X

Эх, яблочко, да на тарелочке

В этом загорелом худощавом мужчине не сразу признаешь боксера.

Хотя Григорий Николайчук — один из лучших боксеров Тюмени: чемпион мира среди студентов, победитель юниорских чемпионатов России, сейчас выступающий среди профессионалов.

А в детстве он играл на аккордеоне.

— Когда мне было девять лет, к нам в класс на перемене зашел мужчина и спросил, не хочет ли кто-нибудь научиться играть на аккордеоне, — вспоминает Григорий. — Сказал, что на занятия далеко ходить не надо, они будут проходить здесь же, в нашей 30-й школе. До сих пор не понимаю, почему я загорелся этой идеей, единственный из класса. Ладно если бы это была гитара, все-таки модно. Но аккордеон… Пришел домой, рассказал родителям. Они дали добро, но с условием, что буду хорошо учиться и не заброшу бокс. Боксом на тот момент я уже занимался два года.

…Четыре дня в неделю бокс, три — аккордеон. И ему нравился такой темп. Правда, через три года Николайчук решил было оставить музыку. Но тут веское слово сказал отец: «Гриша, раз ты начал этим заниматься, то надо закончить». Гриша всячески сопротивлялся. Говорил, что устал, что умение играть на аккордеоне не пригодится в жизни, что сольфеджио по субботам это слишком, опять же дополнительные расходы. Папа ответил, что финансовая сторона вопроса его касаться не должна, и сын скрепя сердце все- таки продержался еще два года и закончил курс. «Теперь ни капли об этом не жалею», — заявляет Григорий. Правда, после получения документа об окончании четыре года вообще не брал аккордеон в руки. Потом изредка играл по просьбе папы. Эх яблочко, да на тарелочке. «Яблочко» — его любимая песня.

Сейчас, по словам Николайчука, он уже многое позабыл. Кроме «Яблочка», ничего и не помнит, а раньше знал досконально штук десять песен, мог сыграть их с закрытыми глазами. Говорит, что сейчас свободного времени стало больше, поэтому хочет разучить современные песни, порадовать жену, да и друзей удивить. Многие из них умеют играть на гитаре, а вот аккордеонист в компании только один.

— Выступать на ринге и играть на аккордеоне перед публикой. В этом есть что-то похожее, — рассуждает Николайчук. — Мы, музыканты-школьники, выступали на праздниках в детском саду, перед учениками младших классов; аудитория была не очень большая — максимум 50 человек, но я сильно волновался даже перед таким количеством слушателей. Я ощущал мандраж, как перед боем. А вдруг запнусь или собьюсь (хотя ни разу этого не произошло)? А после выступления охватывала эйфория. Приятно, когда тебе аплодируют! Теоретически, наверное, я мог бы стать музыкантом. Однако бокс оказался ближе. Я даже жене говорю: мол, Настя, ты на меня не обижайся, но бокс — моя первая любовь.

Кстати, о любви: часто юноши хотят освоить музыкальные инструменты, чтобы понравиться девушкам. Это же так романтично — сыграть лиричную мелодию на гитаре, скрипке или флейте. Аккордеон, по мнению нашего героя, к таким инструментам не относится.

— Надо мной одноклассники подсмеивались, когда я после уроков уходил на занятия по аккордеону, — с улыбкой вспоминает Николайчук. — Друзья тоже по-доброму подшучивали, мол, Гришаня опять пошел на своей балалайке бренчать. Правда, никто не перегибал палку, я же боксер. Этим я гордился, девчонкам рассказывал о своих достижениях в спорте. Но стеснялся того, что умею играть на аккордеоне. Это считалось не очень круто. Было мнение, что инструмент этот для ботаников, для каких-то скромных, тихих, домашних мальчиков. Сейчас, конечно, я так не думаю.

До сих пор в родительском доме сохранились нотные сборники и тетради с домашними заданиями по музыке. Там же живет и аккордеон. Он, кстати, уже второй. Первый сломался через два с половиной года учебы. Аккордеоны, они ведь довольно хрупкие. Хотя с виду и не скажешь.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

***
фото: Григорий Николайчук.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта