X

Выборы-1991

Продолжение. Начало в N 80.

Свой КГБ

Январские события в Вильнюсе и последующая острая предвыборная борьба, развернувшаяся в России, заставили думать Eльцина и контролируемую им часть Верховного совета РСФСР о необходимости создания своих российских органов безопасности (по аналогии с КГБ в других союзных республиках). Из нескольких кандидатов на пост председателя КГБ РСФСР Eльцина и Крючкова устроила кандидатура полковника Виктора Иваненко, первого заместителя начальника инспекторского управления КГБ СССР, бывшего заместителя начальника управления КГБ по Тюменской области.

Увлеченному волейболом уральцу Eльцину понравилось, что Иваненко играет в волейбол и что он из Тюмени. Но рекомендовавшему Иваненко Сергею Степашину, возглавлявшему в то время в Верховном совете РСФСР комитет по безопасности, заметил:

— Вроде мягковат.

Степашин возразил:

— Борис Николаевич, есть важный аргумент за Иваненко. Он, во-первых, прошел всю чекистскую школу, был начальником отдела в нефтяном Нижневартовске, в Тюмени курировал защиту всего Западно-Сибирского нефтегазового комплекса, а во-вторых, из Москвы знает сейчас все территориальные управления России. Это может пригодиться.

И точно — пригодилось. Во время предвыборной компании и потом, в августе 1991 года.

15 апреля Виктор Валентинович стал генерал-майором в 43 года. Для начала Иваненко был прикомандирован к комитету РСФСР по обороне и безопасности, образованному 30 января 1991 года. Eго возглавил народный депутат России генерал- полковник Константин Кобец. Имелось в виду в будущем создать свои вооруженные формирования, что-то вроде национальной гвардии России.

6 мая 1991 года Eльцин и Крючков подписали совместный «Протокол о договоренности по вопросу образования Комитета государственной безопасности РСФСР».

Иваненко вспоминал: «Меня провели в кабинет Крючкова. Владимир Александрович — очень вежливый человек. Встал навстречу. Устроились за приставным столиком. Разговаривали. Он пытался меня по- отечески воспитывать. Главное — не допустить развала Советского Союза. Но он не понимал другого. Существовавший на тот момент общественный строй и его экономическая модель уже изжили себя. Все! Тупик. Пустые полки магазинов. Талоны на продукты и товары первой необходимости. И нечего предложить. Никаких идей, куда двигаться дальше, как развивать экономику. Просто твердили: «Сохранить Советский союз! А там посмотрим.»

Так Иваненко стал первым руководителем российского КГБ. Eго сочли тогда компромиссной фигурой, устраивающей обе стороны. В мае этого года я поздравил его по телефону с юбилейной датой в истории российских спецслужб (Днем работников органов безопасности РФ считается по-прежнему 20 декабря, когда в 1917 году создали ВЧК).

Небольшой аппарат российского республиканского комитета — 13 человек — разместился в четырех кабинетах на седьмом этаже старого здания на Лубянке. В союзном КГБ считали, что Иваненко этим и удовлетворится. Но уже началась подготовка к выборам президента Российской Федерации.

Кто за новенького?

Накануне определения даты всеобщих выборов 12 июня 1991 года идеологический отдел ЦК КПСС, переименованный в гуманитарный, подготовил обстоятельную аналитическую записку «Президентские выборы в РСФСР — цели и тактика КПСС».

Предлагалось три варианта целей, но наиболее желательный для КПСС вариант предотвращения избрания на пост президента РСФСР Eльцина и проведения кандидата от КПСС оценивался авторами записки как нереалистичный. «Сегодня партия деморализована, — писали аналитики ЦК КПСС. — Растерянность, пассивность и апатия, непонимание того, что делают центральные органы и делают ли они вообще что- либо, — вот характерные признаки состояния первичных организаций».

Остановились на варианте возможности избрания на пост президента России человека, формально независимого от КПСС, но пользующегося поддержкой партии. Таким кандидатом стал бывший председатель Совета министров СССР Николай Рыжков. 18 мая руководство компартии РСФСР официально поддержало эту кандидатуру. А днем раньше на совещании у Горбачева дана была команда «не допустить избрания Eльцина президентом РСФСР». Главой республики должен стать Рыжков. В КГБ СССР вопреки закону создали тайный штаб с задачей компрометации кандидата Eльцина. Узнав об этом от своих единомышленников, Иваненко доложил Eльцину:

— Вас будут компрометировать, а поддерживать Рыжкова. Что будем делать? Ваши рекомендации?

Eльцин пренебрежительно ответил:

— Пусть работают, они мне только помогут.

Действительно, что бы ни предпринималось партийными и чекистскими органами, все шло во вред Рыжкову и на пользу Eльцину.

20 мая 1991 года Центральная избирательная комиссия зарегистрировала кандидатов в президенты: Бориса Eльцина, председателя Верховного совета РСФСР, Вадима Бакатина, члена Совета безопасности СССР, Николая Рыжкова, бывшего председателя Совета министров СССР и народного депутата, Амангельды Тулеева, народного депутата РСФСР от Кузбасса, и Альберта Макашова, командующего Приволжско-Уральским военным округом, генерал-полковника. Позже к ним присоединился Владимир Жириновский, лидер незадолго до этого образовавшейся либерально-демократической партии.

В острой предвыборной борьбе особую роль приобретали кандидаты на пост вице-президентов. Их популярность должна была помочь соответствующим претендентам в президенты собрать максимум голосов.

Рыжков выступил в паре с генералом Борисом Громовым, одним из самых известных военных деятелей в СССР уже потому, что он командовал 40 армией, которую и вывел из Афганистана в феврале 1989 года. Генерал Макашов пригласил в качестве своего кандидата на пост вице-президента члена ЦК компартии РСФСР профессора Алексея Сергеева. Жириновский выбрал коммерсанта и предпринимателя Завидию, связанного с управлением делами ЦК КПСС, который был нужен ему прежде всего как спонсор.

Сложнее была ситуация у Eльцина. Желающих составить ему пару было немного. Но Борис Николаевич собирался первоначально пригласить на роль вице-президента Бакатина. Переговорить с ним поручили Степашину. Бакатин поблагодарил за предложение и отказался.

— Думать на эту тему уже не имеет смысла — я только что подал заявление в избирком с просьбой зарегистрировать мою кандидатуру.

То ли он верил в свою победу, то ли выполнял просьбу Горбачева, который мечтал провалить Eльцина и надеялся, что Бакатин оттянет ельцинские голоса. Из шести претендентов на пост президента РСФСР только Бакатин приехал 7 июня в Тюмень на встречу с избирателями.

Специалисты считают, что Вадим Викторович наделал много ошибок. Отказался от помощи политтехнологов. Запретил выпускать пропагандистские листовки и плакаты. Неудачно выступал — речи у него получались слишком длинными и академичными. Кандидатом в вице- президенты он предложил Рамазана Абдулатипова, философа, прежде работавшего в отделе межнациональных отношений ЦК КПСС, отнюдь не у всех вызывавшего симпатию.

Политической сенсацией стало то, что Eльцин определил в качестве своего кандидата в вице-президенты Александра Руцкого, полковника, Героя Советского Союза, народного депутата РСФСР и лидера группы «Коммунисты за демократию». Кандидатура Руцкого была неожиданной, однако очень полезной для избирательной компании Eльцина. Руцкой имел репутацию храброго офицера, участника афганской войны (он был ранен, его самолет сбили моджахеды, и он находился у них в плену). Оставаясь членом ЦК компартии РСФСР, он выступил на III съезде против партийного руководства и повел за собой часть российских коммунистов, а это означало, что за связку Eльцин — Руцкой будет голосовать часть коммунистического электората.

Итоги выборов 12 июня 1991 года были следующими: Eльцин получил 57,3 процента голосов (Тюмень — 71,97, Югра — 68,7, Ямал — 67,91), на втором месте был Рыжков — 16,85 процента (Тюмень — 10,8, ХМАО — 8,1, ЯНАО — 8,33), на третьем (и это стало полной неожиданностью) — Жириновский — 7,81 процента (Тюмень — 4,87, Югра — 9,7, Ямал — 10,46). Аналитики прочили ему один процент голосов, а он смог обойти людей, считавшихся опытными политиками, — Тулеева с 6,81 процента, Макашова с 3,75 процента и Бакатина с 3,42 процента. Особенно заметным было поражение Бакатина, которого расценивали как выразителя курса Горбачева (в Тюмени за Бакатина голосовало 5,25 процента, в ХМАО — 3,7, в ЯНАО — 3,59).

Окончание следует.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта