X

Записки юного врача в Индии-2

Продолжение. Начало в N 28.

Продолжение. Начало в N 28.

Как показывает мой жизненный опыт, дети делятся на два типа: те, кто любит летние лагеря, и те, кто их на дух не переносит. Равнодушных как-то не встречала. Я же с девятилетнего возраста всегда с нетерпением ждала каникул, чтобы окунуться в атмосферу лагерной жизни. Поступив в университет, я даже думала пройти курсы вожатых, чтобы меня, повзрослевшую, но все еще юную сердцем, снова пустили в «Ребячью республику», хоть и в другой роли. Теперь я знаю, что для фанатов двухъярусных кроватей и утренних очередей в душ есть альтернативные варианты.

Этот формат проживания, заявленный на сайте как волонтерский дом, беспокоил меня чуть ли не больше, чем основная часть программы. Стажировка в больнице, конечно, пугала — ведь опыта работы у меня не было, свежеприобретенные знания еще немного путались в голове, а английский прихрамывал — а тут еще целый месяц мне придется жить под одной крышей с незнакомыми людьми, у каждого из которых свой язык и своя культура. Действительно, компания у нас собралась настолько разношерстная, что, когда мы дружно отправлялись куда-нибудь после окончания трудового дня, местные подозрительно косились в нашу сторону. И правда, что может объединять людей с пяти континентов (для полного комплекта не хватало только Антарктиды) в возрасте от 18 до 75 лет? Наверняка какая-нибудь организованная преступная деятельность, как же иначе.

В первый же вечер мы все собрались за общим столом, чтобы познакомиться и поужинать. Я и Джейсон из Сиднея прилетели первыми и уже успели рискнуть жизнью, прогулявшись по трущобам Старого Дели (а вот желудками мы там рисковать не стали и были страшно голодные). Лагерные мотивы я почуяла сразу. Словно играя в «снежный ком», каждый докладывал о себе: как зовут, сколько лет, откуда приехал и что, собственно говоря, вообще тут забыл; а потом повторял все то, что до него сообщили о себе товарищи. По итогам заседания выяснилось, что среди нас: шотландка Элли, только что закончившая школу и ищущая свое место в жизни; канадка Мария — накануне своего 75-летнего юбилея она решила, что пора бороться за независимость женщин во всем мире, и приехала в Индию преподавать компьютерную грамоту; чилийка Карина, которой «просто все надоело, и она решила попробовать что-то новенькое». Eще была Соланж из Аргентины, Кит -гражданин США, Саша из ЮАР, а в последний день перед моим отъездом появилась 18-летняя Даша из Питера. Про австралийца Джейсона (родом он оказался из Лаоса) я уже упомянула, а также с нами жила Дженни, блогер из Гетеборга.

СОФЬЯ МЕДИНЦЕВА

Во главе нашей ОПГ значился Шанкар — хозяин апартаментов, который и сам, как ни странно, приезжий: перебрался несколько лет назад из Непала, обосновался в Дели и теперь денно и нощно заботился о волонтерах. Он каждое утро готовил нам завтраки и ужины (сопровождая процесс индийскими -а может, непальскими? — народными песнями) и защищал нас от нападок соседей, если мы, как цыгане шумною толпою, возвращались после 11 вечера и своим топотом будили соседскую собачонку, которая начинала лаять и поднимала на уши весь наш скучный спальный район, где все ложатся спать раньше, чем дети дошкольного возраста. По правилам волонтерского дома полагалось возвращаться в девять, но красться в ночи мимо той самой собачонки было почти так же весело, как прятаться от вожатых в комнате у мальчишек после отбоя. Как тут устоять?

Да и вообще веселья в лагерной жизни было хоть отбавляй. Начиная от ежедневных партий в «дурака» на желание (как правило, желания касались очередности мытья посуды) и заканчивая коллективным просмотром индийских фильмов (я не запомнила ни одного названия, но сюжет был примерно одинаковый: кто-то кого-то любит, но они не могут быть вместе, а в перерывах между страданиями все танцуют и поют). Однажды я тоже участвовала в съемках — Дженни усадила меня перед ноутбуком, плела мне косички и расспрашивала о феминизме в России и о том, как я себя чувствую в Индии (она имела в виду мое чувство безопасности как женщины). Дженни очень беспокоила тема изнасилований; она первой пополнила свой гардероб традиционными индийскими платьями в пол, чтобы «слиться с местными», хотя ей, белокурой голубоглазой шведке, это не особенно помогало.

Прочие аспекты повседневной жизни волонтерского дома не слишком отличались от таковых в детских лагерях. Мы с девчонками перешептывались по ночам с выключенным светом, бегали друг к другу за чем-нибудь очень нужным вроде репеллента от комаров или бесцветного лака (закрасить стрелку на колготках) и по утрам сидели за столом, обвешавшись банными принадлежностями в ожидании своей очереди в душ, сонно попивая чай с тостами и обсуждая последние новости. Почти как в детстве. Только по-английски с десятью разными акцентами.

Продолжение следует.

***
фото: Карина, Дженни, Элли, Эмили, Соланж и автор;Автор на фоне баннера на въезде в госпиталь Мулчанд.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта