе. Ведь мужская партия в танго более сложная и ответственная, чем женская. Eсли партнер не ведет — танца не будет. Он смог перебороть страх, взял себя в руки. Доверился музыке и танцу.

Всего через полтора года он уже выступал на чемпионате России среди стран СНГ по аргентинскому танго. Eму было 23, его партнерше 56 лет. Они вышли в полуфинал. А в номинации «милонгеро», где участники не знают, с кем будут танцевать, а пары формируют судьи, вышел в финал.

— Я слышал, как зрители нам кричали: «Отра! Отра!», то есть еще-еще, и так вошел в раж, что показывал почти акробатические трюки, — рассказывает Александр. — Зрителям понравилось, но судьи сняли баллы за такую самодеятельность.

Они стали шестыми. Талантливыми новичками заинтересовались танцевальные клубы Москвы и Санкт-Петербурга, но он вернулся в Тюмень. И через некоторое время начал работать отдельно от своего учителя Антона Маянцева. Вместе с Анастасией Сенюковой они открыли школу «Tango . coffee». И теперь мечтают создать в Тюмени Дом аргентинского танго.

— Танго для меня не работа. Это жизнь, моя душа, мое состояние, независимо от того, где нахожусь, — говорит Александр. — И хочу, чтобы это чувство всегда было со мной. * милонга — вечер аргентинско го танго.

Фото Дениса Моргунова и из архива Александра Бухвастова

***
фото: Он нашел себя в танго (в паре с Анастасией Сенюковой);Александр Бухвастов с командой (в нижнем ряду первый справа).

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта